Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

(no subject)

"И совсем не удивительно, что на Почтамтской улице, в одном из фонарей почты, жила Почтовая Фея. Да-да, она жила в фонаре!
Изящная крохотная Фея, которая любила носить воздушные шифоновые платьица, а на улицу вылетала только в элегантном чёрном пальто, бордовом берете и перчатках. У Феи были смешливые карие глаза, вздёрнутый носик и каштановые волосы.

В фонаре Почтовая Фея обустроила себе спальню: кроватку она соорудила из потерянного кем-то футляра для очков, стол – из спичечных коробков, кресло – из стопки мятых почтовых марок, которые ветер иногда заносил в приоткрытую дверцу ее домика.

Днём Почтовая Фея отдыхала, а ночью отправлялась на важную работу. Вместо тяжелой сумки почтальона она брала с собой в дорогу элегантный дорожный саквояж.
Почтовая Фея доставляла не письма, не открытки, не посылки и не счета.

Она разносила сны..."


https://m.vk.com/wall-85836147_29011

Скрытая реклама в романе «Евгений Онегин»

На страницах романа «Евгений Онегин» Александр Пушкин упоминал «бренды», популярные в России начала XIX века. Вспоминаем фирмы, продукцией и услугами которых пользовались русские аристократы.

Шляпа боливар

Надев широкий боливар,
Онегин едет на бульвар.

Черный цилиндр с широкими полями — так выглядел самый модный головной убор той поры. На иллюстрациях к роману персонажей обычно изображают именно в боливарах.

В XIX веке головные уборы нередко называли в честь общественных деятелей, и некоторые люди даже выражали с помощью шляп свои политические взгляды. В 1821–1823 годах, когда поэт приступал к работе над романом, популярность обрели цилиндры, названные в честь генерала Симона Боливара. Он был национальным героем Южной Америки, вождем борьбы за независимость от Испании. В тот период генерал как раз освобождал Перу, а в 1825 году стал главой республики Боливия, названной в его честь.

Сторонники Боливара носили широкополые шляпы, которые проникли в европейскую моду в 1810-х годах. Их поля, как упоминал бытописатель Михаил Пыляев, часто оказывались настолько широкими, что невозможно было пройти в узкую дверь. Однако уже в 1825 году модный московский журнал написал о том, что боливары теряют популярность. Так что Онегина автор одел в точности по моде начала 1820-х годов. И кроме того, намекнул на его политические симпатии.



Часы «Брегет»

И там гуляет на просторе,
Пока недремлющий брегет
Не прозвонит ему обед.

Щеголю Онегину не нужно было вынимать часы из кармана, чтобы взглянуть на циферблат, — достаточно было запустить внутрь руку, нажать на пружинку, и часы отзванивали время. Эта особенность часов с репетиром (как тогда говорили, «с репетицией»), в частности тех, что выпускала фирма Breguet, сделала их практически синонимом будильника. Пушкин упоминал их в тексте несколько раз: перед ужином «желудок — верный наш брегет» намекал героям на время трапезы; перед спектаклем «звон брегета им доносит, что новый начался балет».

Основателем фирмы Breguet был часовой мастер Абрахам-Луи Бреге. Швейцарец по рождению, свой первый магазин он открыл в 1775 году в Париже. Брегеты славились не только точностью, но и тем, что среди них не попадались одинаковые модели. Покупатель мог быть уверен, что точно таких же часов, как у него, больше ни у кого нет. Сейчас марка Breguet — одна из старейших сохранившихся до наших дней.

Русский рынок Бреге начал осваивать в 1801 году, и уже в 1808-м в Санкт-Петербурге открылось представительство модной компании. Среди поклонников марки были князья Голицыны, Гагарины, Юсуповы и даже император Александр I. Брегет «подарил» своему персонажу и Александр Пушкин.

Любопытно, что покупатели продукции Бреге — образованные аристократы — конечно, знали верное произношение французской фамилии. Однако в русский язык название фирмы вошло в буквальном прочтении — с буквой «т» на конце. К тому же так было удобнее рифмовать.

https://watchalfavit.ru/articles/pravda-ili-mif-nosil-li-evgenij-onegin-chasy-breguet/

Автор статьи Софья Багдасарова http://izbrannoe.com/news/eto-interesno/skrytaya-reklama-v-romane-evgeniy-onegin/

Модная Ахматова

Необычная шляпка



Анна Горенко в Евпатории. 1906 год

«Я всю жизнь делала с собой все, что было модно», — заявляла Ахматова. В 1900-е годы в моду вошли шляпы причудливых форм, которые подчас напоминали блюда с царского стола. Они украшались искусственными цветами, страусовыми перьями и даже чучелами птиц: ястребов, куропаток, пестрых фазанов и декадентских воронов. Темный элемент на шляпке юной Анны Горенко, одетой в простую блузу в стиле «реформ» напоминает это модное экстравагантное украшение.


Collapse )

http://arzamas.academy/materials/999

Мюриель Барбери. Элегантность ежика

"... Чаепитие обладает редким достоинством: вносить в наше абсурдное существование частицу спокойной гармонии."

"Чай — напиток не простой. Когда чаепитие становится ритуалом, оно развивает умение видеть великое в мелочах."

"Скажи мне, что ты пьёшь и читаешь за завтраком, и я скажу кто ты."



"В ней есть элегантность ежика: снаружи сплошные колючки, не подступиться, но внутри... что-то подсказывает мне, что внутри ее отличает та же изысканная простота, какая присуща ежикам, зверькам апатичным — но только с виду, никого к себе не подпускающим и очень-очень славным."


"Я же очень рано поняла, что жизнь проносится страшно быстро, — и поняла это, глядя на взрослых: как они спешат, как падают духом из-за неудач и как цепляются за сегодняшний день, лишь бы не думать о завтрашнем. Но завтрашнего дня боятся те, кто не умеет строить сегодняшний, а когда люди не могут ничего выстроить сегодня, они уговаривают себя, что у них все получится завтра, но так не бывает, потому что завтра всегда превращается в сегодня, понимаете?"


"Знаете ли вы, что это такое — летний дождь?
Это когда летнее небо взрывается чистейшей красотой и благоговейный страх охватывает душу — ей страшно чувствовать себя столь малой посреди божественной стихии, столь хрупкой, пораженной величием происходящего, ошеломленной, зачарованной и восхищенной этой вселенской мощью.
Это когда идешь-идешь по коридору и попадаешь в комнату, залитую светом. Как бы в другое измерение, с другими, вдруг постигнутыми по наитию законами. И больше нет телесной оболочки, взмывает в поднебесье душ, проникается силой воды, и в этом новом рождении грядут счастливые дни.
Наконец, летний дождь подобен очистительным слезам, обильным, крупным, бурным, уносящим с собой смуту; он выметает пыль и затхлость, освежает нас живительным дыханием.
А иной раз летний дождь проникает в нас так глубоко, что бьется в груди, точно новое сердце, в унисон с нашим прежним."