April 20th, 2018

(no subject)

"Ах, какой это чудесный и ритуальный обычай в России — пить чай! Ведь пьют не для того, чтобы пить, а для того, чтоб разговаривать, познавать людей, как близких, так и далеких".

Андрей Богословский
http://www.situation.ru/app/rs/lib/bogosl/bogosl_verochka.html

Сегодня 20 апреля - День устраивания спонтанных чаепитий.

Цитата хорошая. А повесть эта грустная. Когда-то читала ее в журнале "Юность".
Автор Андрей Богословский - сын знаменитого советского композитора Никиты Богословского, сам известен как писатель, поэт, музыкант.

(no subject)

У нас зацвёл миндаль...)


В день спонтанного чаепития испекла миндальное печенье.)
Пока искала рецепт, узнала очень много интересного.
Оказывается...миндальное печенье, такое простое и привычное, на самом деле имеет богатую историю – оно покорило многие страны и народы, став для каждого из них своим; оно завладело умами великих литераторов, став персонажем их бессмертных произведений.

В лондонском традиционном чаепитии миндальное печенье является одним из наиболее почитаемых участников церемонии.
В «сладком» Париже ценителям десертов непременно рекомендуется попробовать трюфели и миндальное печенье, а в Испании готовят уже свою разновидность под названием аlmendrados.

Рецептов его приготовления очень много, они довольно похожи, все зависит желания и умения хозяйки. Можно воспользоваться, например, классическими рецептами. В прямом смысле из классики. Один из них нам предлагает Эдмон Ростан в своей всемирно известной героической комедии «Сирано де Бержерак». Дело было в Париже, на углу улиц Сент-Оноре и Арбр-Сек, в харчевне повара Рагно. У него в гостях поэты, которые с жадностью едят, беседуют и спрашивают Рагно, что тот сочинил, а он им в ответ: «Рецепт миндального печенья. Чтобы сдобным было тесто, / Есть прекраснейшее средство:

Два яичные белка
Вы, пока не будет пена,
Их взбивайте постепенно,
Подбавляя молока.
Размешав с лимонным соком,
На огне держать высоком,
А сырое молоко
Надо жестом моментальным
С молоком смешать миндальным
И разбалтывать легко.
Эта смесь в огне проворном,
Точно желтый мед, по формам
Побежит из сот.
И получится печенье –
Прямо умопомраченье –
Первый сорт!»


(Перевод Вл. Соловьева)

В самой знаменитой пьесе другого драматурга, Генрика Ибсена, «Кукольный дом» миндальное печенье играет уже почти драматическую роль. Оно становится причиной ссоры благопристойных супругов Хельмер. Муж не разрешает жене есть миндальное печенье, боясь, что тем самым она испортит зубы и будет уже не так красива. И миндальное печенье «поможет» каждому из супругов проявить себя и свои истинные желания и устремления.

О нем вспоминает русский писатель Сергей Аксаков в «Детских годах Багрова-внука»:

Иногда гости приезжали обедать, и, Б-же мой! как хлопотала моя мать с поваром Макеем, весьма плохо разумевшим свое дело. Миндальное пирожное всегда приготовляла она сама, и смотреть на это приготовленье было всегда одним из любимых моих удовольствий. Я внимательно наблюдал, как она обдавала миндаль кипятком, как счищала с него разбухшую кожицу, как выбирала миндалины только самые чистые и белые, как заставляла толочь их, если пирожное приготовлялось из миндального теста, или как сама резала их ножницами и, замесив эти обрезки на яичных белках, сбитых с сахаром, делала из них чудные фигурки: то венки, то короны, то какие-то цветочные шапки или звезды; все это сажалось на железный лист, усыпанный мукою, и посылалось в кухонную печь, откуда приносилось уже перед самым обедом, совершенно готовым и поджарившимся. Мать <…> снимала бережно ножичком чудное пирожное с железного листа, каждую фигурку окропляла малиновым сиропом, красиво накладывала на большое блюдо и возвращалась к своим гостям. Сидя за столом, я всегда нетерпеливо ожидал миндального блюда…Collapse )

Читала здесь:https://lechaim.ru/ARHIV/215/alexeeva.htm
Queen
  • kavery

Дикие лебеди. Эпилог.

