Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

(no subject)

Поскольку погода сегодня не очень,
И быть обходительной явно не хочет,
Давай-ка, посмотрим, что в нашем запасе,
Что нам помогло бы денечек раскрасить.
Ага... вот клубничное в банке варенье,
Вчера (хоть нельзя) мы купили печенья.
И кофе… Ах, кофе! Божественный запах…
Уют тихо бродит на плюшевых лапах,
И можно поставить красивую песню
И вспомнить о том, что сегодня мы вместе,
И что никому торопиться не надо,
И это само по себе есть отрада…
И так прикопив, приложив, приурочив,
День славный построим из дел разных-прочих.
И хоть он с утра начинался уныло,
Дадим ему имя – «как радостно было»!

Анна Опарина

(no subject)

---------
Так приятно проснуться утром,
Зимним утром в квартире тёплой,
За мерцаньем рассвета смутным
Мир в оконных увидеть стёклах.
Вспомнить сон, как варенье, сладкий,
Солнцу радуясь, апельсину -
А потом… написать в тетрадке
Стих об этом пером гусиным.
И пусть многое… в прошлом где-то,
Многих близких давно нет рядом -
Надо жить и стремиться к свету,
Удивляться чему-то надо!
С целым ворохом дел отважных,
В настроенье… вполне уютном,
Улыбаясь снежинке каждой -
Так приятно проснуться утром.

Сергей Васнецов
https://m.vk.com/wall549921576_386?from=wall549921576#comments

Стэфани Майорова

***
волшебной ложкой
мешаю чувства я
утренний кофе...

***
догорит свеча,
свежий кофе заварю
встречу рассвет...

***
в утреннем кофе
свет гаснущих фонарей
на десерт-стихи...

***
в чашечке кофе
тает медовая луна
как чувства мои


https://www.stihi.ru/2011/03/02/7959

завтрак

Вот бабушка с кастрюлей гречи.
Вот дедушка, в руках батон.
Уклад простой да будет вечен
и непреложен испокон:

вот земляника созревает
у хрупких чашек на боках,
и чайник в комнату вплывает
на нервных маминых руках.

И серебристые подлодки
ныряют в белом глубоке,
и чуть постукивают ложки,
и масло плавится в фольге.

Сидит курносая сопелка,
влипает в сон, как муха в мёд,
раскачиваясь над тарелкой,
что над землёю звездолёт,

сидит, как тихая мартышка
на человеческом пиру,
в блестящую глядится крышку,
как будто в чёрную дыру.

© Copyright: Аникина Ольга, 2016

(no subject)

