September 5th, 2015

Доброе утро!



Медлительной чредой нисходит день осенний,
Медлительно крутится жёлтый лист,
И день прозрачно свеж, и воздух дивно чист -
Душа не избежит невидимого тленья.

Так, каждый день стареется она,
И каждый год, как жёлтый лист кружится,
Всё кажется, и помнится, и мнится,
Что осень прошлых лет была не так грустна.

Александр Блок

Игорь НЕРЦЕВ.

* * *

Ещё дождям кропить и литься –
Уже немыслима гроза…
Берёт в ладони наши лица
И смотрит осень нам в глаза.

Крыть крыши, и менять лодковы,
И наблюдать, как стынет свет.
Нас спросит осень: вы готовы?
А мы ответим честно: нет!

Душа оттаивала сложно
Прошедшим зиму воробьём,
И разве так, с налёту, можно
Вогнать её в былой объем?

Она – уже другая птица,
И чертит по небу, дерзя,
И не желает поместиться
3а прутья прежнего «нельзя!»

Ах, осень!
Перед стужей длинной
Дай всё, чего недодала, –
Под серебринкой паутинной,
На чистом золоте тепла.

Игорь Нерцев (1933 – 1975)
http://poezosfera.ru/tag/igor-nertsev

Борис Пастернак

Бабье лето

Лист смородины груб и матерчат.
В доме хохот, и стекла звенят,
В нем шинкуют, и квасят, и перчат,
И гвоздики кладут в маринад.

Лес забрасывает, как насмешник,
Этот шум на обрывистый склон,
Где сгоревший на солнце орешник
Словно жаром костра опален.

Здесь дорога спускается в балку,
Здесь и высохших старых коряг
И лоскутницы-осени жалко,
Все сметающей в этот овраг.

И того, что вселенная проще,
Чем иной полагает хитрец,
Что, как в воду, опущена роща,
Что приходит всему свой конец.

Что глазами бессмысленно хлопать,
Когда все пред тобой сожжено
И осенняя белая копоть
Паутиною тянет в окно.

Ход из сада в заборе проломан
И теряется в березняке.
В доме смех и хозяйственный гомон,
Тот же гомон и смех вдалеке.




Стихи из романа
«Доктор Живаго»
magazines.russ.ru:8080/znamia/ant/54-63_paster.html

5 сентября 1958 в США впервые опубликован роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго». 23 октября 1958 года Борису Пастернаку была присуждена Нобелевская премия.

Какие рыжие глаза у сентября!

Какие рыжие глаза у сентября!
Шафрановый платок примерил вечер.
В лимонно-жёлтом свете тополя –
Гигантские пылающие свечи.

Струится ветер лёгкий не спеша.
Мне золото на плечи тихо льётся.
Ликует и блаженствует душа
И как дитя счастливое смеётся…

© Copyright: Анжелика Челтыгмашева, 2009

Марина Цветаева

Лесное царство

Асе

Ты — принцесса из царства не светского,
Он — твой рыцарь, готовый на всё…
О, как много в вас милого, детского,
Как понятно мне счастье твоё!

В светлой чаще берёз, где просветами
Голубеет сквозь листья вода,
Хорошо обменяться ответами,
Хорошо быть принцессой. О, да!

Тихим вечером, медленно тающим,
Там, где сосны, болото и мхи,
Хорошо над костром догорающим
Говорить о закате стихи;

Возвращаться опасной дорогою
С соучастницей вечной — луной,
Быть принцессой лукавой и строгою
Лунной ночью, дорогой лесной.

Наслаждайтесь весенними звонами,
Милый рыцарь, влюблённый, как паж,
И принцесса с глазами зелёными, —
Этот миг, он короткий, но ваш!

Не смущайтесь словами нетвёрдыми!
Знайте: молодость, ветер — одно!
Вы сошлись и расстанетесь гордыми,
Если чаши завидится дно.

Хорошо быть красивыми, быстрыми
И, кострами дразня темноту,
Любоваться безумными искрами,
И как искры сгореть — на лету!

