Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)



Мне с тобою пьяным весело
Смысла нет в твоих рассказах.
Осень ранняя развесила
Флаги желтые на вязах.

Оба мы в страну обманную
Забрели и горько каемся,
Но зачем улыбкой странною
И застывшей улыбаемся?

Мы хотели муки жалящей
Вместо счастья безмятежного…
Не покину я товарища
И беспутного и нежного.

1911, Париж

Посвящено критику и публицисту Георгию Ивановичу Чулкову. Чулков познакомился с Анной Ахматовой осенью 1910 года, летом следующего, 1911-го, они встречались в Париже.

Жена Чулкова свидетельствует, что ее муж и Анна Андреевна появились в Париже одновременно. По-видимому, с реалиями лета 1911 года связано и стихотворение «Прогулка».

Любовь Дмитриевна Менделеева-Блок, у которой был краткий ресторанный роман с Чулковым, утверждает, что Георгий Иванович преподавал Блоку искусство винопития, а ей науку страсти.

По другим источникам стихотворение «Мне с тобою пьяным весело» предположительно посвящено Амедео Модильяни - одному из самых известных художников конца XIX — начала XX века, с которым Ахматова познакомилась в Париже во время свадебного путешествия с первым мужем.
http://www.a-modigliani.ru/segodnya/stixi-posvyashhennye-modilyani.html

ВЛАДИМИР БУРИЧ

Мне хочется сесть на пороге города
в лучах заходящего солнца
похожих на сноп света из кинокамеры
в мятых штанах
выгоревшей рубашке
сесть
и чинить игрушечный паровозик

***
Земля
сама себя лечит
травами

прикладывает подорожник
к незаживающим
ранам
дорог

***
Жизнь —
постепенное снятие
масок

до последней

из гипса

* * *
Время чтения стихов
это время их написания
прикосновение
стокрылого ангела
книги

разговор рыб
ставший слышимый
птицам

оно где-то
между подушкой
и утром

Стихи мои!

Будут пытать
не выдам
сожгут все списки
не вспомню

Время чтения стихов

Спешите!
Оно никогда не наступит


Владимир Петрович Бурич - русский поэт, переводчик, один из первых теоретиков свободного стиха (верлибра)
Он сам именовал себя поэтом-«уитманистом», последователем Уолта Уитмена, и, культивируя новый для того времени свободный стих (слово «верлибр» как не русское он не жаловал).

(no subject)

Надежда Владимировна Гиляровская (после за мужества Лобанова или Гиляровская-Лобанова, псевдонимы: Н. Г-ая, Н. Гая, Н. Г-ровская, Н. Г., Нина Гиляровская, Маугли1 ) — дочь знаменитого московского репортера, писателя, журналиста, поэта Владимира Алексеевича Гиляровского («дяди Гиляя»). Ее мать, Мария Ивановна, окончила гимназию в Пензе с правом быть домашней учительницей по математике, свободно говорила по-французски, отлично владела немецким. Квартира отца в Столешниковом переулке была своеобразным центром художественной интеллигенции России. Надежда знала многих друзей отца, посетителей этой квартиры: писателей Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, И. А. Бунина, В. Я. Брюсова, Л. Н. Андреева, В. Г. Короленко; художников И. Е. Репина, И. И. Левитана, М. В. Нестерова, В. А. Серова, В. И. Сурикова, В. Д. Поленова, П. П. Кончаловского, А. В. Лентулова; актеров и режиссеров М. Н. Ермолову, И. М. Москвина, В. И. Качалова, М. А. Чехова, К. С. Станиславского, В. И. Немировича-Данченко, В. Э. Мейерхольда; здесь пел Ф. И. Шаляпин под аккомпанемент С. В. Рахманинова, бывал Л. В. Собинов. А. П. Чехов лечил Надю Гиляровскую, Левитан подарил ей свой этюд, Шаляпин относился к ней с большим вниманием за ее «многочитаемость» и «всезнайство» . Еще до поступления в гимназию она владела тремя иностранными языками: французским, английским и немецким. В доме Гиляровских царила поэтическая атмосфера. Исследовательница жизни и творчества В. А. Гиляровского Е. Г. Киселева пишет [Киселева 1983, с. 215]: Дома Гиляровские нередко всей семьей, особенно когда дочь подросла, устраивали вечера поэзии. Каждому поэту посвящался вечер. Читали сначала наизусть стихотворения поэта, потом переходили к томикам его со чинений. Часто приходили в Столешники молодые поэты. Надя Гиляровская прекрасно читала стихи. Она превосходно знала литературу и поэзию. Свободно владела английским, немецким языками, особенно хорошо французским. В 1904 г. Надежда Гиляровская окончила с золотой медалью Московскую женскую гимназию на Страстной площади, в 1908 г. — Высшие женские курсы В. И. Герье на Девичьем поле. Семья Гиляровских всегда живо участвовала во всех событиях окружающей жизни.



Герасимов Александр Михайлович (1881-1963). В саду. Портрет Нины Гиляровской.
1912 год. Дом-музей А. М. Герасимова, Мичуринск.

(с) https://m.vk.com/wall-74807131_73803

(no subject)

Так легко коснуться Света,
Если веришь в чудеса,
Показало утро это,
Что такое Красота.
Никуда ходить не надо,
Просто отвори окно,
И сама собою Радость
Переполнит дом теплом.
Всё, что было так знакомо
Солнечный изменит Свет,
Станет ваза невесомой,
Оживёт цветов букет.
И пылинки вспыхнут златом,
Заискрившись в Тишине,
Вот оно Души богатство -
Солнца луч в моём окне!

