November 24th, 2016

Лариса Миллер Любовь к гонимым словам

***
А счастье постоянно с нами
Воспоминаниями, снами.
Оно и в неурочный час
Не сводит с нас счастливых глаз
И ждёт, что мы его заметим
И на его привет ответим.

Стихи Ларисы Миллер всегда и малы, и кротки. Они как синицы, прилетевшие к окну в зимний день: оглянешься, а там уже никого нет.


Но от этой секундной возни под окном и промелька крыльев что-то улыбнется в тебе. И захочется еще помолчать у окна, помедлить над страницей, удерживая дарованную стихами неспешность.

Строки Ларисы - как тихие шаги в соседней комнате. Так в нашем детстве ходила мама, опасаясь нас разбудить. И сладко было сквозь сон слышать иногда скрип двери, звяканье чайника или кряхтенье половицы - в этих нечаянных звуках было еще больше любви, чем в тишине.

А я люблю гонимые слова,
Немодные сегодня сантименты
Про всякие счастливые
моменты
Той жизни, что банальна
и нова,
Из коей душу так спешат
изъять,
Как некогда изъяли букву ять.


"Стихи почти всегда начинаются с пустяка: с интонации, с едва различимого, лишенного внятного смысла созвучия, с "шепотов и звонов".
"Savoir vivre", - говорят французы. "Умение жить". Не знаю, что они вкладывают в это понятие, но, на мой взгляд, "savoir vivre" - это умение чувствовать себя богатым, не имея ни гроша за душой, способность из ничего сколотить капитал, за который трястись не надо, поскольку его нельзя ни украсть, ни пустить по ветру. Дождь, туман, птица, случайный разговор, стихотворная строка, воспоминание - вот они, несметные богатства умеющего жить.

Из эссе "Его величество пустяк"

https://www.stihi.ru/2014/03/29/3448

У художника Геннадия Новожилова, в юности учившегося вместе с Юрием Норштейном на курсах мультипликаторов, есть глубокие размышления о поэзии, а в них - строки, которые кажутся мне написанными о Ларисе Миллер: "Поэзия таинственней самой жизни. Слова, как иней под ладонью, истаивают и проливаются каким-то другим смыслом, не поддающимся, словно музыка, объяснению. И тогда что стоит весь земной опыт..."

***
Живу, текущий день любя,
А он уходит. Его впустила бы в себя
Да не выходит.
Впустила уйму строчек тех,
Что есть на свете,
Но позабыла, как на грех,
Все строки эти.
Впустила музыку, чтоб та
Во мне звучала,
Но позабыла, вот беда,
Её начало.
Что делать? Память - решето,
Душа, как сито,
И что ни вспомню, всё не то,
А то - забыто.


Источник https://rg.ru/2016/11/24/vyshel-novyj-sbornik-stihov-larisy-miller.html

СУМЕРКИ

Когда, как старый маг, приводит вечер скуку,
Исподтишка разлив ее надежный яд,
Я чувствую, они уже в дверях стоят —
О эти сумерки! Прокрались — и ни звука…

Шагами ватными по черным и немым
Невидимым коврам они идут и влажным
Дыханием своим готовы слиться с каждым
Предметом — мертвые, восстав, подобны им.

И если вслушаться, и если присмотреться,
То голос бабушки внезапно оживет,
Как робкий эмигрант из прошлого, — и вот
Они уже звучат, воспоминанья детства…
©
Жан Кокто
Перевод Михаила Яснова


Художник Алексей Бутырский

Я загадаю снегопад на Рождество...

Я загадаю снегопад на Рождество,
Уютный вечер с тонким запахом лаванды...
И на губах кофейный привкус шоколада,
И тишину, и чтобы больше - никого.

Я попрошу такой же точно снегопад,
Как прошлогодний... бесконечный и бессонный...
И чтоб снежинок рассыпающихся сонмы
Летели в окна, приземляясь наугад...



https://www.stihi.ru/2016/11/03/10953

Ника Невыразимова



Сегодня утром не стало Кати Бушмариновой, которую многие из вас знают как Нику Невыразимову.
Яркая, сильная, любящая — она обладала особым талантом: её стихи запоминались с первого раза, потому что были не только насыщены настоящим чувством, но и образами, близкими и понятными практически каждому.

Когда сгорит бумажный самолётик,
И все поймут: он был ненастоящий,
То в серой горстке пепла вы найдёте
Сокровище моё - мой чёрный ящик.
В нём будет всё про мокрую аллею,
Свет фонаря под сомкнутые веки,
Про то, о чём ни капли не жалею...
Уверенность в случайном человеке,
С которым самолётик мы сложили
И ринулись в нелётную погоду
Парить над вашей глиной, тёмной, жирной,
Кружить в обнимку, весело и гордо...
Он был хорош, мой лётчик-испытатель.
И странно, что нас сбили, кроме шуток.
Никто меня не предал, перестаньте!
Мне просто не хватило парашюта.

ЁЖИК В ТУМАНЕ

Пусть я ёжик… такой предзимний.
И в тумане. Опять в тумане.
У меня на иголках иней.
И на лапках – по свежей ране.

Ёж – ура! – не предмет охоты.
Это славно – не быть предметом.
Знаю средство от грусти – хохот.
Но зимой тяжелей, чем летом.

Летом как-то бодрей и бойче.
На траве. А сейчас сугробы.
А сейчас я свернусь в клубочек,
И дотронься тогда, попробуй!

Не колоться? Не в этой жизни.
Сила духа таится в теле.
На иголках моих ежиных
Сохнет вражеский эпителий.

Не колоться – себе дороже.
И не стройте воздушных замков.
Вот такой я предзимний ёжик.
И в душе я – противотанков.


Чашка

На донышке чашки кофейной —
уверенность в завтрашнем дне,
немного свободы трофейной,
добытой на вечной войне
с заботами, страхами, ленью,
с желанием сдаться и лечь…
И с тем, что, как реки, мелеем
и сохнем от долгих невстреч.

На донышке чашки кофейной —
улыбка и лёгкий кураж,
там водятся добрые феи
и песню кричит Бумбараш…
И я подпою Бумбарашу
про сабли, штыки и «дождись»,
допью эту чёртову чашку,
и сразу наладится жизнь.

Ника Невыразимова

http://www.liveinternet.ru/users/5254498/post403062320/
http://www.stihi.ru/2016/11/24/6969

лунное

к порогу твоему - по лунной крошке, -
как ночь тиха осенняя... ты спи, -
не потревожу, посижу немножко,
прислушиваясь, как листва сопит.

когда-то двое по земле бродили
из ночи в ночь - не громко, не спеша.
тянулся след мерцающим пунктиром -
погас...
нам не хватило шалаша
для рая...
осень мне подругой стала, -
по кругу, - от нее – и снова к ней.

секунд осталось до рассвета мало -
ты спи...
а мне – обратно в прозу дней.

© Copyright: Марианна Вьен, 2016