December 14th, 2018

(no subject)

Красота — это не длинные волосы, худые ноги, загорелая кожа или идеальные зубы. Красота — это лицо, которое плакало и теперь улыбается, красота — это шрам на коленке, который остался у тебя от падения в детстве, красота в кругах под глазами, когда любовь не дает тебе спать, красота — это выражение лица, когда звенит будильник, это потекший макияж, который у тебя после душа, это смех, когда ты шутишь, и ты единственная, кто поняла эту шутку, красота — это твой взгляд, когда ты видишь его, когда ты плачешь над своими страхами, красота — это морщины, которые приходят со временем. Красота — это то, как мы ощущаем себя внутри и как это проявляется снаружи. Красота — это отметки жизни, все удары и заботы жизни. Красота — это разрешение себе жить.
(с)

Сергей Пагын

Не высота страшна, а красота –
у глаз зимой летящая слюда,
воды ведёрной ясное лицо
и дым печной, свернувшийся в кольцо,
и лист осенний, в капюшон упавший,
и абрикос, на цыпочки привставший
в сорочке свежестираной короткой,
и на реке темнеющая лодка…

Не высота страшна, а красота,
когда за ней маячит пустота,
и чувствуешь немое содроганье –
на грани удивленья
и прощанья.

Сергей Пагын

…ни сверчок утешенья.
Ни камни сухие журчанья воды.

Томас Элиот

Чем жить нам с тобою, подруга-душа,
зимою, где нету для нас ни шиша
в заначке судьбы косоротой?
Здесь нежности флейта вморожена в лёд
и жёсткое небо над нами плывёт
хозяйской дерюгой потертой.

И верность неясная персти земной,
пучку базилика да склянке пустой,
блеснувшей в руинах амбарных,
сверчком утешения нам не споёт…
И только поэзии сумрачный мёд
горит на губах благодарных.

***
К сорока у Бога просишь спокойных снов —
неба мягкого, словно проселка пыль,
яблока в палых листьях, неспешных слов,
пустоши, где сияет сухой ковыль.

Осень сулит покой, а его все нет
ни во снах, ни, тем более, наяву.
У окошка голого — табурет,
над окошком — ангел дудит в трубу,

из бумаги вырезанный да за нить
к потолку подвешенный век назад.
Господи, как темно мне порою жить,
словно перешел я небесный сад

и по мглистой пашне теперь бреду.
И ни снега здесь, ни свечи одной.
И надежда вся, что пройдешь версту —
перелесок светится золотой.