Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)

В глубинах зеленого неба
зеленой звезды мерцанье.
Как быть, чтоб любовь не погибла?
И что с нею станет?

С холодным туманом
высокие башни слиты.
Как нам друг друга увидеть?
Окно закрыто.

Сто звезд зеленых
плывут над зеленым небом,
не видя сто белых башен,
покрытых снегом.

И, чтобы моя тревога
казалась живой и страстной,
я должен ее украсить
улыбкой красной.

Федерико Гарсиа Лорка

АНДРЕЙ ДЕМЕНТЬЕВ СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ

***
Все будет также после нас, а нас не будет,
Когда нам мир сполна воздаст - у мира не убудет.
По небу скатится звезда слезой горючей
И не останется следа - обычный случай.
Я вроде смерти не боюсь, хотя нелепо
Порвать загадочный союз земли и неба.
Хотя бы ниточкой одной, едва заметной
Став одинокой тишиной над рощей летней,
Негромкой песней у огня, слезою поздней...
Но так же было до меня и будет после.
И все ж расстаться нелегко со всем, что было
И то, что радостью влекло и что постыло.
Но кто-то выйдет в первый раз вновь на дорогу,
И сбросит листья старый вяз у наших окон ...
Всё будет также после нас - и Слава Богу! ...


© Андрей Дементьев 1972

Андрей Блинов

Весенний вечер

День допит. Расшифрован. Дописан.
Переплавлен, дожит, наконец.
На столе три апрельских нарцисса,
За окном – любопытный скворец.

И опять одиночество в теме,
Словно детский кораблик в пруду.
И опять замедляется время,
Ничего не имея в виду.

И нисколько не трогает душу
Романтическая ерунда.
Чистоту ли такую нарушу
В наступающий вечер, когда

Очень хочешь чего-то такого,
Что давно уже в сердце живёт.
Только нет подходящего слова,
Чтобы дать этой радости ход.
2017

Улица детства

Пропахли надеждой апрельской
Небесная даль и земля.
А во дворе, по Гвардейской,
Всё те же стоят тополя.

И даже скамеечка – та же,
И пыльный под нею лопух,
Но в этом весеннем пейзаже
Какой-то особенный дух.

Себе самому не поверишь,
Узнав свой подъезд без труда,
Родные скрипучие двери,
Как громкое «Нет» или «Да».

Не зря, видно, воля Господня,
Сюда меня вновь привела,
Ведь я и не думал сегодня
Насущные бросить дела.

Вернёшься вот так вот однажды
В ухоженный маленький двор,
И снова захочется с каждым
Затеять любой разговор.

Вращает мальчишка педали,
Гляжу ему пристально вслед.
Наверно, забудешь едва ли
Свой первый велосипед.

Ветка сирени

Вроде вырвешься к свету из тени,
Тихо встанешь, опять подсекут…
Спрячу душу за ветку сирени,
Только там её тоже найдут

Целый мир в этой маленькой ветке
И попробуй его не любить!
И душа улыбается в клетке,
Потому что ей хочется жить!

Пожелаю любви всем на свете,
Пусть улыбки украсят ваш день,
Я люблю все цветы на планете,
Но сегодня целую сирень!



«Я родился в 1964 году в России, в том же году родители приехали в Молдавию. В 1993 году со мной произошло несчастье, в результате чего я остался без ног. Пережитый смертельный опыт ясно показал мне, что жизнь после смерти не заканчивается. Хорошо об этом сказал свт. Игнатий Брянчанинов: «Смерть - это рождение в вечность». После того, как я это понял, осознал, прочувствовал, мне стало страшно: как дальше жить? зачем жить и что «нужно делать, чтобы иметь жизнь вечную»? Вот то состояние, в котором проходит моя нынешняя жизнь, со всеми её ошибками, проблемами, удачами и неудачами. Этим духом пронизано моё маленькое творчество».

Из автобиографии

(no subject)

Душа откуда-то приносится Ветрами,
Чтоб жить, светясь в земных телах.
Она, свободная, как вихрь владеет нами,
В обманно-смертных наших снах.

Она как молния, она как буревестник,
Как ускользающий фрегат,
Как воскрешающий — отшедших в смерть —
кудесник,
С которым духи говорят.

Душа — красивая, она смеется с нами,
Она поет на темном дне.
И как приносится, уносится с Ветрами,
Чтоб жить в безмерной вышине....

