January 7th, 2019

(no subject)

Однажды, когда война чуть приутихла и в Берд стали привозить продукты из большого мира, мамина коллега получила зарплату и немедленно спустила её на продукты. Денег хватило на три баночки тихоокеанской сайры, несколько пачек макарон и — фантастическое везение — два шоколадных батончика «Марс», которые до этого бердцам доводилось видеть только в телевизионной рекламе.
Collapse )

    Яна Чернявская

    Клико

    На серебряном блюде по городу носят звезду
    Три безумных волхва, потерявших карманного бога.
    Им бы только дойти с этой новой звездой до порога
    Вифлеемской пещеры, в которой, увы, пустота.
    И пока не стемнеет, пока не устанет искать
    Звездочет на горе убежавшую с неба царицу,
    Я закрою глаза, проведя неизбежно границу
    Между тем, что случилось, и тем, чего можно не ждать.
    На серебряном блюде два яблока: хочешь – разрежь
    /В этих яблоках – снег, тёмный грог и немного печали/.
    Три волхва у стены слишком громко сегодня кричали...
    Я люблю тишину и звезду в одеянии «беж».
    Она падает в омут в местах, где не видит никто,
    В неподвижный зрачок сотворённого временем бога.
    Если я вдруг усну – дай поспать мне немного, немного…
    Оживёт этот бог – разбуди и налей мне «Клико».

    https://www.stihi.ru/2017/01/07/390
    Яна Чернявская (род. 7 января 1974 г., г.Санкт-Петербург)- поэт, прозаик.
    Автор сборников «Волчьи тропы», «Брегет», «Избранное»

    (no subject)

    Часовщик...

    Я знал всегда, что Бог мой - Часовщик, седой старик, склонённый над брегетом... в той комнате, где сотни тысяч книг меня когда-то сделали поэтом. Я их касался бережно, легко - и вязь их строк под кожу проникала... как амальгама в тонкое стекло, как яркий луч в живую суть кристалла...

    И мне казалось, что я сам Творец - мой Бог со мной, и ход часов размерен... вот на ладони иней кружевной, вот чёрный зонт, оставленный у двери, вот боль моя, вот сердце, вот вино - изыскан механизм моей вселенной, и прочен... и надежен, как число, на циферблате вечности надменной...

    И я был весел - улыбался Бог, мне тайны открывая час за часом - в рапсодии написанных стихов, в крещендо звуков, в звёздах безучастных... И золотая лодочка плыла на небе том, где в день последней тайны, мой старый Бог, с серебряным кольцом, мне спел куплет из песенки венчальной...

    И вспомнил я и травы, и цветы - простую суть увидел в мирозданьи... И стрелка замерла на слове "Ты", и сбился механизм одним касаньем... И вот лежит разбитым мой брегет - и Часовщик спасти его не сможет: последней тайны ласковое "нет", как быстрый яд, теперь течёт под кожей.

    Яна Чернявская