Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Рождество

Над Вифлеемом яркая звезда,
волхвы уже на полпути, возможно,
Мать пеленает спящего Христа,
всё вглядываясь в личико тревожно.

О, первенец! Что суждено тебе?
Вот ангел говорил: трон Иудеи…
а ты сейчас сопишь себе во сне,
лишь Богородицей своей владея.

Грудь налилась впервые молоком,
и припадает к ней младенец жадно,
и катится невольно к горлу ком
Марии: здравствуй, агнец ненаглядный!

Ни пиршества, ни царственных одежд,
случайный кров исполнен вдохновенья,
Сын человеческий – надежда из надежд –
уложен в ясли под свирели пенье.

Несут по свету бодро пастухи
весть о приходе светлого Мессии,
Рождественские первые стихи
посвящены Ему, как и стихии.

Еще ни слёз, ни боли, ни толпы,
гора Голгофа – лишь гора Голгофа…
День первый прожит,
сумерки чисты,
и невозможна, значит, катастрофа!

© Copyright: Олеся Рудягина, 2008



Графика Сергей Сулин


Добрых минут... Встречайте Рождество!!!

Иней

Н. И. М.

Помню, вчера над замерзшей землей
Сумрак густел чернотою безбрежной,
Кто же навеял ночною порой
Темному городу сон белоснежный?

В сумраке стен, вдоль решеток резных,
Кто уронил эту пыль кружевную,
Кто и с камней и с деревьев нагих
Снял дуновением тяжесть земную?

Иней в полночи на землю слетал,
Иней хотел, чтобы чудо свершилось,
Тихо молитву свою прошептал,
Слышал Господь — и земля изменилась.

Так над моей потемневшей душой
Чудо свершает полет свой незримый,
Слышу, вздыхает во тьме надо мной
Светлой молитвою голос любимый.

Пусть же под белым сплетеньем ветвей
Путь мне откроется новый и ясный,
Дымом серебряным жизнь мне овей,
Иней души моей, иней прекрасный!

Поликсена Соловьева


ИНЕЙ

Глухая пора листопада,
Последних гусей косяки.
Расстраиваться не надо:
У страха глаза велики.

Пусть ветер, рябину занянчив,
Пугает ее перед сном.
Порядок творенья обманчив,
Как сказка с хорошим концом.

Ты завтра очнешься от спячки
И, выйдя на зимнюю гладь,
Опять за углом водокачки
Как вкопанный будешь стоять.

Опять эти белые мухи,
И крыши, и святочный дед,
И трубы, и лес лопоухий
Шутом маскарадным одет.

Все обледенело с размаху
В папахе до самых бровей
И крадущейся росомахой
Подсматривает с ветвей.

Ты дальше идешь с недоверьем.
Тропинка ныряет в овраг.
Здесь инея сводчатый терем,
Решетчатый тес на дверях.

За снежной густой занавеской
Какой-то сторожки стена,
Дорога, и край перелеска,
И новая чаща видна.

Торжественное затишье,
Оправленное в резьбу,
Похоже на четверостишье
О спящей царевне в гробу.

И белому мертвому царству,
Бросавшему мысленно в дрожь,
Я тихо шепчу: 'Благодарствуй,
Ты больше, чем просят, даешь'.

Борис Пастернак

Семён Крайтман

***

и что ты делала одна
вчерашним вечером?
смотрела в темноту окна
на звёзды млечные?
а может, вовсе не окно,
а стол с подсвечником?
сукно, чернильница, перо?
вчерашним вечером,
большим, как в детстве пирога
кусок с крыжовником,
каким писала ты богам,
каким любовникам?
в какую даль
луна плыла
в окне с гардинами
над тихим садом,
где пчела над георгинами
застыла, словно взмах руки
в момент прощания.
и мотыльки, и мотыльки
в одно касание...

Семён Крайтман
http://gipatalamus.livejournal.com/170450.html

Наталия Кравченко

Полнолуние

О, луна, золотая мумия,
забери меня в звёздный рай!
Полнолуние. Полноумие.
И душа уже – через край.

Золочёное одиночество...
Выше этого – только Бог.
О, луна, самоё Высочество,
забери меня в свой чертог!

Как окошечко во вселенную,
как мерцающий нимб у лба...
До чего она совершенная,
завершённая, как судьба.

Дай мне, Боже, вот так же свеситься
над тобой головой хмельной,
из ущербного лика месяца
округлённою стать луной.

Не смиряя в груди Везувия,
припаду я к тебе в тиши...
Полнолуние. Полоумие.
Половинка моей души.

https://webkamerton.ru/2019/09/zhizn-kotoraya-mne-snilas

МАКСИМИЛИАН ВОЛОШИН

Эта светлая аллея
В старом парке — по горе,
Где проходит тень Орфея
Молчаливо на заре.

Весь прозрачный — утром рано,
В белом пламени тумана
Он проходит, не помяв
Влажных стеблей белых трав.

Час таинственных наитий.
Он уходит в глубь аллей,
Точно струн, касаясь нитей
Серебристых тополей.

Кто-то вздрогнул в этом мире.
Щебет птиц. Далекий ключ.
Как струна на чьей-то лире
Зазвенел по ветке луч.

Всё распалось. Мы приидем
Снова в мир, чтоб видеть сны.
И становится невидим
Бог рассветной тишины.

Лето 1905, Париж


Художник: Клод Моне

Марина Цветаева

Ока
1

Волшебство немецкой феерии,
Темный вальс, немецкий и простой…
А луга покинутой России
Зацвели куриной слепотой.

