November 11th, 2015

В Петербурге снимут фильм про Велимира Хлебникова

Оригинал взят у philologist в В Петербурге снимут фильм про Велимира Хлебникова
Режиссер Ирина Евтеева снимет фильм «Творения или 4 Ка Велимира Хлебникова». Этот проект кинокомпании Proline Film посвящен 130-летнему юбилею известного авангардного поэта начала ХХ века. Как сообщили в петербургской кинокомпании, картина станет первой экранизацией произведений Велимира Хлебникова. Действия фильма происходят в Петрограде времен Первой мировой войны. Но герои Хлебникова живут вне пространства и времени. Они свободно в них перемещаются, оказываясь и в Древнем Египте, и в Сирии, где с поэтом происходят удивительные перевоплощения.



Collapse )

Строки дня. Иван Бунин


Зазимок

Сивером на холоде
Обжигает жёлуди,
Листья и кору.
Свищет роща ржавая,
Жёсткая, корявая,
В поле на юру.

Ходят тучи с ношею,
Мёрзлою порошею
Стало чаще дуть,
Серебрятся озими —
Скоро под полозьями
Задымится путь,

Заиграет вьюгою,
И листву муругую
Понесет смелей
По простору вольному,
Гулу колокольному
Стонущих полей!

29 октября 1915 года

Евгений Иванович Чарушин




Евгений Иванович Чарушин (1901-1965) стал известен прежде всего как талантливый художник – анималист. Любовь и теплота, с которыми он изображал животных, принесли ему поистине мировое признание. Однако не только умение реалистично отобразить на холсте окружающий мир прославило его, но и безусловный писательский талант. Рассказы Евгения Чарушина отличаются детской непосредственностью и свежим взглядом. Простыми и яркими образами он доносит до юных читателей волшебный мир птиц и зверей.
Талант Чарушина своими корнями уходит далеко в детство. С первых лет жизни писатель много времени проводил с охотниками, умельцами-кустарями, лесниками. Мама писателя, Любовь Александровна, привила сыну горячую любовь к природному миру. Вместе с ней он работал в саду, ухаживал за животными.
Опыт, полученный в детстве, помог Чарушину приобрести мастерство незаурядного художника. До мельчайших подробностей он мог передать повадку животных. Лаконично и в то же время ёмко Евгений Иванович изображал нахохлившуюся ворону, осиротевшего медвежонка и много других ярких образов. Будучи мастером изобразительного искусства, Чарушин не мог не воспользоваться таким инструментом, как слово. То, о чём он создал так много картин и зарисовок, обрело словесную форму, и мастерство художника гармонично дополнилось писательским талантом.
Ребячий восторг, который Чарушин на протяжении всей жизни испытывал перед природой, он передал в своих рассказах. «Что за зверь?», «Медведь-рыбак», «Перепёлка» - эти и многие другие произведения помогают воспитать в детях чувство сострадания, любви к природе и ответственности в отношениях с окружающим миром.
С первых лет жизни рассказы Евгения Чарушина сопровождают детей в чудесном путешествии в страну под названием Природа. Увлекательные тексты, сопровождаемые талантливыми иллюстрациями, пробуждают в юных читателях яркие чувства.





НИКОЛАЙ ГУМИЛЁВ - ВАЛЕРИЮ БРЮСОВУ



Фотография Макса Волошина. Гумилёв Николай в Париже, 1906 г.

ИЗ ЧАСТНОЙ ПЕРЕПИСКИ
11 НОЯБРЯ 1906 ГОДА

НИКОЛАЙ ГУМИЛЁВ - ВАЛЕРИЮ БРЮСОВУ

Париж

Многоуважаемый Валерий Яковлевич!
Пишу Вам, не дождавшись Вашего ответного письма, потому что чувствую, что мое первое письмо было очень неполно. Прежде всего спешу ответить на Ваш вопрос о влиянии Парижа на мой внутренний мир. Я только после Вашего письма задумался об этом и пришел вот к каким выводам: он дал мне сознанье глубины и серьезности самых мелких вещей, самых коротких настроений. Когда я уезжал из России, я думал заняться оккультизмом. Теперь я вижу, что оригинально задуманный галстух или удачно написанное стихотворение может дать душе тот же трепет, как и вызыванье мертвецов, о котором так некрасноречиво трактует Элифас Леви.



http://gumilev.lit-info.ru/gumilev/pisma/043.htm

Федор Михайлович Достоевский



— Достоевский умер, — сказала гражданка, но как-то не очень уверенно.
— Протестую! — горячо воскликнул Бегемот. — Достоевский бессмертен!

© Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита»...

Федор Михайлович Достоевский родился 30 октября (11 ноября) 1821 года.

Надо любить жизнь больше, чем смысл жизни.

Свобода не в том, чтоб не сдерживать себя, а в том, чтоб владеть собой.

Перестать читать книги — значит перестать мыслить.

Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека!

Человек, умеющий обнимать - хороший человек.

