August 4th, 2016

(no subject)

Какая нынче дозировка Чудес, явившихся на свет?
А мне в ответ: «Да их и нет. Есть шмель, есть божия коровка,
Есть блик рассветный, есть роса…». Кричу: «Да это ж чудеса!
Они – мои. Беру всё оптом. Беру, покуда не истоптан
Рассветный влажный сад, беру теней бесшумную игру,
Лучей серебряные нити. Всё это – в воздух заверните».

Лариса Миллер

ИГОРЬ СЕВЕРЯНИН

Есть в тихом августе, мечтательном и кротком,
Такая мягкая, певучая печаль,
Что жаль минувшего, мелькнувшего в коротком,
Что сердце просится: «к забвению причаль».

Мне вспоминаются, туманны и бессвязны,
Обрывки августов, их встречи, их уход…
И для души моей они однообразны,
Как скалам озера — проплывший пароход…

1909



Всем доброго дня!;)

Варим варенье...

Размышленья за варкой варенья

Пахнет варенье домашним уютом,
Чаем вечерним, беседой неспешной.
Зноем полуденным и, почему-то,
Детством забытым и чем-то нездешним.

Всё преходяще и всё неизменно...
Таз, по размерам не меньше светила,
Вяжется кружевом лёгкая пена,
Дышит варенье, пыxтит незлобиво,

Сладостью манит, пугает горчинкой.
Всё перемешано - горе и радость…
Юность бежала вчера по тропинке,
Там, где сейчас спотыкается старость.

Необратимо земное вращенье -
Ясное небо затянется рябью…
В каплях варенья, как в гуще кофейной,
Лето предвижу сладчайшее... Бабье…

https://www.stihi.ru/2013/08/02/1946



Кириак Костанди Варят варенье.1891 г.



Наталья Тур Варенье из яблок.


Абрикосовое варенье. Конюхова Наталья Петровна

Перебирали абрикосы -
Варили на зиму варенье,
И проходило воскресенье
Не просто как-нибудь, а с пользой.
Впуская в форточку прохладу,
Я пенки желтые снимала
И где-то как-то понимала,
Зачем все это было надо.
Я знала, знала, что варенье
Еще наслушается споров,
Интеллигентных разговоров
И философских словопрений,
За милую проскочит душу
Под выгнанных и убиенных,
И скажет мама непременно:
"Поэтам тоже надо кушать".
Его съедят, почти не глядя,
Как оно дивно янтарится:
"Да вы окститесь, Бога ради -
В России страшное творится..."
Подружка абрикос подцепит
И ловко в рот себе положит:
"Ведь он меня совсем не ценит.
Он - сволочь", - тихо подытожит.
В отечестве темно и страшно.
И так уютно в доме нашем.
Чтоб было счастье полной чашей,
Глотайте горе полной чашей,
И эти баночки тугие
Я растаскаю по больницам,
Где будут гнить, а не лечиться
Любимые и дорогие.
И кто-нибудь их них без силы
И как простое откровенье
Мне скажет: "Вкусное варенье".
И я скажу: "Сама варила".

Елена Исаева

http://www.moscowwriters.ru/TVOR-P/i/isaeva-zil/isaeva-zil-st.htm



Самое известное упоминание в драматургии о вишне, конечно же, содержится в бессмертной чеховской пьесе «Вишневый сад». Старик Фирс мечтательно вспоминает: «В прежнее время, лет сорок–пятьдесят назад, вишню сушили, мочили, мариновали, варенье варили, и, бывало, сушеную вишню возами отправляли в Москву и в Харьков. И сушеная вишня тогда была мягкая, сочная, сладкая, душистая... Способ тогда знали...».

Драматург Алексей Арбузов в «Сказках старого Арбата» недаром вложил в уста своего героя-кукольника слова: «Пройдут годы, и, наконец, я приглашу его к себе выпить чайку с вишневым вареньем». Именно эта деталь дает ощущение дружеского уюта старомосковской кухни: абажур, поющий на плите чайник, неспешная беседа.

Раньше варка вишневого варенья была для писателей приметой идиллического быта. Вишневое варенье варили у Пушкина в «Евгении Онегине», не обошли его вниманием Гончаров, Тургенев, Паустовский.

(no subject)

Степные сны

Облака зацепились за ломкие стебли травы,
исколовшие небо. Звенит пересушенный воздух,
как стрела, натянувшая тело тугой тетивы.
Одуряющий зной, задремавший на маковых звёздах,
стрекотнёй насекомых завис над простором степным.
По полынному духу гадает закатом светило
о дороге на запад — до самых аральских пустынь —
где гортанью просоленной шепчет о том, что забылось
миражам кораблей. Где в провяленных досках — песок.
А в изъеденных ржою бортах — вездесущие ветры.
Где меж двух горизонтов застыло и видит свой сон
безвремение в тонких одеждах из веры и пепла.

Вика (Виктория) ЧЕМБАРЦЕВА

(no subject)

Всё подлинное - тихо и неброско,
не в замке, а в зелёном шалаше...
А это ведь и вправду так непросто —
большую радость вырастить в душе.

Вздохну над строчкой, над бутоном ахну,
погреюсь у случайного огня…
А то ведь я без радости зачахну,
или она зачахнет без меня.

Наталия Кравченко