Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

летняя чепуха

лето раскрасило улицы ситцевым цветом
улицы тонут в каштанах аллеи ждут ночи
старый трамвай опоздал на минуту и где-то
строгий кондуктор на счастье подарит билетик

снова дожди разыгрались с зонтами в пятнашки
в лужах находят приют облака и витрины
а разноцветное счастье укрылось в смешливых ромашках
лето с дождем акварелью рисует картины

звезды в ночи рассыпаются словно веснушки
падают вниз замирают от звездного счастья
им долететь бы до августа в нем им уютно
в августе звезды на бис исполняют свой танец

лето смеется и к морю бежит торопливо
все поезда нарушают свои расписанья
а мне бы обратно туда где по- прежнему зимно
мне бы на север где снежное тихое счастье

© Copyright: Надежда Малышкина, 2013

Владимир Набоков

Весна

Помчал на дачу паровоз.
Толпою легкой, оробелой
стволы взбегают на откос:
дым засквозил волною белой
в апрельской пестроте берез.
В вагоне бархатный диванчик
еще без летнего чехла.
У рельс на желтый одуванчик
садится первая пчела.

Где был сугроб, теперь дырявый
продолговатый островок
вдоль зеленеющей канавы:
покрылся копотью, размок
весною пахнущий снежок.

В усадьбе сумерки и стужа.
В саду, на радость голубям,
блистает облачная лужа.
По старой крыше, по столбам,
по водосточному колену -
помазать наново пора
зеленой краской из ведра -
ложится весело на стену
тень лестницы и маляра.

Верхи берез в лазури свежей,
усадьба, солнечные пни -
все образы одни и те же,
все совершеннее они.
Вдали от ропота изгнанья
живут мои воспоминанья
в какой-то неземной тиши:
бессмертно все, что невозвратно,
и в этой вечности обратной
блаженство гордое души.

1925



Источник: http://nabokov-lit.ru/nabokov/stihi/211.htm

Глеб Горбовский

Я отвык от людей, от нежданных общений,
от негаданных встреч и мудрёных бесед,
от взаимных терзаний и нравоучений,
источающих чаще не радость, а бред.

Я сижу, поджидая последний автобус.
На моей остановке - покой, тишина.
Я успел обогнуть этот призрачный глобус,
на котором испил вдохновенье до дна.

А теперь наступило последнее в жизни:
отвыкать от себя, превращаться в туман
и рассеяться утром над милой отчизной,
израсходовав правду в душе и обман.



Глеб Горбовский (4 октября 1931 года – 26 февраля 2019 года)

Мартовская элегия

Прошлогодних сокровищ моих
Мне надолго, к несчастью, не хватит.
Знаешь сам, половины из них
Злая память никак не истратит:
Набок сбившийся куполок,
Грай вороний, и вопль паровоза,
И как будто отбывшая срок
Ковылявшая в поле береза,
И огромных библейских дубов
Полуночная тайная сходка,
И из чьих-то приплывшая снов
И почти затонувшая лодка...
Побелив эти пашни чуть-чуть,
Там предзимье уже побродило,
Дали все в непроглядную муть
Ненароком оно превратило.
И казалось, что после конца
Никогда ничего не бывает...
Кто же бродит опять у крыльца
И по имени нас окликает?
Кто приник к ледяному стеклу
И рукою, как веткою, машет?..
А в ответ в паутинном углу
Зайчик солнечный в зеркале пляшет.

1960

(no subject)

Детство — это когда на вопрос о возрасте
Отвечаешь пальцами (чаще одной ладони)
Это когда каждый выход за дверь — путешествие
Длинною в приключение, а подоконник —
Место, где можно жить, если не прогонят родители.
С него видно небо и всех-всех птиц, живущих в его объятьях.
Детство — это такое платье с пятнами от варенья
И дыркой в кармашке. А когда болеешь, приходит доктор
И пишет свои бумажки. А по ночам на краю кровати
Собираются добрые феи, гномы и ангелы (те, что Хранители)
Детство — это такая станция, где взрослому легко потеряться,
И не каждый увидит волшебный поезд,
ожидающий каждого в чистом поле, но особенно
Тех пассажиров, кто нашёл свой билет и не помнит
Куда он едет. Взрослые многое знают, но именно этот факт
Мешает найти им место и кассы, которых нету.
И знание их приводит в огромную давку залов,
Где все ожидают транспорт, чудес, отпусков и лета…
Где душно, темно и тесно. Где взрослые учат Жизни…
Где дети садятся в поезд
И едут по снежным крышам.

Клаус Т. из сборника «Снежные крыши»


"Жить каждый день так, будто он последний." Это явно придумал кто-то из взрослых.
Мой ребёнок живёт каждый свой день, как первый. Я учусь у него. Я никуда не спешу и не боюсь чего-то не успеть. Я Живу, Люблю, Чувствую... и успеваю дышать.

"Берега - Обереги".

Холодно

Холодно.
Свитеров рукава натягивать до кончиков пальцев,
Шарфы наматывать до макушки,
Дымящийся чай наливать в громадные кружки
Греться, кутаться, зарываться
в тёплые вещи, воспоминания или людей…
Холод действует.
Начинаешь ценить простейшие радости –
Сладости, батареи, шапку, автобусы по расписанию –
кажутся чуть ли не чудесами.
Холодно.
Начинаешь работать на выдачу Теплоты.
Сам себе печь и обогреватель.
И если градусов вдруг не хватит,
Я буду рядом, чтобы ты не простыл.

© Copyright: Дикая Собака Динго, 2017

Весна, утро, хорошее настроение и счастье...