Белый Филин

К картине В. Жданова Утро




https://stihi.ru/2018/09/04/6914

Вячеслав Лейкин

Лукоморье

Деревянный Буратино, оловянный Дровосек,
И соломенный Страшила, и хрустальный башмачок.
Кто-то всех переумаял, кто-то мается за всех,
Скачет в сумерках по кругу вечный Беленький Бычок.

Пахнет мёдом Белоснежка, чахнет худенький Кащей,
Вновь старушку Гдежекружку на побаски повело,
Наплели, нагородили, наскребли из-под мощей,
Бац, а мы уже не дети. А не верить тяжело.

Справа база, слева баня, посреди пивной ларёк,
Кувыркнувшись на прощанье, солнце скрылось за углом.
Мне навстречу ковыляет дрессированный хорёк,
В небе бабушка порхает, управляясь помелом.

Там козёл на курьих ножках, здесь молочная река.
Пеший Леший сушит лапти на кисельном берегу…
То ли в бога, то ли в душу семенит моя тоска,
Пью, кую, кукую, каюсь – уберечься не могу.

1972

ИЗ ЧЕГО СОСТОИТ РАДУГА?

Красный цвет -
из земляники.
Апельсиновые блики -
цвет оранжевый дают.

Желтый -
солнечный салют.
Цвет зелёный -
это поле!

Голубой -
небес раздолье.
Синий -
капелька воды.
Сколько ж в мире красоты!

Но узнать не могут люди,
Фиолетовый - откуда?
Я отвечу, мне не жалко:
Дарит этот цвет -
Фиалка!

Лейсан Гильмутдинова


Иллюстрация отсюда https://www.liveinternet.ru/users/katerina2/post368301158

(no subject)

Ах, утро дивное! Во сне подарки снились;
Чудесный сон и явь теперь соединились!
В прозрачном золоте конфеты с мишурой,
Игрушки разные, беспечный, пестрый рой,
То пляшущий вокруг в роскошном, звучном блеске,
То исчезающий под сенью занавески.
Проснешься поутру, глаза себе протрешь,
И сразу чувствуешь, как этот мир хорош;
Волос не причесав, бежишь ты в нетерпенье;
В твоих глазенках свет, в сердечке детском пенье;
И ты, растроганный малейшим пустяком,
К дверям родительским подкравшись босиком,
В одной рубашке к ним врываешься, ликуя,
И на твоих губах отрада поцелуя.

Артюр Рембо

Давид Мартиашвили. Принцесса под дождем

Принцесса под дождем ноктюрны слушает,
которые скрипач с утра играет,
и обрастает дверь подъезда ушками,
и подпевают скрипки окон рамы.

А он играет музыку, мечтая о несбыточном,
об улице чудесной с королевной,
не зная, что лилейники под музыку на вытяжку
построились, ему поверив слепо.

А милой королевне той, той маленькой принцессочке
так хочется вдруг станцевать под музыку,
и птицы принесут ему столь радостную весточку,
и станет он веселым и в день хмурый.

Принцесса знает странное, немножечко волшебное,
что дождь наколдовал ему ноктюрны,
и под дождем играючи, все ветки ивы шепчутся,
так хочется им встать для вальса туров.

А прямо над бульварами два облачка с гитарами
гуляют, подпевая тихо скрипке,
а люди ходят парами, и стены дома старые
роняют слезы и вздыхают хрипло.

Принцесса под дождем ноктюрны слушает,
и что она принцесса и не знает,
а музыкант в ноктюрнах излил душу всю,
принцессой ту девчонку называя.

© Copyright: Улекса фон Лу, 2021


Художник Давид Мартиашвили

Три черёмуховых дня

Какой простор насмешкам был,
Упрёкам тошным и сварливым,
Что я черёмух насадил,
Где быть бы яблоням и сливам.

Как помню, даже и сосед
Не похвалил моей затеи:
«Ни красоты особой нет,
Ни проку, кроме, разве, тени.

От ягод сразу вяжет рот,
Ну съешь десятка два от силы.
Конечно, ежели цветёт,
То и душисто, и красиво,

Но это ведь – три дня в году.
И – отцвела. И – всё забыто.
Но для чего сажать в саду,
Когда её в лесу избыток?»

Но я вчера окно открыл,
Нет, распахнул окно, вернее,
И белой сказкой встречен был
И сразу замер перед нею.

Пыланье белого огня
В чуть золотистый час рассвета...
О,три черёмуховых дня!
Пусть остальное – просто лето.

Вы не обманете меня,
Чуди, капризничай, погода...
О, три черёмуховых дня
За остальные будни года!

Судьба, пути свои верши.
И отживу. И в землю лягу.
Три дня цветения души!
Себе берите тонны ягод.

И расцветая и звеня,
И ты, красивая, прости мне,
Что – три черёмуховых дня,
А остальные все – простые.

То утро в памяти храня,
Прошу у жизни, как награды:
Дай три черёмуховых дня,
А остальных уже не надо.


Владимир Солоухин

Анютины глазки

Анютины глазки,
Жасмин, маргаритки,
Вы буквы на свитке
Поблекнувшей сказки.

Вы где-то дышали,
Кому-то светили,
Без слез, без печали
Вы жили, вы были.

И вот грез мечтанья
Воздушны и зыбки,
Вы шлете сиянья,
Дарите улыбки.

Вы шлете мне ласки
В бессмертном избытке,
Жасмин, маргаритки,
Анютины глазки.

КОНСТАНТИН БАЛЬМОНТ




Эти фото уже были в моём журнале.)