Лада ПУЗЫРЕВСКАЯ

колыбельное

Ночь, распятая без затей, слов горячечных одержимость —
Боже, миленький, подержи нас до рассвета на высоте.
За блескучего льда стеной — миллионы цветочков аленьких,
ты держи нас, держи как маленьких
в этой сказочке жестяной,
где тягучая снов нуга в небе сумеречном желейном —
рук протянутых не жалей нам, не проснувшимся наугад
у последней своей реки. Между прошлым качай и будущим
всех изнеженных снежным чудищем одиночеству вопреки.

http://www.gulliverus.ru/gvideon/?article=43216


Лада ПУЗЫРЕВСКАЯ родилась в Новосибирске, выросла на Дальнем Востоке, жила в Новокузнецке, Санкт-Петербурге. Окончила Новосибирскую Государственную Академию Экономики и Управления. Автор книг: «Маэстро полуправды не всерьёз» (2004, Новосибирск) «время delete» (2009, Санкт-Петербург), «Последний десант» (2010, Таганрог). Печаталась в журналах: «Нева», «Сибирские Огни», «Дети Ра», «Ковчег», «Южное Сияние», «Эдита» (Германия), «Камертон» (Иерусалим), «Дальний Восток» и др. Член Южно-Российского союза писателей и Международного союза писателей «Новый современник».

Лада Пузыревская: это Питер, mon cher.

Если забудут в осень свести мосты,
то зимовать придется там, где застал
снег, затянувший белым надежд посты.
Бледные тени… сны?.. у чужих застав

нас не дождутся – это наверняка.
Время стоит, когда на семи ветрах
мечется-бьётся-плачет Нева-река,
плещет на серый берег столетний страх –

страх тишины. Вы слышите шорох, князь?..
Вечность скребется в битые зеркала.
Стрелки, плутая, сонно стирают вязь
на циферблате... Скольким она лгала –

осень, багровый росчерк на золотом,
дивное время жечь не мосты, листву,
всё оставлять на призрачное «потом»,
верить любому жесту, как колдовству.

Это потом здесь будет серым-серо,
после случайно скошенных ветром фраз,
это потом, поставивших на зеро,
осень запеленгует, ослепших, нас –

тех, кто смотрел на солнце и рифмовал
смерть, как одну из прочих попыток сметь.
Каждый случайный луч – всё в слова. Слова…
Осенью все слова – только мелочь-медь,

будущих зим разменный не-golden фонд,
плата за выживание в той войне,
где даже тени наши уйдут на фронт,
той, где за каждый выстрел платить вдвойне.

Белая сказка… Битва за каждый след –
это для тех, кто вряд ли у райских врат
в очередь встанет на тысячу долгих лет.
Это для тех, кто верит в победу, брат.



если выпадет снег

Рисует охрипший мороз кружева
на мутной воде, что упорно жива,
ваяет бесстрастные фрески
на стойко взошедших в ночи куполах,
мерцает, запутавшись в ветра полах,
блистательно тлеющий Невский.

Здесь встречные лица сродни зеркалам,
где только неоновый отблеск реклам,
и, как нерадивый служивый,
сквозняк затаился в осевших дворах,
с надеждой на солнце баюкает страх,
но все предсказания – лживы,

и метеосводка, как водится, врёт,
и не за горами опять гололёд,
и выйдут вальсировать тени
на гулкие улицы наших молитв,
где враг не опознан, а значит – не бит,
и мы не стрелки, а мишени –

мишени для стрел безмятежных и пуль,
нас всех произвольно расставит патруль
по-вдоль столбовой безымянной.
Архангелы стаей взметнулись с поста,
Всевышний, сбиваясь, считает до ста
сраженных, блаженных и пьяных

по льдистому списку напрасных утрат.
И ты, мой далёкий, мой сумрачный брат,
глядишься в свинцовое утро,
попятные ищешь на небе следы,
но звёзды, бледнея, сомкнули ряды –
так день начинается, будто

и не было торных, просторных путей,
и следует жить-ворожить без затей –
глядишь, пронесёт и на этот,
который по счету, отчаянный раз...
Но падает снег на Казанский и Спас,
и трудно не выдать секрета

о том, что холодное время зима
приходит сама и уходит – сама,
и нас расстреляет поштучно
хозяин неверьем пропитанных стрел,
а тем, кто на этой войне уцелел,
не лучше, поверь мне, не лучше.


http://lito1.ru/sbornik/5230

Вадим Шефнер

Ничего мы тогда не знали,
Нас баюкала тишина,
Мы цветы полевые рвали
И давали им имена.

А когда мы ложились поздно,
Нам казалось, что лишь для нас
Загорались на небе звезды
В первый раз и в последний раз.

...Пусть не все нам сразу дается,
Пусть дорога жизни крута,
В нас до старости остается
Первозданная простота.

Ни во чьей (и не в нашей) власти
Ощутить порою ее,
Но в минуты большого счастья
Обновляется бытие,

И мы вглядываемся в звезды,
Точно видим их в первый раз,
Точно мир лишь сегодня создан
И никем не открыт до нас.

И таким он кажется новым
И прекрасным не по летам,
Что опять, как в детстве, готовы
Мы дарить имена цветам.

Вадим Шефнер

Роман Сеф

Пусть мне покажут наше «завтра»,
С Венеры дальней космонавта, –
Забавно,
Только и всего.
Но вот в того,
Который сможет
Вернуть мне день,
Который прожит,
Поверю я,
Как в божество.

Роман Сеф