Однажды ты просыпаешься утром и понимаешь, что наступило какое-то особенное утро. Вдруг в череде холодных белых рассветов родилось долгожданное весеннее утро – солнечное, радостное, с первыми набухшими почками, изумрудной травой, которая неожиданно потянулась через последние хлопья рыхлого снега к солнцу.

Тихая серая улица за окном неожиданно превратилась в красочный восточный базар: бурлящие ручейки и звонкая капель с крыш, радостно и на все голоса орущие птицы, задорно звенящие трамваи заблестели всеми своими окнами и, вдруг, оказались не бордовыми или темно-красными, а алыми, как сама весна.







http://svistanet.com/fotografiya/dobroe-utro-prixodit-vesna-foto.html

(no subject)

Давай, душа, давай -
Проникнем за ограду,
Там розовый трамвай
Бежит по снегопаду,

В кофейне за углом
Поджаривают зерна,
И лестницы излом
Пропах напитком черным.

Верни, верни, верни,
Звезда, мое светило,
Те считанные дни,
Которых не хватило!

Под шорох мандолин,
Играющих на елке,
Очистим мандарин
И снимем книгу с полки,

В таинственную речь
Вникая до рассвета,
Отбросим кофту с плеч
На озеро паркета

И, отлучив лицо
От чтенья на мгновенье,
Найдем в конце концов
Покой и просветленье.
1968

ЮННА МОРИЦ

(no subject)

Понедельник. Утро. Пытка.
Сон. Подъем. Ещё попытка.
Звон. Будильник. Кот некстати.
Поиск. Тапок под кроватью.
Окна. Форточка. Прохлада.
Вялость. Ванна. Лень, но надо!
Обливанье. Душ контрастный.
Мыло. Гель. Зубная паста.
Тюбик с кремом. Сухость кожи.
Глядя в зеркало: «О, Боже!»
Бигуди. Вихры. Укладка.
Кофе. Крепко и несладко!
Яйца всмятку. Бутерброды.
Радио. Прогноз погоды.
Муж. Вопросы без ответа.
Шкаф. Носок. Второго нету.
Пудра. Тени. Тушь. Помада.
Сумка. Деньги клянчит чадо.
Плащ. Сапожки. Шарфик. Мило!
Дождик. Слякоть. Зонт забыла!

Холодно. Плюс семь. Не шутка!
Бабки. Полная маршрутка.
Смесь духов. Тяжёлых. Сладких.
Пробки. Душно. Тесно. Гадко.
Хохот. Гул. Наплыв народа.
Остановка. Вздох. Свобода.
Стол. Компьютер. Кактус. Спамы.
Телефон. Звонки. Реклама.
Сделки. Шум. Разбор полетов.
Офис. Вздох. Когда суббота?
Интернет. «Ютуб» украдкой.
Чай. Остывший. Шоколадка.
Консультации. Клиенты.
Стресс. Рабочие моменты.
Вечер. Плащ. Опять маршрутка.
Магазин. Устала жутко!

Дом. Котлеты. Кухня. Ужин.
На диван – с котом. И мужем.
Телевизор. Много. Вредно.
Пульт опять исчез. Бесследно!
Чай «Ахмад». Сто раз. За вечер!
Интернет-знакомства. Встречи.
Философия. Беседы.
Поиск жизненного кредо.
Блок. Ахматова. И.Бродский.
Муза в позе идиотской.
Карандаш. Бумагу в руки.
Буквы. Строчки. Рифмы. Муки.
Кот некстати. Наважденье.
Злость. Клочки. Стиха рожденье.
Валерьянка. Полстакана.
Ночь. Окно. Луна. Нирвана.
Звон. Будильник. Сон. Напрасно.
Утро. Вторник. Жизнь прекрасна!

Юлия Вихарева

Эльдар Рязанов

***
Господи, ни охнуть, ни вздохнуть,--
дни летят в метельной круговерти.
Жизнь -- тропинка от рожденья к смерти,
смутный, скрытный, кривоватый путь.
Господи, ни охнуть, ни вздохнуть!

Снег. И мы беседуем вдвоем,
как нам одолеть большую зиму...
Одолеть ее необходимо,
чтобы вновь весной услышать гром.
Господи, спасибо, что живем!

Мы выходим вместе в снегопад.
И четыре оттиска за нами,
отпечатанные башмаками,
неотвязно следуя, следят...
Господи, как я метели рад!

Где же мои первые следы?
Занесло начальную дорогу,
заметет остаток понемногу
милостью отзывчивой судьбы.
Господи, спасибо за подмогу!


***
В трамвай, что несется в бессмертье,
попасть нереально, поверьте.
Меж гениями – толкотня.
И места там нет для меня.

В трамвае, идущем в известность,
ругаются тоже, и тесно.
Нацелился было вскочить,
да черт с ним, решил пропустить.

А этот трамвай до Ордынки.
Я впрыгну в него по старинке,
повисну опять на подножке
и в юность вернусь на немножко.

Под лязганье стрелок трамвайных
я вспомню подружек случайных,
забытых товарищей лица.
И с этим ничто не сравнится!

***
Я все еще, как прежде, жил, живу,
а наступило время отступленья.
Чтобы всю жизнь держаться на плаву,
у каждого свои приспособленья.

Я никогда не клянчил, не просил,
Карьерной не обременен заботой.
Я просто сочинял по мере сил
и делал это с сердцем и охотой.

Но невозможно без конца черпать--
колодец не бездонным оказался.
А я привык -- давать, давать, давать!..
И, очевидно, вдрызг поиздержался.

Проснусь под утро... Долго не засну...
О, как сдавать позиции обидно!
Но то, что потихоньку я тону,
покамест никому еще не видно.

Богатства я за годы не скопил,
хотя вся жизнь ухлопана на службу.
В дорогу ничего я не купил...
Да в этот путь и ничего не нужно.