Родилась у меня еще одна сказка. Но это не совсем самостоятельная сказка, а послесловие к одной известной сказке Андерсена. Я уже как-то писала, что с детских лет была у меня на Ганса Христиана одна большая обида. Он конечно частенько бывал не добр со своими героями, но вот и Русалочку. и даже Оловянного солдатика я ему как бы простила. Но вот принц оставшийся с одним крылом из сказки "Дикие лебеди" - этого незаживающая рана. Возможно, просто по тому, что была в этой истории с принцем какая-то недосказанность. Это крыло было как многоточие в конце.
А потом появилось одно фото Михала , которое мне про всю эту историю со сказкой напомнило. И засела мне в голове мысль, что надо уже как-то решить этот вопрос и посмотреть, что же с принцем стало. Идею я себе в голову положила, часто к ней возвращалась, но как расколдовать принца я не знала. Все было не то. И вот, в Люблине в ночь после концерта я почему-то опять к этой сказке вернулась мысленно. И вдруг я увидела решение. Хотя может быть оно кому-то и не понравится. И по приезду домой я написала первую часть истории (а может я даже и в Люблине начала ее писать). Потом я еще долго не могла понять как это все завершить: что стало с крылом мне было понятно, а вот что с принцем - нет. Но постепенно и окончание сказки пришло в голову. Не претендую этой историей на то, что это что-то литературное и совершенное. Это просто рассказ о принце с одним крылом. То, как я эту историю увидела для себя. Оставляю тут фото Михала, которое меня вдохновило на все это (впрочем , он сам меня вдохновляет и не только на фото), хотя сказка к нему лично отношения не имеет.


Дикие лебеди. Эпилог.
По ночам он летал. Поднимался так высоко, что казалось, что звезды касаются его своими лучами. Перед ним простирался безграничный мир: можно было кружить над зелеными кущами лесов, любоваться квадратиками полей внизу, а можно было, борясь с ветром, парить над гладью моря. Ничто не могло сравниться с ощущением полета. Как же тяжело было просыпаться утром и понимать, что это только сон.

Он спрашивал у братьев, помнят ли они, как хорошо летать? Но нет, они не скучали по полетам, им не снились облака. Конечно они помнили, что когда-то могли летать, но никто из них не хотел вернуться в то время. Видимо вместе с последними перьями исчезло и желание взмыть в небо.

Принц не мог пожаловаться на свою жизнь. Его любили в королевстве, по мере возможности он помогал братьям в их делах, но казалось, что они излишне оберегают его, ссылаясь на то, что он младше всех. В глазах простых жителей королевства он тоже часто ловил сочувствующие взгляды, людям казалось, что крыло делает его слабее, мешает ему, хотя это было не так. Свое лебединое крыло он даже полюбил, оно было белоснежным, лучи солнца запутывались в легком оперении и казалось, что крыло сияет.

Свою сестру Элизу принц видел не часто, ведь ее королевство находилось за морем. Встречи приносили и радость, и грусть. Принц чувствовал, что видя его, сестра испытывает чувство вины за то, что не успела тогда до конца его расколдовать. Время от времени она присылала к нему разных колдунов, знахарей и волшебниц в надежде, что хоть кому-то удастся снять заклятье. Но ничто не помогало. Может быть, дело было в том, что сам принц, хоть и не признавался в этом, не хотел, чтобы это крыло исчезло. В глубине души он чувствовал, что вместе с лебединым крылом из его жизни может уйти что-то важное, потеряется хотя бы иллюзия свободы, которую он имел во время полетов в своих снах. Но, с другой стороны, крыло словно отделяло его от всего мира людей, делало его чужим среди своих, мешало завести друзей, ибо мало кто мог его понять.

Свободное от королевских дел время принц проводил, уезжая один за город. Иногда он скакал на коне среди лугов, это конечно не сравнимо было с полетом, но хоть чем-то его напоминало. Вечерами он бродил среди прибрежных скал. Было у него заветное место: выступ на одной из самых высоких скал, мало кто рискнул бы туда залезть, но он часто делал это — принцу казалось, что там он ближе к звездам, да и на море открывался вид почти с высоты птичьего полета. На этом уступе юноша мог сидеть так долго, что терял счет времени.

