March 12th, 2018

Алексей Саврасов "Грачи прилетели"

Пруд и березы, деревенские дома и церковка, потемневшие весенние поля - все обжито и согрето сердечным теплом в картине Алексея Саврасова "Грачи прилетели".

На окраине маленького селения возвышается небольшая шатровая колоколенка. К светло-голубому с высокими облаками небу тянутся еще голые, но уже забродившие соками ветки берез. На них с шумом и гамом опускается стая грачей.

Знакомая всем с детства картина представляется сейчас одним из символов русского пейзажа, постоянно любимых народом верной и преданной любовью.

В ней, такой простой и внешне безыскусной, было пронзительно воплощено свойственное русскому человеку лирическое чувство, поэтому картину сразу и восприняли как олицетворение русской природы, всей деревенской России.

Первоначальные этюды к картине "Грачи прилетели" А. Саврасов писал в селе Молвитино, находившемся близ Костромы. Это было довольно большое село со старинной церковью на окраине.

А. К. Саврасов приехал в Молвитино в марте 1871 года, здесь много и плодотворно работал над этюдами с натуры, так что ни одна мелочь не ускользала от его пристального взгляда. Уже в первых этюдах тонкие, трепетные стволы берез потянулись к солнцу, просыпалась от зимней спячки земля. Все оживало с наступлением весны - любимой поры художника.

Однажды он пришел на окраину села, чтобы посмотреть вблизи на эту старинную церковь. Пришел ненадолго, да так и остался до вечера.

То ощущение весны, которым он жил последние дни, вдыхая пьянящий мартовский воздух, здесь - у околицы обычного русского села - приобрело особую силу и очарование. Он увидел то, что желал увидеть и на что смутно надеялся. Художник раскрыл этюдник и начал рисовать быстро, вдохновенно, забыв обо всем на свете.



https://www.liveinternet.ru/users/stewardess0202/post377080688/

(no subject)

вмещает
невозможный март
и синий снег, и розовый закат,
украшен мир
прозрачной карамелью
звеня капелью…

и хочется
запутаться всерьёз

в тончайших

веточках
берёз!

©Лола Грей

Владимир Луговской

В час предутренний видишь всю жизнь позади,
Шелест, шум, голоса окружают тебя,
И забытая страсть колыхнулась в груди,
И летят журавли, в поднебесье трубя.

Посмотри на себя - ты высок и тяжёл,
Ты немало больших городов обошёл,
Ты любил и страдал, ты с друзьями дружил,
Молодое вино своей родины пил.

Но весёлое, быстрое счастье твоё,
В поднебесье трубя, унеслось в забытьё.

В час предутренний видишь всю жизнь позади.
Ты, отдавшая целую жизнь для меня,
Лёгкой тенью приди и меня поведи
В нашу юность, в страну голубого огня.

Там берёзы стоят на юру голубом,
Там несётся весна на ветру голубом,
Там, в лесу голубом, голубой бурелом.
Голубая река громыхает, как гром,
Голубеет бревенчатый низенький дом,
И луна голубая плывёт за бугром.
Там глубоких снегов голубая постель, -
Это наш голубой подмосковный апрель.


***

Зяблик запел на берёзе лиловой,
Вышел из чёрной земли чистотел.
Это не высказать будничным словом -
Снова, как в детстве, зяблик запел.

Значит, дано мне опять насладиться
Дедовской русской, прохладной весной,
Видеть, как мчатся пролётные птицы
К старым гнездовьям, на север родной.

Слушать ручьёв перезвон по низинам,
Тихий, дремотный, клонящий ко сну,
И вспоминать отшумевшие зимы,
Зябликов детства, зовущих весну.

Заново каждой весною родится
Мир в заповедной апрельской тиши.
Мысли летят, как пролётные птицы,
К старым, забытым гнездовьям души.

Видишь всю землю, рождённую снова.
Всё, что забылось, - встаёт наяву,
Каждая клеточка шара земного
Тайно тебе говорит - я живу.

Жизнь голубой бесконечностью манит.
Где же предел? Мне не виден предел.
Рощи берёз в легкокрылом тумане.
Снова, как в детстве, зяблик запел.