Таруса, лето 1908


Анастасия Цветаева - 1911

Анастасия Ивановна Цветаева 27 сентября (15 сентября по ст.ст.) 1894 года, Москва — 5 сентября 1993 года, Москва) — русская писательница, дочь профессора Ивана Цветаева, младшая сестра Марины Цветаевой.

«Зовут ее Ася: но лучшее имя ей — пламя»...
Сильная духом женщина и человек несгибаемой воли, Анастасия Ивановна Цветаева через всю жизнь пронесла любовь к своей младшей сестре.

Она, всю жизнь бывшая в «тени» Марины, отнюдь не стала её тенью. Не стоит их сравнивать – при всей их «сиамской близнецовости», при всем уникальном звучании в унисон их голосов и душ (Марина говорила о сестре: «моя неразлучная»), они отличались друг от друга. Иногда довольно сильно. Просто у них были разные пути. «Марина – гений, а я только талантливый человек, каких много», – не раз повторяла она. В её личности таились свои бездны. Её путь, сложный и многотрудный, – восхождение и торжество духа над, казалось бы, непреодолимыми обстоятельствами. Если суть Марины – гениальность, её сутью было не менее высокое, а в человеческом смысле, может быть, и более важное понятие – совесть…

комната

Оригинал взят у mahavam в комната
Понимаешь, я даже знаю, что там, и какие будут звучать слова,
я хожу с ключами от этой комнаты и замка касаюсь едва-едва.
А потом опять спускаюсь по лестнице,
по ступенькам шатким – четыре, две…
Потому что дальше не интересно –
подобрать ключи и захлопнуть дверь.

Понимаешь, можно свернуться в нолик, и скатиться вниз, как ненужный груз.
Будет больно!.. – нет, мне уже не больно, так болит, что даже не слышен пульс.
Пронестись тарарам да над бульваром,
с кем мне выпить Уводь на брудершафт?
И упасть уже перпендикуляром,
прямо в центр той комнаты, в тот квадрат.

Понимаешь, время такое, что ли, где уже не слышно ни нот, ни слов,
и у всех так много скопилось боли, что никто не помнит, что был здоров,
и встаёт, простужен и весь измотан,
но опасность ближе и всё ясней -
если не привит ты от этой комнаты,
то, считай, всё время ты рядом с ней.

Можно всех запутать своими темами, можно всех увлечь за собой вперёд,
ну а время будет стучать по темени и однажды темя твоё пробьет.
Где ты будешь прятаться, словно проклятый,
словно всеми вычеркнутый в ночи?..
Запирай же, Господи, эти комнаты,
потеряй же, Господи, все ключи.


Юнна Мориц

СЕНТЯБРЬ

Этот сад одинокий, он слышал о нас,
Потому что он тянется к нам,
И не он ли в дождливые окна сейчас
Окликает нас по именам?

Не хозяева мы, не владельцы его -
Просто странники осени этой.
Сад не просит от нас, как и мы от него,
Ничего, кроме слова и света.

За кустами малин - глина влажных долин,
Заторможенный клен у пригорка.
Солнце - бледное, как недожаренный блин,-
Где его золотистая корка?

Засыпаю в дожде, просыпаюсь во мгле,
На прохладе тетрадь раскрываю.
Влажный сад шелестит у меня на столе
И диктует все то, что скрываю

От тебя, от самой от себя, от всего,
Полюбившего осень, как лето.
Сад не просит от нас, как и мы от него,
Ничего, кроме слова и света.

1969

Юнна Мориц


Клименко Ф. Осенние листья.

Елена Исаева

Тупо смотришь в ночное
Лобовое окно.
Было счастье ручное –
Приручилось оно.

Мир, представший непресным,
Заискрился слепя,
Но казалось нечестным
Взять его для себя.

Ожидая ответа –
Ниоткуда и вдруг –
Заслужил ли ты это
Отрешенье от мук? –

Тупо смотришь на дворник,
Побеждающий дождь.
На каникулы, школьник,
Ты уже не уйдёшь.

Не рыдая, не ноя,
Знай, тебе повезло:
Передышка – ночное
Лобовое стекло.


http://uraljournal.ru/work-2010-9-271