December 13th, 2015

Лора Инглз Уайлдер

Мама говорила:

Стирать — в понедельник,
гладить — во вторник,
штопать — в среду,
сбивать масло — в четверг,
убирать — в пятницу,
печь хлеб — в субботу,
отдыхать — в воскресенье.

Лора Инглз Уайлдер. Маленький домик в больших лесах

.

http://www.livelib.ru/author/230556/quotes

..."Ведение дневников - увеличивает активность мозга!")))

Оригинал взят у felisata в ..."Ведение дневников - увеличивает активность мозга!")))
Михаил Горбань6 (700x518, 124Kb)
Художник: Михаил Горбань
===
"...Ведение дневников, сочинение стихов и просто создание различных историй на бумаге благотворно влияет на эмоциональное состояние человека, помогая справиться со стрессом, страхами и грустью, утверждают американские ученые.

Как передают британские СМИ слова профессора Мэтью Либермана из Калифорнийского университета, собственные воспоминания, выложенные на бумагу, а также сочинение историй на основе личного опыта увеличивает активность в области мозга, отвечающей за контроль эмоций, и замедляет работу области, отвечающей за эмоциональные расстройства. К такому выводу группа ученых пришла, изучив активность мозга 30 человек, которых попросили описать на бумаге различные грустные картинки. "

Далее: http://top.rbc.ru/wildworld/16/02/2009/280917.shtml

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru


Семен Кирсанов Жил-был я...

СТРОКИ В СКОБКАХ

Жил-был я,
(Стоит ли об этом?)
Шторм бил в мол.
(Молод был и мил...)
В порт плыл флот.
(С выигрышным билетом
жил-был я.)
Помнится, что жил.

Зной, гром, дождь.
(Мокрые бульвары...)
Ночь. Свет глаз.
(Локон у плеча...)
Шли всю ночь.
(Листья обрывали...)
«Мы», «ты», «я»
нежность и печаль.

Знал соль слез
(Пустоту постели...)
Ночь без сна
(Сердце без тепла) —
гас, как газ,
город опустелый.
(Взгляд без глаз,
окна без стекла).

Где ж тот снег?
(Как скользили лыжи!)
Где ж тот пляж?
(С золотым песком!)
Где тот лес?
(С шепотом — «поближе».)
Где тот дождь?
(«Вместе, босиком!»)

Встань. Сбрось сон.
(Не смотри, не надо...)
Сон не жизнь.
(Снилось и забыл).
Сон как мох
в древних колоннадах.
(Жил-был я...)
Вспомнилось, что жил.

Семен Кирсанов



Анненский Иннокентий

Первый фортепьянный сонет

Есть книга чудная, где с каждою страницей
Галлюцинации таинственно свиты:
Там полон старый сад луной и небылицей,
Там клен бумажные заворожил листы,

Там в очертаниях тревожной пустоты,
Упившись чарами луны зеленолицей,
Менады белою мятутся вереницей,
И десять реет их по клавишам мечты.

Но, изумрудами запястий залитая,
Меня волнует дев мучительная стая:
Кристально чистые так бешено горды.

И я порвать хочу серебряные звенья...
Но нет разлуки нам, ни мира, ни забвенья,
И режут сердце мне их узкие следы...

Эмили Дикинсон

Земля полна мелодий.
Без них земля пуста.
Один закон в природе
И это — красота.

Свидетель же земли
И всех ее морей —
Сверчок с непревзойденной
Элегией своей.

Эмили Дикинсон
(Перевод Яна Пробштейна)

Шотландская колыбельная

Напевают ласковые снеги,
Посыпая в деревнях дома:
Баю-баю – ячменю в телеге,
По пути из поля в закрома.

Баю-баю – мельнице скрипучей,
Мельнику, смоловшему зерно.
Баю-баю: силосовой куче,
Певчим птахам, певшим озорно.

Под волынку, допивает крынку
Молока, с молитвой, детвора.
Баю-баю, выпьют все и, спинка
К спинке, лягут, пожелав добра:

Ветру-музыканту, маме с папой,
Ангелам, уснувшим в небесах.
Кот помашет, засыпая, лапой:
Мышкам в норке, кошке на сносях.

Баю-баю. Спите дорогие,
Улыбаясь музыке зимы,
А она, как мерин долгогривый,
Будет с нежностью похрапывать из тьмы.

© Copyright: Андрей Сизых, 2007

(no subject)

У старого дома, где жизнь текла моя, жил маленький фонарь. Он от любви ко мне страдал. Его не замечала я — невзрачный был. Стерли годы лак его одежды, тусклым виделся он всем. Бывало, на скамейке рядом с ним я любовалась новыми огнями на улице моей, Садовой. Они манили, стирая память прошлых лет. Грустно было, что думала я не о нем. А он горел, как лампа на столе у бабушки моей. Вокруг царил покой, и вечность времени текла, часы земные пропуская. Ощущалась фантастическая целостность жизни. Ее сравнить я не могла с роскошным, пугающим светом фонарей у моря, что стоят на Набережной, меняя каждый год наряд: то в гранит одеты, то золотом покрыты... Как могла не замечать тот мой фонарь! Болтала чушь с друзьями, смеялась над миганьем тусклым, забытым временем. Он слушал, все запоминая. ...Сейчас пришла к нему. По-прежнему стоит среди густых деревьев и с нежностью рассказывает новости о городе любимом, о моих проказах дерзких и смешных, о любви к усталым людям, которым нужен был покой и отбивные, о якобы удавшихся задумках судьбы моей. В окне воспоминаний зажглись огни...

Ника Турбина, из дневниковых записей

Генрих Гейне

* * *

Чтобы спящих не встревожить,
Не вспугнуть примолкших гнезд,
Тихо по небу ступают
Золотые ножки звезд.

Каждый лист насторожился,
Как зеленое ушко.
Тень руки своей вершина
Протянула далеко.

Но вдали я слышу голос -
И дрожит душа моя.
Это зов моей любимой
Или возглас соловья?..

Перевод С.Маршака

http://s-marshak.ru/works/trans/trans153.htm