Константин Бальмонт

Иосиф Бродский

Зажегся свет. Мелькнула тень в окне.
Распахнутая дверь стены касалась.
Плафон качнулся. Но темней вдвойне
тому, кто был внизу, все показалось.
Была почти полночная пора.
Все лампы, фонари - сюда сбежались.
Потом луна вошла в квадрат двора,
и серебро и желтый свет смешались.
Свет засверкал. Намек на сумрак стерт.
Но хоть обрушь прожекторов лавину,
а свет всегда наполовину мертв,
как тот, кто освещен наполовину.

1963
Иосиф Бродский

Константин Симонов

Тот самый длинный день в году
С его безоблачной погодой
Нам выдал общую беду
На всех, на все четыре года.
Она такой вдавила след
И стольких наземь положила,
Что двадцать лет и тридцать лет
Живым не верится, что живы.
А к мертвым, выправив билет,
Все едет кто-нибудь из близких,
И время добавляет в списки
Еще кого-то, кого нет...
И ставит,
ставит
обелиски.
1971

СИНИЙ ВЕЧЕР

Синий вечер, тихий ветер
И (целуя руки эти)
В небе розовом до края -
Догорая, умирая...

В небе розовом до муки
Плыли птицы или звезды,
И (целуя эти руки)
Было рано или поздно -

В небе розовом до края,
Тихо кануть в сумрак томный,
Ничего, как жизнь, не зная,
Ничего, как смерть, не помня.

Георгий Иванов



Л.Сидорова. Синий вечер

Иосиф Бродский

Это наша зима.
Современный фонарь смотрит мертвенным оком,
предо мною горят
ослепительно тысячи окон.
Возвышаю свой крик,
чтоб с домами ему не столкнуться:
это наша зима все не может обратно вернуться.
Не до смерти ли, нет,
мы ее не найдем, не находим.
От рожденья на свет
ежедневно куда-то уходим,
словно кто-то вдали
в новостройках прекрасно играет.
Разбегаемся все. Только смерть нас одна собирает.
Значит, нету разлук.
Существует громадная встреча.
Значит, кто-то нас вдруг
в темноте обнимает за плечи,
и полны темноты,
и полны темноты и покоя,
мы все вместе стоим над холодной блестящей рекою.
Как легко нам дышать,
оттого, что подобно растенью
в чьей-то жизни чужой
мы становимся светом и тенью
или больше того —
оттого, что мы все потеряем,
отбегая навек, мы становимся смертью и раем.
Неужели не я,
освещенный тремя фонарями,
столько лет в темноте
по осколкам бежал пустырями,
и сиянье небес
у подъемного крана клубилось?
Неужели не я? Что-то здесь навсегда изменилось.
Кто-то новый царит,
безымянный, прекрасный, всесильный,
над отчизной горит,
разливается свет темно-синий,
и в глазах у борзых
шелестят фонари — по цветочку,
кто-то вечно идет возле новых домов в одиночку.
Значит, нету разлук.
Значит, зря мы просили прощенья
у своих мертвецов.
Значит, нет для зимы возвращенья.
Остается одно:
по земле проходить бестревожно.
Невозможно отстать. Обгонять — только это возможно.
То, куда мы спешим,
этот ад или райское место,
или попросту мрак,
темнота, это все неизвестно,
дорогая страна,
постоянный предмет воспеванья,
не любовь ли она? Нет, она не имеет названья.

("От окраины к центру" (1962))

http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=7412


http://fotokto.ru/photo/view/3424617.html

Анна Ахматова

Как же это мы не потерялись,
Не ушли от встречи?
Добрый вечер, Ваша Нереальность,
Добрый вечер!
Отступает суета и ложность
Дышится тревожно,
Вы со мною, Ваша Невозможность,
Невозможно!
Всех вещей сцепление и сущность,
Вкус Любви и смерти, -
Что Вам надо, Ваша Вездесущность?
Смейте!
Всё отмерьте, горе и влюблённость,
Встречи подвенечность.
Я люблю Вас, Ваша Мимолётность,
Миг, который - вечность.

Анна Ахматова

Иннокентий Анненский

НОЯБРЬ

Сонет


Как тускло пурпурное пламя,
Как мертвы желтые утра!
Как сеть ветвей в оконной раме
Всё та ж сегодня, что вчера...

Одна утеха, что местами
Налет белил и серебра
Мягчит пушистыми чертами
Работу тонкую пера...

В тумане солнце, как в неволе...
Скорей бы сани, сумрак, поле,
Следить круженье облаков,-

Да, упиваясь медным свистом,
В безбрежной зыбкости снегов
Скользить по линиям волнистым.