May 1st, 2018

Бальдомеро Фернандес Морено. Утренний сонет любви

Нет, не должен ты, поэт, гасить своей лампады,
Хоть уж будет красить тонкой кистью утро
Неприкрытых окон стёкла
Синим светом из своей палитры.

Ведь нельзя не ткать за строчкой строчку,
Закрепляя чёткой рифмой
Фиолетовое полотно сонета,
Лирики в короне идеальной.
И она сегодня украшенье
Для твоей божественной и гордой головы,
Потому что хороша она, красива и разумна.

Посылаю тебе утреннее подношенье
В виде света и поющей птицы.
Утра сладкого тебе желаю.
И когда ты встанешь, то увидишь
Сердце чистое моё, которое трепещет
В солнечном луче и в трели.

Перевод Наталья Переляева


Когда уже провел свой синий штрих
по бледным стеклам карандаш рассвета,
не гаснет лампа в комнате поэта,
словно фиалку, ищущего стих,

чтобы в тонах лазурных, голубых,
сплести тебе венок и чтобы эта
корона на тебя была надета
в честь красоты и доблестей твоих.

Летит к любимой утренний подарок,
как птица, звонок и, как солнце, ярок.
Тебе желаю радостного дня.

В сиянии лучей и в птичьей трели
ты угадаешь, нежась на постели,
любовь, что плещет в сердце у меня!

Перевод Владимир Резниченко

http://pic.vreznich.ru/argentina_poetry

Алекса́ндер Ват


Алекса́ндер Ват (1 мая 1900, Варшава - 27 июля 1967, Париж) - польский писатель, поэт, переводчик.
Переводил с английского, французского, немецкого, русского языков. Перевёл на польский язык произведения Ф. М. Достоевского («Братья Карамазовы»), Л. Н. Толстого («Анна Каренина»), И. С. Тургенева, А. П. Чехова, И. Г. Эренбурга. Широко известно о тесной дружбе Вата с Маяковским и Хлебниковым.

Его жизнь была полной лишений - но и свершений.

В 1923 году он встретил свою будущую жену Олю, первая встреча произошла в театральной школе, куда она записалась втайне от родителей. Через четыре года они поженились. 9 сентября 1939 года Оля, Александр и их восьмилетний сын бежали из Варшавы вместе с тысячами беженцев, направляющихся в румынской границе.
Почти вся жизнь семейной четы прошла в изгнании. Вата арестовывали, а Оля следовала за ним. Они могли жить в полнейшей нищете, а потом, волей случая, оказаться в подавляющей роскоши. И самое поразительное в воспоминаниях Ватовой то, что она, кажется, ни на секунду не утратила радости жизни. Едва ли не самым тяжким грехом для нее было неумение быть счастливым.

Ивы в Алма-Ате

Моей пропавшей семье

Ивы всюду ивы...

В инее как ты красива, алма-атинская ива.
Но если тебя забуду, сухая ива с улицы Розбрат,
Рука моя пусть отсохнет!

Горы всюду горы...

Тянь-Шань предо мною плывет лиловый -
Пена из света, камень из красок, блекнет и тает -
но если тебя забуду, вершина Татр далеких,
Белый Поток, где с сыном о плаваньях мы мечтали,
а нас провожал улыбкой наш добрый домашний ангел, -
Пусть превращусь я в тянь-шаньский камень!

Если я вас забуду,
Если Тебя забуду, город ты мой родимый...
Ночь в Варшаве, дождь и гроза в Варшаве, где
"нищий просит у ворот,
пес ему лохмотья рвет"...

Спи, мой Ендрусь...

Раскину горестно руки, как плакучая польская ива.

Если я вас забуду,
Газовые лампы Журавьей - крестный путь моей любовной муки,
Светлые сердца, что крылись в темную стыдливость листьев,
И шепот, шорох, дождь, в аллее стук пролетки,
И златоперый рассвет голубой...
Если тебя я забуду, борющаяся Варшава,
Омытая кровью Варшава, хранящая свято могилы...

Если Тебя я забуду...
Если я Вас забуду...

Алма-Ата, январь 1942

Стихотворение написано после освобождения поэта в рамках амнистии 1941 года. В то время Ват не знал, где находятся его жена и сын. Опубликованное в 1942 г. в журнале “Польша” стихотворение помогло ему найти своих родных.

Песенка для жены

Повидал я немало ада,
В каком не бывал краю,
нигде мне так не было славно,
как в этом птичьем раю
под этой розовой скалой,
над этой зелёной волной.

Проплыли многие воды,
часов минули века,
никогда мне так не было славно,
как под защитой твоего крыла,
под тем лазурным небом,
под тем высоким дубом.

Пусть боль в каждом вздохе,
не плачь, бедняжечка -
никогда мне так не было славно,
нигде мне не было так благостно!

1 мая 1956 в Ментоне

Перевод: Матвеева-Пучкова Нина
http://samlib.ru/m/matweewa_n_w/001wat.shtml

***

Красота вещей не земная
когда последний раз глядишь на них:
серебряная тарелка на столешнице красного дерева,

край облаков и неба розовый, цви-цви
нашего щебетуна Мацюси
и лицо жены. Ее глаза
на веки вечные аминь.

29 мая 1967
Перевод с польского Натальи Астафьевой

После смерти Александра Оля занималась его наследием и писала автобиографию "Все самое важное" — пронзительную трагическую история любви на фоне страшных, кровавых событий ХХ века: "Все, что пришлось пережить, — это мой жизненный опыт. Только со временем понимаешь, насколько велико его значение". Мемуары Оли Ватовой издавались во всем мире, а в 1992 году в Польше был снят фильм "Все самое важное"

Диомид Костюрин

Костер горит, огонь мерцает.
Закат за речкою потух.
И юнкер Лермонтов читает
«Молитву юнкерскую» вслух.

И юнкера в ответ хохочут,
И кто-то «браво» говорит.
Отбой трубит начало ночи.
И лагерь дремлет, лагерь спит.

А Лермонтову всё не спится,
И слушает он не спеша,
Как время ширится и длится,
Как к небу тянется душа!

Вот он постель свою оставил
И улыбнулся тишине.
И у Мартынова поправил
Подушку, сбитую во сне.

(no subject)

Есть такое письмо.
Оно у каждого в голове.
И пишется постоянно,
И меняется содержание,
И запятых всё меньше,
Всё больше вопросительных
Воспоминаний
И многоточий пьяных.
Его не стереть, не сжечь,
Оно пишется кому-то давно,
Но до сих пор не отправлено:
Не хватает самого главного —
Адресата.

Ринат Валиуллин