Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Владислав Дрожащих

* * *

Усмиряла ласкоструйным смехом,
ивняка безлиственным молчаньем
и к свирели опоздавшим эхом —
молодым и бешеным прощаньем.

Незакатной бездной трепетала —
и слезой по темноте катилась;
горевала — и не умирала,
потому что плакать разучилась.

Если б ниже ангелы летали
и в сады притихшие садились,
если б люди праведными стали,
то сперва бы плакать разучились.

Обо всех ушедших без возврата,
о холмах коленопреклоненных,
и о падших отроках крылатых,
и о всех забытых и влюбленных.

И в садах заплаканного рая
дорогие тени рассмеются,
ласкоструйным смехом отрезвляя,
и по нам печально улыбнутся.

Владислав Дрожащих — поэт, эссеист, журналист. Родился в Перми в 1952 году. Член Союза российских писателей с 1991-го года. В конце 80-х-начале 90-х входил в творческую группу "Политбюро". Участник Первого Всесоюзного фестиваля поэтических искусств "Цветущий посох (Алтай, 1989). В 1992-м году в Перми издана первая книга стихов "Небовоскресенье", затем — "Блупон", "Твердь", "Рифейские строфы". Печатался в журналах "Юность", "Золотой век", "Урал", в антологиях "Самиздат века" и "Современная литература народов России". Лауреат премии журнала "Юность" за серию эссе.

Кто придумал карантин?

Слово "карантин" произошло от итальянского quaranta giorni — "сорок дней". Именно на сорок дней все корабли, пребывающие в порт Венеции в XIV веке должны были встать на якорь на некотором расстоянии от берега, только после этого морякам будет позволено сойти на берег, а товары можно будет выгрузить. Этот срок считался достаточным для выявления случаев заболевания на корабле. Карантинные законы впервые были введены в 1374 году в городе Реджо-нель-Эмилия в Модене, в попытке защитить город перед надвигающейся чумой.

Хотя венецианцы не были первыми, кто предпринимал подобные меры. Упоминания карантинных мероприятий встречаются ещё в Ветхом завете: «Во все дни, доколе на нём язва, он должен быть нечист, […] должен жить отдельно» (Книга Левит, глава 13) – древние цивилизации, не умея лечить инфекционные заболевания, полагались на изоляцию больных. 30-дневной изоляции, судя по документу 1377 года, который хранится в архиве хорватского Дубровника, подвергали кораблей и людей перед въездом в город-государство Рагуза (современный Дубровник).

Позже появилось и второе значение слова «карантин» – здание, в котором содержат потенциальных заболевших. Кстати, на Руси первые карантины появились в Пскове: в псковской летописи 1521 г. сообщалось, что «князь… велел улицу Петровскую (где явилась чума) заперети с обою концев».

Ну а в Британии на карантин из-за бубонной чумы в июне 1666 года по инициативе местного священника Уильяма Момпессона закрыли целую деревню Им. Границы деревни были обозначены камнями, за которые её жители не могли выходить. В камнях были выдолблены углубления, залитые уксусом, – в них лежали монеты, которые торговцы могли забрать за свой товар, оставив его возле границы карантина. И хотя в Име тогда погибли почти две трети жителей, но в итоге эпидемия закончилась.

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=25630

Писатели о жизни в (само)изоляции

Теперь моя жизнь как-то совсем по-необычайному поворачивается. Извне — необычайная тишина, в глубине — просветленная, чистая совесть. Живу по-прежнему совсем тихо, один, много работаю, и глубоко просто. Музыку неслыханную слушаю.
Александр Блок, письмо Андрею Белому, 5 апреля 1909


Пью утром славный чай — с прекрасными кренделями — из больших чудесных английских чашек; у меня есть и лампа на столе. Словом, я блаженствую и с трепетным, тайным, восторженным удовольствием наслаждаюсь уединеньем — и работаю — много работаю. Например, вчера съел за один присест Декарта, Спинозу и Лейбница; Лейбниц у меня еще бурчит в желудке — а я себе на здоровье скушал Канта — и принялся за Фихте. О блаженство, блаженство, блаженство уединенной, неторопливой работы, позволяющей мечтать и думать глупости и даже писать их.
Иван Тургенев, письмо Алексею и Александру Бакуниным, 3 апреля 1842


Приняты решения: сидеть дома и только раз в неделю под воскресение уходить куда-нибудь по вечерам. Читать, писать и заниматься. Английские слова — повторить сегодня же, но дальше не идти. Приняться за итальянский, ибо грудь моя к черту. Потом будет поздно. И приняться не самому, а с учителем. И в декабре не тратить ни одного часу понапрасну. Надо же — ей богу — хоть один месяц в жизни провести талантливо.
Корней Чуковский, Дневник, 2 декабря 1902

Теперь я окончательно примирился со своим нынешним положением добровольного изгнанника. Написал тете Джозефине, чтобы она прислала мне «У килменских вод» — книгу рассказов Шимаса О’Келли. Я также просил ее достать старые издания Кикхема, Гриффина, Карлтона, Бэнима, Смита и сделать мне рождественский подарок в виде дублинских трамвайных билетов, рекламных листков, афиш, программ, объявлений и прочего хлама. Хочу повесить у себя карту Дублина. По-моему, я становлюсь похожим на маньяка.
Джеймс Джойс, письмо Станиславу Джойсу, 6 ноября 1906

https://www.kommersant.ru/doc/4292524

АЛЕКСАНДР БЛОК

На небе — празелень, и месяца осколок
Омыт, в лазури спит, и ветер, чуть дыша,
Проходит, и весна, и лед последний колок,
И в сонный входит вихрь смятенная душа…

