January 1st, 2018

ОДНАЖДЫ УТРОМ

Белым-бело! – И в этом белом гимне
Явилась нам, болезненно остра,
Необходимость тут же стать другими,
Уже совсем не теми, что вчера.

Как будто Бог, устав от наших каверз,
От ссор и дрязг, от жалоб и нытья,
Возвёл отныне снег, крахмал и кафель
В разряд святых условий бытия.

И вдруг шаги и разговоры стихли,
И тишина везде вошла в закон
Как результат большой воскресной стирки
Одежд, религий, судеб и знамён.

Леонид Филатов

Джордж У. Пек. По городу с новогодними визитами

***

— Ах, да вот же как раз и ты, мой изобретательнейший друг! Послушай меня, шуточки твои дошли до форменного уже свинства! — такими словами встретил бакалейщик своего приятеля Хеннери. Затем, схватив в руки бочонок из-под патоки, втолкнул он им своего гостя в угол и крепко — так, что у того глаза полезли из орбит, — ухватил за горло.

— По твоей милости я потерял с десяток выгоднейших моих покупателей! — продолжал он кричать. — А теперь, черт тебя дери, прощайся же ты со своей никчемной жизнью!

Бакалейщик схватил с прилавка нож для сыра и принялся точить лезвие о свой сапог.

— А в чем… кх-х… х-х… дело-то?! — прохрипел сорванец: рука бакалейщика продолжала сжимать его горло. — Не делал я ничего… к-х-х… вам!

— Солжешь, быть может, что это не ты подвесил за ноги серого облезлого кота — дохлого — возле моей двери: в ряд с кроликами, которых я вывесил там на продажу?! Я и не заметил того; и не знал того, пока пастор не вывел меня за дверь и поинтересовался, хорошо ли идут у меня вот эти упитанные коты, и кто покупатели. Уж нет, терпеть такого я не стану больше!

Мальчик, когда бакалейщик перестал наконец сжимать его горло, отдышался и затараторил, что это не он вовсе, это полисмен подцепил — хохмы ради — рядом с его кроликами того дохлого кота; они с приятелем оба это подсмотрели, и шел он сейчас к нему сюда, как раз чтобы рассказать ему об этом. Заметив, что мальчуган готов уже расплакаться, бакалейщик выпустил его из угла и поспешил заверить, что убивать его он, конечно, не намерен, он лишь шутит. Затем открыл для него банку сардин, — после чего примирились они уже окончательно.

Бакалейщик спросил, весело ли его папа — да и они с мамой — встретили Новый Год в этот раз. Мальчуган горестно вздохнул и принялся рассказывать:

Collapse )

Перевод (сокращенный) 29-й главы повести «Шалопай Хеннери и его папаша» (“Peck's Bad Boy and His Pa”, 1883 г.) американского писателя Джорджа Уилбера Пека (George Wilbur Peck, 1840-1916).


Перевод: Олег Александрович. ©, 2017
http://www.proza.ru/2017/04/15/1444