Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

есть люди похожие на...

Есть люди похожие на январь - они пахнут хвоей и любят снег,
когда тот укрывает плащом фонарь, любят лед, заковавший теченье рек.
В их груди - волшебные огоньки, каждый день с ними - будто бы Рождество.
В их кладовках пылятся шарфы, коньки. Они много пишут (все чаще в стол).

Есть люди, нежные как апрель - в их глазах расцветает зеленый луг,
в голосах позвякивает капель. Они не выносят холодных вьюг,
и сияют улыбками по весне, кормят в парке пшеном перелетных птиц.
С каждым палым листом им трудней, трудней, улыбки тихонько сползают с лиц.

Есть люди, горячие, как июль - они взглядом способны топить асфальт,
Заколдованы доброй душой от пуль, и способны цвести среди голых скал,
одевая лесами отвесный склон. Их коленки расшиблены до крови,
каждый из них - босоног, влюблен, и болезненно уязвим.

Есть люди шуршащие сентябрем - они любят страницы старинных книг,
и луч света, чертящий дверной проем, яблочный сидр и яркий блик
на пруду, желтый лист в дождевой воде. Носят смешные шарфы, пальто.
Они вечно лохматы, полны идей (но, как январи, они пишут в стол).

***
А во мне полыхает огонь октября, живущего кашлем в пустой груди,
опавшие листья внутри горят, горькой памятью, брошенной позади,
под тяжелые крики вороньих стай, бьющихся мерно в мое стекло...
а ты - сумасшедший и пьяный май, дарящий живительное тепло.

© Copyright: Веда Вереск, 2015
https://www.stihi.ru/2015/09/07/6752

Юрий Егоров

И эта ночь

И эта ночь сотрётся бледно-серым,
В рассветной умирая тишине,
И яблоком на небе жёлто-спелым
Луна опять покатится ко мне.
Сожмётся в точку, в каплю канифоли,
Янтарный шарик брошу под язык -
Вселенский холод… впрочем, поневоле,
За триста лет я к этому привык.
Прольются звёзды росами на травы,
В их хрустале оставлю длинный след…
А сказочники всё-таки не правы –
Нас, оборотней, не было, и нет.
На мягких лапах путь домой короче,
Шарахнется спросонья соловей,
Чтоб быть собою, я ворую ночи
У спящих и доверчивых людей.
Им знать нельзя, что Волк ещё остался,
Что он, как прежде, Повелитель Лун…
Я столько раз над сказками смеялся,
Где оборотень, в сущности – колдун!
Тут всё не так, моё предназначенье
Стеречь всерьёз полночный свет Луны,
Чтобы твои сбывались сновиденья,
Чтоб самому прокрасться в эти сны.
И нужно потерпеть ещё два века,
Ведь пела же нам Птица-Гамаюн,
Что будет ночь, когда из человека
Ты снова превратишься в Фею Лун.
И вот тогда, уставший и гонимый,
Взъерошенный, клыкастый и большой,
Я снова подойду к тебе, любимой…
Взгляну в глаза: позволь мне быть с тобой…

Нам не принадлежит ничего, что можно потерять...

Нам не принадлежит ничего, что можно потерять.
Если боишься терять, то ты ещё просто не нашел себя. Как найдешь - успокоишься, потому что устройство жизни таково, что нам не принадлежит ничего, что можно потерять. Вор залезает в карман, старость крадет красоту, болезни - людей, даже звезды скрываются за тучами, а мы так бессильны со всеми своими тюрьмами, законами, кремами, микстурами и телескопами. Бывает, что богатства возвращаются, люди вновь открывают глаза, а небо светлеет, но право собственности иллюзорно. Жизнь проста и прекрасна - она не дает никаких обязательств и не имеет долгов.

Борис Гребенщиков