Однажды осенью, когда море бурлило под ударами октябрьского ветра, принц сидел в своем убежище на скале. От порывов ветра он закрывался белоснежным крылом. Впрочем, ветер его не особо пугал, ему даже нравилось ощущение бури и шторма. Вдруг он увидел, как над его головой летит на юг стая лебедей. Птицы тревожно перекрикивались между собой. Принцу казалось, что он понимает каждое их слово. Неожиданно над морем поднялся смерч, и, казалось, что поднявшаяся над гладью моря воронка пытается догнать птиц, словно ей руководит какая-то неведомая волшебная сила. Лебеди замахали крыльями сильнее, пытаясь ускользнуть от стихии, но смерч все же захватил одну из птиц и закружил ее в своих объятиях. Птица пыталась бороться, но силы были не равны. Принц был в ужасе от увиденного, но что он мог сделать? В какой-то момент почудилось, что адская воронка поглотила лебедя навсегда, но внезапно, словно наигравшись со своей жертвой, она выбросила из своих недр безжизненное тело, и порыв ветра швырнул его на скалы. После этого буря внезапно совершенно стихла.

Принц увидел внизу у подножья скал белое пятнышко, качающееся на волнах. Поддавшись какому-то неведомому порыву, несмотря на то, что спуск со скалы был опасен, он все-таки добрался до подножия к тому месту, где видел упавшего лебедя. Птица не подавала никаких признаков жизни, принц поднял на руки недвижное тело и вынес его на берег. Он просто не мог оставить его там, в волнах.

Чтобы прийти в себя после случившегося и немого отдышаться после спуска со скалы, юноша сел на берегу и положил лебедя на колени. Побережье окутала ночная тишина. Даже шепот волн практически не нарушал ее. В этой тишине принц слышал стук собственного сердца, которое бешено колотилось от пережитого, но вдруг юноша услышал, что к этому стуку примешивается еще один: тихий, редкий. Вокруг никого не было кроме него самого и лебедя, которого он держал в руках. Принц нагнулся к лебедю и почувствовал,что под белым оперением, хоть едва слышно, но стучит сердце. Тогда он завернул птицу в плащ, поднялся наверх, к тому месту, где был привязан его конь, и помчался в город. В замке он принес его к местному лекарю. Тот осмотрел птицу и сказал, что да, лебедь, точнее лебедушка, жива. Пока. А вот сможет ли она поправиться, только время покажет. Сделать было ничего нельзя, только ждать и надеяться. Сколько это займет времени, лекарь не знал.

Принц отнес лебедушку к себе в покои. Приказал сделать ей место рядом с его ложем. Шли часы. В какие-то моменты казалось, что ничего не получится, но потом принц вновь обретал надежду. Он не отходил от птицы. Хотя он и забыл лебединый язык, но он пытался все время говорить с лебедушкой, звал ее, иногда просто ей что-то тихо напевал. Ему казалось, что она слышит его и что его зов поможет ее спасти. Сложно сказать, сколько часов прошло до того момента, когда птица открыла глаза. Может быть, это было и не так уж долго, но в такие моменты время всегда замедляет ход и минуты тянутся непростительно долго. Впрочем, даже очнувшись, птица была так слаба, что практически не могла шевелиться и только моргала глазами. Первые дни птицу приходилось кормить с рук, ухаживать за ее перьями. Принц иногда выносил ее в сад, надеясь, что солнышко своим теплом ускорит выздоровление. И действительно лебедушка скоро уже начала ходить. Королевский лекарь еще раз ее осмотрел и сказал, что она уже почти здорова, но вот летать вряд ли сможет. Тут поможет только чудо.

Лебедушка так и осталась жить в королевских покоях. Когда принц уезжал по делам, она плавала в пруду замка. Остальное время они почти не расставались. Юноша любил беседовать со своей новой приятельницей. Каждый говорил на своем языке, но принцу казалось, что они понимают друг друга. Даже когда они просто молчали, чувствовалось, что между ними есть какая-то невидимая связь. Принц перестал чувствовать свое одиночество. Все реже он уезжал на свои загородные прогулки, предпочитая сидеть на берегу пруда и любоваться плавающей там птицей.

Пришла весна. С юга потянулись караваны птиц. Над королевским парком что ни день, то пролетали стаи возвращающихся лебедей. Они радостными криками оглашали все вокруг. Лебедушка слышала это, было видно, что ей хочется взмыть в небо, к своей родне. Но она только могла хлопать крыльями и грустно кричать им вслед. Принцу было жаль подругу, но как ей помочь?
Collapse )