Тамара решила уйти от мужа. А что? Ещё не старая, симпатичная. А муж? Ну совсем же не ценит её. Не говорит, что она красивая, не замечает новое платье, новую стрижку. А вот Федор Михайлович из соседнего дома всё это замечает. И при встрече скажет всегда:
— Ну, Тамара Ивановна, ну вы сегодня в этом платье как цветок. Вокруг вас сейчас бабочки запорхают.
ㅤИ ручку ей поцелует. А муж молчит. Он сумки тяжёлые с картошкой несёт и новые обои для спальни. И не может в это время ручку жене поцеловать. Или под машиной лежит и торопится отремонтировать её быстрее, потому что Тамаре к парикмахеру надо ехать. Лежит там, одни ноги только видны из под машины, и не может сказать супруге, что платье на ней сегодня красивое. Или вот сварит Тамара суп, а муж съест этот суп, корочкой хлеба подберет последние капельки из тарелки и молча чай наливает. И черт его знает, вкусно ему было или нет? Мог бы сказать, а он молча чай с сушками пьёт. Молчун.
ㅤА тут квартиру в соседнем подъезде стали сдавать и Тамара решила: - Уйду. Не ценит. Молчит целыми днями. Всё чего-то копошится, занят всегда. И в театр его не дозовешься, он лучше дома телевизор посмотрит. Так ей муж отвечает.
ㅤМебель в новой квартире была и Тамара стала вещи свои уносить. Не все сразу, а потихоньку. Придет вечером, в сумку свои платья сложит аккуратненько и уходит. А назавтра снова придет, сервиз чайный заберет. Муж ничего не говорит, похудел только. - Бери, Тома, что нужно. Может помочь тебе там надо? - только и скажет.
ㅤВ середине сентября, неожиданно, похолодало и Тамара вечером, придя с работы, зашла в свою бывшую квартиру, чтобы забрать тёплое пальто. Муж в кухне картошку жарил. А в прихожей, на коврике, свернувшись в клубок собачка спит. Худющая, все ребра выпирают и шерсть свалявшаяся, грязная. Когда женщина зашла, собака встать попыталась на тонкие дрожащие лапки и упала. Только тощим хвостиком пыталась махать.
— Стёпа, что это? Ты где это несчастное животное нашёл? - спрашивает Тамара.
— Да вот, пришла сегодня к гаражу и не уходит. Ноги её от голода уже не держат. Так на руках и принёс. Овсянку вот ей сварил.
— Стёп, а может помоем эту бедолагу? Я помогу. Тепленькой водичкой с мылом, аккуратненько.
ㅤИ вот они вместе эту собачку намыли, в полотенце закутали, а собачка их всё лизнуть старалась своим языком теплым: то в нос лизнет, то в щеку. И они смеялись и тихонько отмахивались. А потом собаке дали овсянку и смотрели, как она ест. И муж предложил: - У меня картошка пожарена, хочешь поужинать? А Тамара согласилась. И они ели жареную картошку и обсуждали, как собачку назвать. Степан всякие смешные клички предлагал и Тамара смеялась. Но потом они всё-таки её Найдой назвали. А когда они чай стали пить, Стёпа пирожные "Картошку" из холодильника достал. Выложил на красивое блюдечко со словами:
— Угощайся, Том. Ты же любишь "Картошку".
— Люблю. А ты что, ждал меня?
— Ждал. Похолодало же, а ты без пальто. У тебя ведь только плащ взят. Я и сапожки тебе теплые подремонтировал, подошву приклеил, теперь крепко держится. Ты и сапожки возьми, холодно стало. Береги себя. Ты что, Тома, плачешь?
ㅤА на улице шел дождь. И редкие прохожие, прикрываясь зонтами, спешили домой. Потому что дома их ждут. И прохожие поднимают глаза, отыскивая своё окно среди сотни других и улыбаются, потому что видят там свет.

Анна Богданова


худ.Валентин Губарев

https://m.tabor.ru/feed/post.php?id=1876319

(no subject)

А знаешь ли ты,
что зимой
лето спит на твоем чердаке
в стеклянных банках под сахарным одеялом,

что скромная пуговица приходится младшей сестрой
ни много ни мало
кому бы ты думал? — настоящей жемчужине,

что звезды — это брызги
вечерней чашки теплого молока
на небесной скатерти темного шелка,

что от ложки цветочного меда
у людей вырастают мечты, да — да!
а там недалеко и до крыльев,

что между страницами книг
прячутся невидимые семена —
бросить их в землю в свете уличного фонаря
- и вырастут чудеса,

что в каждом мыльном пузыре
обитает крошечная, ручная
одомашненная поколениями восхищенных детей,
мыльная радуга...)


Мир так чудесно устроен:
из встреч и расставаний,
ожиданий, дорог, сумасбродств, нежностей, непониманий,
привязанностей, необъяснимых влечений,
совпадений, случайностей, переплетений,
неузнаваний и узнаваний,
ошибок и судьбоносных решений,
самопожертвований, отречений,
корявых записок, смешных признаний,
- даже я, даже мы с тобой, не придумали бы лучше.


Вера Ковалева

Семён Крайтман

***

и что ты делала одна
вчерашним вечером?
смотрела в темноту окна
на звёзды млечные?
а может, вовсе не окно,
а стол с подсвечником?
сукно, чернильница, перо?
вчерашним вечером,
большим, как в детстве пирога
кусок с крыжовником,
каким писала ты богам,
каким любовникам?
в какую даль
луна плыла
в окне с гардинами
над тихим садом,
где пчела над георгинами
застыла, словно взмах руки
в момент прощания.
и мотыльки, и мотыльки
в одно касание...