Что? месяца нежней, что? зорь закатных выше?
Знай про себя, молчи, друзьям не говори:
В последнем этаже, там, под высокой крышей,
Окно, горящее не от одной зари…

24 марта 1914

Розовый домик

Меж великанов-соседей, как гномик
Он удивлялся всему.
Маленький розовый домик,
Чем он мешал и кому?

Чуть потемнеет, в закрытые ставни
Тихо стучит волшебство.
Домик смиренный и давний,
Чем ты смутил и кого?

Там засмеются, мы смеху ответим.
Фея откроет Эдем…
Домик, понятный лишь детям,
Чем ты грешил, перед кем?

Лучшие радости с ним погребли мы
Феи нырнули во тьму…
Маленький домик любимый,
Чем ты мешал и кому?

Стихотворение "Розовый домик" вышло в 1912 году в составе сборника "Волшебный фонарь". Во время работы над ним Марина Цветаева в письме к поэту Максимилиану Волошину в 1911 году вспоминает сказку Ганса Христиана Андерсена "Старый дом": "Что позолочено — сотрется, свиная кожа остается!" Видимо, эта сказка оказалась настолько созвучной с её собственным настроем того периода жизни, что послужила отправной точкой к написанию стихотворения "Розовый домик". Она напомнила дом её собственного детства в Трехпрудном переулке.
В этом стихотворении есть много загадок и смыслов, как и в самой личности Марины Цветаевой.

http://mysilverage.blogspot.com/2019/02/blog-post_8.html

Мария Левберг

На набережной

О гранитный берег бьются волны,
Над Невою дремлют фонари.
Я на мой вопрос ответ безмолвный
Получу от утренней зари.

В этот час, святой или лукавый
Город спит. И Петр на коне,
Отдает приказ о вечной славе
Петербургу, ночи и весне.

В этот час хочу я вынуть жребий.
Перед всадником, как жрец у алтаря,
Буду ждать, когда на светлом небе
Загорится желтая заря.



Мария Евгеньевна Левберг — русская поэтесса, писательница и переводчик. Настоящая фамилия — Купфер, по мужу — Рытькова. Родилась 7 марта 1884 года в Риге. Ее первый и единственный поэтический сборник «Лукавый странник» (1915) поощряюще оценил Николай Гумилёв, а пьесу «Дантон» Александр Блок назвал прекрасной. Составленный Лёвберг карманный «Словарь иностранных слов» (шесть изданий в 1920-е годы) до сих пор сохраняет свое значение благодаря лаконичной точности определений и широте лексического охвата. Умерла Мария Лёвберг еще молодой — в сентябре 1934 года. Возможно, ее жизнь укоротила и ссылка, в которой она побывала при большевиках. За ней числится краткий роман с Н. С. Гумилевым в 1915 году, переписка с Александром Блоком и Максимом Горьким.

Дом Мурузи

Когда-то на стыке Литейного проспекта с улицей Пестеля стоял деревянный особняк с садом и белыми колоннами. Его хозяином был русский мореплаватель и государственный деятель Николай Резанов. После гибели путешественника дом переходил от одного хозяина к другому, пока его не купил князь Александр МурУзи, потомок византийского княжеского рода.

После приобретения дома он задумал грандиозное строительство: по проекту архитектора Серебрякова, для состоятельных жильцов возводилось новое сооружение в мавританском стиле. За сим процессом следили горожане и вся пресса.

В конце XIX века в Петербурге строились сотни доходных домов. Но именно это здание принесло архитектору громкую славу. В доходном доме обустроили 57 квартир, отделанных в восточном стиле, а также прачечную и водопровод. Парадные лестницы впечатляли огромными зеркалами, мраморными скульптурами, коврами, мебелью из экзотических пород деревьев. Особой роскошью выделялись апартаменты с удобствами, в число которых входила и княжеская квартира. В них, ко всему прочему, была ванная комната и водяное отопление. Из отделки в квартире выделялись лепнина, камины, расписные потолки, позолота. В апартаментах проживала петербургская знать, сенаторы, генералы.

Квартиры без удобств и декоративных излишеств занимали верхние этажи. В них и в дворовых флигелях селились студенты, писатели, чиновники низших рангов. В конце XIX столетия в дворовом флигеле дома Мурузи жил писатель Лесков. В небольшой трехкомнатной квартире он написал своего знаменитого «Левшу».

Collapse )

(no subject)

И ещё одна, последняя пятая серия опросника из "Огонька" 1936 года. 4 серию я не нашла, как и другие тоже. Но этого, думаю, уже и достаточно!)
Удачи, кому ещё интересно!)

(no subject)

Поскольку опросник из 30-х годов все же вызвал интерес, неоднозначный правда, публикую следующую серию...
кто захочет проверить свои знания, пожалуйста 😊