August 28th, 2018

(no subject)

Добрые приметы следует изобретать
самостоятельно.
Нельзя полагаться в столь важном деле на посторонних людей.
Скажем, вышел из дома,
увидел во дворе рыжего кота —
ага, рыжий кот к удаче, и тёплой зиме
будем знать.
Или серый кот к удаче.
Или вовсе черный пес...
Кого встретили, тот и к удаче. Так и запишем.
И запомним.
И день проживем соответственно...

Макс Фрай


(с)
Всем доброго утра и удачного вторника!)

Борис Куликов

ДОНЩИНА

Родная степь…
Бескрайние покосы.
Кузнечики куют,
Как ковали,
Да солнце
По колено бродит в росах,
Да шепчутся о чём – то ковыли.
Вздыхаю полной грудью
Терпкий запах,
И радостно кружится голова!
Бреду за солнцем
По траве на запад,
Шепчу земле хорошие слова.
Поля мои,
Сады мои зелёные, мой тихий Дон,
Озёра, как моря…
Моя Донщина, солнцем прокалённая,
Ты, сердце, до кровинушки моя.
Свирепы ветры
И дождей так мало.
В июле сводит дух
От духоты…
Но сколько слёз
и крови ты впитала,
наверное,
лишь знаешь только ты.
Моря казачьей крови неуёмной
И вдовьих слёз, что солоно-горьки…
Здесь потому такие чернозёмы.
И бельмами глядят солончаки!
Всё было, вёс.
Но поросло бурьяном,
И не прошло,
Как невозвратный сон…
Но запах твой,
Горячий и медвяный,
Но окоём волнуется,
как Дон.
И жизнь течёт,
И мчится время быстро,
Цветут сады.
На речке малыши
В ладони ловят солнечные брызги.
И неба синь.
И песни от души…
Дымит завод.
Стоят хлеба густые,
Идут казачки в табор на обед…
Моя Донщина,
Дочь моей России,
Я по-сыновьи кланяюсь тебе.


Воспоминанье

Я не обидел вас ни взглядом,
Ни словом вас не оскорбил.
Быть не отваживался рядом –
Я молча издали любил.
А вы об этом и не знали,
Полуулыбкою дразня,
Вы в разговоре называли
Надменным мальчиком меня.
И возносили надо мною
Свою торжественную власть…
Я лез для вас порой ночною
В сады чужие груши красть.
Ах боже мой, Да что там груши,
Я ради вас (ведь я любил)
Любую б заповедь нарушил,
Любую б гору своротил.
О, как я месяц тот осенний
Благословлял и проклинал,
О, как ко всем, и даже к тени
Я вас угрюмо ревновал.
Но было вам легко смеяться,
Ворованные груши есть…
Сравнялось мне тогда семнадцать,
А вам, я помню, двадцать шесть.
Всё отдал бы, чтобы ни взглядом,
Ни словом вновь не оскорбить,
Быть не отваживаться рядом,
А просто издали любить.

Элегия

Над тихой заводью реки
Роняли гуси крик прощальный,
И сиротливо и печально
Им отвечали тростники.
Устало лето догорало
Костром багряным сентября...
По гибким лозам краснотала
Стекала алая заря.
И было столько тяжкой грусти
В природе русской,
Что, когда
Роняли крик прощальный гуси,
Стонала чёрная вода.
Ей откликались дол и веси,
Дрожал берёзовый опал.
И голос запоздалой песни
За волглым лесом умирал.



КУЛИКОВ Борис Николаевич (1937 – 1993) родился в станице Семикаракорской Ростовской области. Окончил историко-филологический факультет Ростовского университета. Работал комбайнёром, сталеваром, каменщиком. Поэтические сборники: «Вербохлёст», «Сенокосная пора» (оба – 1967 год), «Чудный месяц» (1972), «Поле Куликово» (1973), «Круговерть» (1987) и другие. Писал также прозу. Лауреат премии имени М. Шолохова. Жил в станице Семикаракорской.

Иван Бунин



Иван Бунин. Портрет работы Юрия Анненкова. 1914 год



И.А.Бунин. Портрет работы Ф.А.Малявина
I am
  • vazart

28 августа. Иван Бунин

Открыты окна. В белой мастерской
Следы отъезда: сор, клочки конверта.
В углу стоит прямой скелет мольберта.
Из окон тянет свежестью морской.

Дни все светлей, все тише, золотистей –
И ни полям, ни морю нет конца.
С корявой, старой груши у крыльца
Спадают розовые листья.


28. VIII.1908

(no subject)

серебрились в чаще росы-недотроги.
на пороге ночи, на закате дня
уходило Лето по степной дороге,
облако шальное за собой маня...

уходило Лето. и молились ели -
белому туману, птичьим голосам.
и играли где-то тонкие свирели,
и вздыхали тихо грустные леса...

уходило Лето. увядали травы.
яблоки алели в брошенном саду.
и в ветвях кудрявых темные дубравы
прятали от ветра павшую звезду.

далеко-далёко, высоко-высОко
тонкие тропинки убегают прочь.
и один лишь знает быстрокрылый сокол,
где босое Лето коротает ночь.

в одинокой лодке уплывает Лето,
берега скрывают тайные пути.
и не скажет ветер никому на свете -
где его увидеть, как его найти...

паутиной тонкой, кружевною пряжей
укрывают зори спящие дома.
уходило Лето - не простилось даже.
все дороги скрыла призрачная тьма.

ни письма, ни слова. в окна не стучало.
облако шальное за собой маня,
уходило Лето. и земля молчала,
горькою полынью опьянив меня...

© Copyright: Алена Васильченко, 2015

https://www.stihi.ru/2015/08/14/9786