Семён Крайтман
http://gipatalamus.livejournal.com/170450.html

(no subject)

***
Чай с вишнёвым вареньем – о Господи, счастье какое –
Розовеет окно за дремотными складками штор,
Добродушнейший чайник лучится теплом и покоем,
Тихо звякает ложечка о мелодичный фарфор.

Чай с вишнёвым вареньем – о Господи, хоть на минуту
Задержи, не стирай эту комнату, штору, окно –
Неизведанный мир, детский образ чужого уюта,
Недосмотренный сон, дуновение жизни иной.

Екатерина Полянская

Пироги с груздями

Я очень люблю бунинский рассказ "Антоновские яблоки". Но никогда не знала, что на него есть пародия
А.И. Куприна, с которым Бунин дружил.

Александр Куприн написал ироничный и забавный рассказ "Пироги с груздями".

"Сижу я у окна, задумчиво жую мочалку, и в дворянских глазах моих светится красивая печаль. Ночь. Ноги мои окутаны дорогим английским пледом.
Папироска кротко дымится на подоконнике. Кто знает? – может быть, тысячу лет тому назад так же сидел, грезил, и жевал мочалку другой, неведомый мне, поэт?
Ржи, овсы и капусты уходят в бесконечную даль, а там, на самом краю озимого поля, у одинокого омета, важно гуляет грач. Правда, ночью мне его не видно, но он мне нужен для пейзажа. Суслик мягко свистнул на дереве под моим окном...
Отчего мне так кисло, и так грустно, и так мокро? Ночной ветер ворвался в окно и шелестит листами шестой книги дворянских родов. Странные шорохи бродят по старому помещичьему дому. Быть может, это мыши, а быть может, тени предков? Кто знает? Все в мире загадочно. Я гляжу на свой палец, и мистический ужас овладевает мной!
Хорошо бы теперь поесть пирога с груздями. Сладкая и нежная тоска сжимает мое сердце, глаза мои влажны. Где ты, прекрасное время пирогов с груздями, борзых густопсовых кобелей, отъезжего поля, крепостных душ, антоновских яблок, выкупных платежей?
С томной грустью выхожу я на крыльцо и свищу лиловому облезлому индюку. Садовник Ксенофонт идет мимо, но не ломает шапки. В прежнее время я бы тебя, хама, на конюшню!..
Я возвращаюсь в свою печальную комнату. Из сада пахнет дягилем и царскими петушками. Меланхолично курлыкает на пряслах за овинами бессонная потутайка. Отчего у меня болит живот? Кто знает? Тихая тайная жалость веет на меня незримым крылом.
Все в мире непонятно, все таинственно. Скучный, вялый и расслабленный, как прошлогодняя муха, подхожу я к двери, открываю ее и кричу в зловещую темноту: – Марфа, иди сюда!.. Натри меня на ночь бобковой мазью... "
(журн. Жупел. СПб. 1906 № 3).

(no subject)

о, Господи, как хочется домой!
в свой тихий дворик с диким виноградом,
где пляшут тени яблочного сада,
а в кухне - занавески с бахромой...
как хочется сбежать от суеты,
от лиц чужих и взглядов незнакомых.
листать свои потёртые альбомы,
где в тонких косах - белые банты.
как хочется (пускай хотя б тайком)
увидеть маму в тесной комнатушке,
макнуть в варенье свежую "горбушку",
запив её горячим молоком!
как хочется, проснувшись, петь с утра,
в прихожей танцевать, как балерина,
сорвать, как вор, медовую малину,
украдкой у соседского двора.
взглянуть, как месят праздничный пирог,
а рыжий кот - почесывает ухо.
и оплеуху получает муха,
посмевшая пробраться за порог.
там нет тревог. спокойствие. уют...
все половицы - помнят ноги наши.
там места нет для зависти и фальши,
и к празднику конфеты раздают...
какая там метелица зимой!
и не страшны - ни седина, ни годы...
там всё Моё! - луга, леса, восходы!
о, Господи, как хочется домой!..

_______
Алена Васильченко