mary_hr5 (mary_hr5) wrote,
mary_hr5
mary_hr5

Category:

Марина Цветаева и Арсений Тарковский

В 1940 году Арсений Тарковский, вспоминая всех своих безвременно ушедших родных и близких, написал проникновенное стихотворение, которое прочитал Марине:


* * * 

Стол накрыт на шестерых - 
Розы да хрусталь... 
А среди гостей моих - 
Горе да печаль. 

И со мною мой отец, 
И со мною брат. 
Час проходит. Наконец 
У дверей стучат. 

Как двенадцать лет назад, 
Холодна рука, 
И немодные шумят 
Синие шелка. 

И вино поет из тьмы, 
И звенит стекло: 
"Как тебя любили мы, 
Сколько лет прошло". 

Улыбнется мне отец, 
Брат нальет вина, 

Даст мне руку без колец, 
Скажет мне она: 

"Каблучки мои в пыли, 
Выцвела коса, 
И звучат из-под земли 
Наши голоса".
 


...Вскоре Цветаевой становится ясно, что Арсений Александрович избегает встреч с нею. Весной 1941 года он даже не поздоровался с ней на книжном базаре в Клубе писателей. Он мужчина, он поэт, предпочитающий любить - гораздо больше, чем принимать любовь. Да и просто - и физически, и эмоционально - Тарковский не мог уделять Марине Ивановне больше времени, чем уделял: у него своя семья, жена, приемная дочь...

6 марта 1941-го года, в один из самых тяжёлых периодов своей жизни, Цветаева нашла в себе силы ответить на стихотворения Арсения не менее проникновенным криком души:


Всё повторяю первый стих

И всё переправляю слово:
- "Я стол накрыл на шестерых"...
Ты одного забыл - седьмого.

Невесело вам вшестером.
На лицах - дождевые струи...
Как мог ты за таким столом
Седьмого позабыть - седьмую...

Невесело твоим гостям,
Бездействует графин хрустальный.
Печально - им, печален - сам,
Непозванная - всех печальней.

Невесело и несветло.
Ах! не едите и не пьете.
- Как мог ты позабыть число?
Как мог ты ошибиться в счете?

Как мог, как смел ты не понять,
Что шестеро (два брата, третий -
Ты сам - с женой, отец и мать)
Есть семеро - раз я на свете!


Ты стол накрыл на шестерых,
Но шестерыми мир не вымер.
Чем пугалом среди живых -
Быть призраком хочу - с твоими,

(Своими)...
Робкая как вор,
О - ни души не задевая!-
За непоставленный прибор
Сажусь незваная, седьмая.

Раз!- опрокинула стакан!
И всё. что жаждало пролиться,-
Вся соль из глаз, вся кровь из ран -
Со скатерти - на половицы.

И - гроба нет! Разлуки - нет!
Стол расколдован, дом разбужен.
Как смерть - на свадебный обед,
Я - жизнь, пришедшая на ужин.

...Никто: не брат, не сын, не муж,
Не друг - и всё же укоряю:
- Ты, стол накрывший на шесть - душ,
Меня не посадивший - с краю.


Два больших Поэта…Две трагически пересечённые судьбы…Её последняя Любовь…Её последнее стихотворение …Всё для него... 

Арсений Александрович Тарковский,-последний всплеск Марины Ивановны Цветаевой, последняя попытка спасения от пустоты... … 

Но…Разминовение человеческое, разминовение творческое. Многое не состоялось, многому не суждено было сбыться. Впрочем, они дали друг другу больше, чем не дали. Такие человеческие и поэтические отношения не забываются… 


1940-й год. "Они познакомились у меня в доме. Мне хорошо запомнился этот день. Я зачем-то вышла из комнаты. Когда я вернулась, они сидели рядом на диване. По их взволнованным лицам я поняла: так было у Дункан с Есениным. Встретились, взметнулись, метнулись. Поэт к поэту..." 

Они звонили друг другу, встречались, гуляли по любимым местам Цветаевой - Волхонке, Арбату, Трехпрудному... Однажды встретились в очереди в гослитовской кассе. Те, кто видел их вместе, замечали, как менялась Цветаева в обществе Тарковского… 
 

Цветаева для него была Поэт с большой буквы и даже больше. Но все воспоминания о ней, все ее клубящиеся, неспокойные или лучше - лишающие покоя строки, все свои долги перед ней - все это, вместе взятое, он спрятал в дальней комнате и закинул» ключ в реку..." 

...К лету 1941 года огонь ее души погас окончательно. Никто не сумел (да, в общем-то, и не захотел) поддержать его. Погас огонь любви - перестали писаться стихи. Исчезли стихи - ослабла воля к жизни. 

И тогда стихия Смерти увлекла Цветаеву за собой… 

Возможно, судьба Цветаевой сложилась бы иначе, если бы Тарковский уехал в Чистополь в одно время с ней. Но он сначала проводил туда жену и приемную дочь, а сам смог выехать только 16 октября. 

О смерти Марины Ивановны Тарковский узнал еще в Москве. 

И дальше мы слышим только его голос: стихи, написанные сразу, и более поздние, из цикла "Памяти Марины Цветаевой" (в нем 6 стихотворений). 

"Зову - не отзывается, крепко спит Марина, 
Елабуга, Елабуга, кладбищенская глина..." 

(1941 г.) 


"Как я боюсь тебя забыть 
И променять в одно мгновенье 
Прямую фосфорную нить 
На удвоенье, утроенье 
Рифм - и в твоем стихотворенье 
Тебя опять похоронить". 

(1963 г.) 

(По м-лам публикациий Натальи Савельевой)

http://moloko.ruspole.info/node/61

Tags: Марина Цветаева, Тарковский Арсений, история любви, календарь, поэты
Subscribe

  • Странная зима

    Какая странная зима – была не вьюжной и не снежной. На полках множатся тома, в шкафу меняется одежда… Чем измеряется житьё и что уносят наши зимы?…

  • здравствуйте

    *** Увидеть, как февраль снеговиковый становится всё тише и безропотней, как солнце просыпается всё чаще и смотрит, и смеётся, будто дразнится.…

  • (no subject)

    "В одном из Марининых юношеских стихов есть слово «курлык»: Детство: молчание дома большого, Страшной колдуньи оскаленный клык, Детство: одно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments