June 19th, 2019

(no subject)

Солнце на запястье дню
запонка,
закатилось в западню
запада.

Завтра смотрит на меня
заспанно,
чайной ложечкой звеня
завтрака.

Вера Павлова



Доброе утро!

Илья Верховский

Нашла что-то совершенно чудесное!..) очень понравилось, делюсь...

Гномы и говорящий ёж.

Ворочался, уснул заполночь.
Во сне приходили -
Черёмуховые гномы
И говорящий ёж.


Скрипачи-сверчки

А за печкой сверчат скрипачи-сверчки:
"Где же дети, дедушка, дедушкины очки?
А какой сейчас век? А какой нынче год?".
Не знаю, сверчки.
То лишь Бог разберёт.
Ханука, Новый год, Рождество -
Это времени странное волшебство.
Играйте, сверчки.
По пюпитру стены
Ваши струны - это лучи луны.
Ваши песни - как плач и как смех.
Для нас для всех.

Неугомонный

Маленький невидимый человечек пляшет под дождиковым снегом,
Распевает во всё горло нездешние солнечные блюзы.
Весна – его зелёный, чуть набекрень – берет,
Лето – голубой в лучистую крапинку галстук,
Осень – соломенные непослушные волосы,
Зима – белый пиджак с нарисованными лиловыми звёздами.
Он пляшет, поёт, смеётся, щёлкает пальцами, здоровается с миром.
Сквозь тоску и отчаянье, сквозь память и боль,
Сквозь времена и пространства.
Неугомонный.

https://ilya-verhovsky.livejournal.com

"Среди долины ровныя..."



Шишкин Иван Иванович(1832-1898). "Среди долины ровныя..."1883.Государственный музей русского искусства, Киев.


«Среди долины ровныя…» — картина художника Ивана Ивановича Шишкина, созданная по мотивам одноименного стихотворения Алексея Мерзлякова:

Среди долины ровныя,
На гладкой высоте,
Цветет, растет высокий дуб
В могучей красоте.
Высокий дуб развесистый,
Один у всех в глазах;
Один, один, бедняжечка,
Как рекрут на часах!
Взойдет ли красно солнышко -
Кого под сень принять?
Ударит ли погодушка -
Кто будет защищать?
Ах, скучно одинокому
И дереву расти!
Ах, горько, горько молодцу
Без милой жизнь вести!




https://www.mmsk.ru/notes/note/?id=44035

Юрий Олеша Бабочка

“Большая, толстая серая бабочка, почти в меху, вдруг появилась у подножия лампы. Она тотчас же прибегла ко всем возможностям мимикрии, вероятно, почувствовав что-то грозное рядом – меня. Она, безусловно, сжалась, уменьшилась в размерах, стала неподвижной, как-то сковалась вся. Она решила, что она невидима, во всяком случае, незаметна. А я не только видел ее, я еще и подумал: «Фюзеляж бабочки!»

То есть я увидел еще и метафорическую ее ипостась – другими словами, дважды ее увидел…

Мне никто не объяснил, почему бабочки летят на свет – бабочки и весь этот зеленоватый балет, который пляшет возле лампы летом, все эти длинные танцовщицы. Я открываю окно во всю ширь, чтобы они хоть случайно вылетели, я тушу лампу… Я жду пять минут – уже как будто нет их в комнате… Куда там! Зажигаю лампу, и опять вокруг лампы хоровод сильфид, равномерно приподнимающийся и опускающийся, точно они соединены невидимым обручем, – иногда постукивающий по стеклу абажура… Почему это так? Что этот свет для них?”

Юрий Карлович Олеша
"Ни дня без строчки"