Милый луг, тебя мы так любили,
С золотой тропинкой у Оки…
Меж стволов снуют автомобили, —
Золотые майские жуки.

2

Ах, золотые деньки!
Где уголки потайные,
Где вы, луга заливные
Синей Оки?

Старые липы в цвету,
К взрослому миру презренье
И на жаровне варенье
В старом саду.

К Богу идут облака;
Лентой холмы огибая,
Тихая и голубая
Плещет Ока.

Детство верни нам, верни
Все разноцветные бусы, —
Маленькой, мирной Тарусы
Летние дни.

Collapse )

https://www.tsvetayeva.com/cycle_poems/oka


Константин Долгань (serpuhovich). Таруса. Вид на излучину Оки
https://www.livemaster.ru/serpuhovich

(no subject)

А день сегодняшний уже благословлен,
На радость тихую - святыми небесами...
И остается нам прожить его сейчас,
С распахнутыми от любви глазами...

Зоя Карпова

Как литература и судьба связали Антона Чехова и Антуана де Сент-Экзюпери

Вот мой адрес: France. Фамилия моя пишется так: Antoine Tchekhoff.
А.П. Чехов, октябрь 1897.


Корнильон-Молинье предлагает мне в январе-феврале поехать с ним в Россию. Я согласился. Надо же мне куда-то деваться...
А. де Сент-Экзюпери, 24 декабря 1943
.

130 лет назад вышла в свет повесть Чехова "Степь".

60 лет назад впервые был переведен на русский язык "Маленький принц".

У меня на полке они давно стоят рядом. Понадобилось много лет, чтобы понять: Чехов и Экзюпери встретились не случайно.

Мужской разговор о главном

Два гениальных писателя, которые не называли себя писателями. "Я - доктор", - говорил Чехов. "Я - летчик", - говорил Экзюпери.

Если бы они встретились не на книжной полке - поняли бы друг друга с полуслова.

Антону не пришлось бы объяснять Антуану, зачем он, узнав о своем смертельном диагнозе, поехал не на курорт, а на каторжный Сахалин. Зачем он тащился, замерзая и голодая, за десять тысяч километров.

И Антуану не пришлось бы растолковывать русскому другу, зачем в сорок три осваивать новый самолет. Зачем, не имея никакой возможности из-за сломанного позвонка воспользоваться парашютом, рваться на боевые вылеты. И для чего, если ты не в силах поднять пакет весом в два килограмма, забираться на своем "Лайтнинге" на высоту десяти километров, вспоминая о кислородной маске лишь на высоте семи тысяч метров...

Список диагнозов, заработанных Чеховым к сорока годам, и список травм, полученных Экзюпери в авариях, были одинаково длинными. Нет, они не были экстремалами. Экстремал побеждает себя, чтобы себя и самоутвердить. Чехов и Экзюпери шли на риск из солидарности.

Чехов - из сопереживания каторжникам и ссыльным. Экзюпери - из сострадания к миллионам людей, попавшим в рабство к фашистам. Друзья Чехова не могли понять, почему ему надо убивать последнее здоровье в пути на Сахалин вместо того, чтобы заняться, к примеру, благотворительностью в пользу тех же каторжан.

Друзья Экзюпери не понимали, почему ему недостаточно бороться с нацистами словом. Почему ему так отвратительна роль пропагандиста, пусть и антифашистского. Почему он не боится стать посмешищем для молодых летчиков, когда его, грузного, лысого, с мешками под глазами, авиатехники буквально грузят в кабину. И почему в конце концов он отказался летать в группе, а отправлялся в тыл врага на самолете-разведчике - беззащитным, без всякого прикрытия...

Два гениальных писателя, которые не называли себя писателями. "Я - доктор", - говорил Чехов. "Я - летчик", - говорил Экзюпери. Они поняли бы друг друга с полуслова.

Только святые знают, какая это сила - беззащитность. В ней не только твоя солидарность с беззащитными, но всецелое предание себя в руки Бога.

"И как там, в небе?" - спросил бы Чехов.

Экзюпери: "С высоты 10 000 метров земля кажется вогнутой и черной, а пониженное давление может привести к тому, что жизнь улетучится из тебя. В этом нет ничего возвышенного. Летать на высоте 10 000 метров или чинить соломенные стулья..."



Collapse )

(no subject)

"Тому, кто любит жизнь, никогда не хватит слов, чтоб её описать. Красота дня, очарование ночи. Головокружение от вина и от чувственных наслаждений. Скрипки нежности, азарт работы, здоровье. Немыслимое счастье проснуться утром, имея впереди целый день, огромный день, полный радостей и забот. И можно упиваться им, пока сон не скует тебя неподвижностью до следующего утра. Никогда я не найду слов, чтобы отблагодарить небеса, или Бога, или мою маму за то, что я явилась в этот мир, где все для меня..."

Франсуаза Саган "Ангел-хранитель ".

Крещение

Искрилась ночь, накинув полог синий,
Брильянтами усыпав небосвод.
На стёклах рисовал волшебный иней
Причудливых снежинок хоровод.

Стеля сугробов мягкие постели,
Зима была чудесна и тиха...
Как барыни стояли гордо ели,
Укутанные в снежные меха.

Хрустальный месяц освещал дорогу,
Душа от бренных мыслей мчалась прочь -
Туда, где небеса открылись Богу
В Крещенскую таинственную ночь...

Эвелина Пиженко.
https://www.stihi.ru/2009/02/02/5654