August 19th, 2015

Ночь упаданья яблок

Семёну Липкину


Уж август в половине. По откосам
по вечерам гуляют полушалки.
Пришла пора высокородным осам
навязываться кухням в приживалки.

Как женщины глядят в судьбу варенья:
лениво-зорко, неусыпно-слепо —
гляжу в окно, где обитает время
под видом истекающего лета.

Лишь этот образ осам для пирушки
пожаловал – кто не варил повидла.
Здесь закипает варево покруче:
живьём съедает и глядит невинно.

Со мной такого лета не бывало.
– Да и не будет! – слышу уверенье.
И вздрагиваю: яблоко упало,
на «НЕ» – извне поставив ударенье.

Жить припустилось вспугнутое сердце,
жаль бедного: так бьётся кропотливо.
Неужто впрямь небытия соседство,
словно соседка глупая, болтливо?

Нет, это – август, упаданье яблок.
Я просто не узнала то, что слышу.
В сердцах, что собеседник непонятлив,
неоспоримо грохнуло о крышу.

Быть по сему. Чем кратче, тем дороже.
Так я сижу в ночь упаданья яблок.
Грызя и попирая плодородье,
жизнь милая идёт домой с гулянок.

Белла Ахмадулина

Иван Шмелев «Яблочный Спас»

Зажмуришься и вдыхаешь, - такая радость! Такая свежесть, вливающаяся тонко-тонко, такая душистая сладость- крепость - со всеми запахами согревшегося сада, замятой травы, растревоженных теплых кустов черной смородины. Нежаркое уже солнце и нежное голубое небо, сияющее в ветвях, на яблочках...

И теперь еще, не в родной стране, когда встретишь невидное яблочко, похожее на грушовку запахом, зажмешь в ладони зажмуришься, - и в сладковатом и сочном духе вспомнится, как живое, - маленький сад, когда-то казавшийся огромным, лучший из всех садов, какие ни есть на свете, теперь без следа пропавший... с березками и рябиной, с яблоньками, с кустиками малины, черной, белой и красной смородины, крыжовника виноградного, с пышными лопухами и крапивой, далекий сад... - до погнутых гвоздей забора, до трещинки на вишне с затеками слюдяного блеска, с капельками янтарно-малинового клея, - все, до последнего яблочка верхушки за золотым листочком, горящим, как золотое стеклышко!.. И двор увидишь, с великой лужей, уже повысохшей, с сухими колеями, с угрязшими кирпичами, с досками, влипшими до дождей, с увязнувшей навсегда опоркой... и серые сараи, с шелковым лоском времени, с запахами смолы и дегтя, и вознесенную до амбарной крыши гору кулей пузатых, с овсом и солью, слежавшеюся в камень, с прильнувшими цепко голябями, со струйками золотого овсеца... и высокие штабеля досок, плачущие смолой на солнце, и трескучие пачки драни, и чурбачки, и стружки...


Иван Шмелев «Яблочный Спас»

http://www.liveinternet.ru/community/2450664/post108635994/


Н. и В. Родионовы. «Яблочный Спас»

Александр Вампилов

"Август! Девятнадцатое! Боже,
Что за дата! В этот самый день
Я явился в этот мир когда-то…"

Эти стихи Беранже любил повторять русский драматург Александр Вампилов, автор замечательных пьес...


Русская драматургия 20 века началась Чеховым и закончилась Александром Вампиловым. "Прощание в июне", "Старший сын", "Прошлым летом в Чулимске", "Утиная охота" - лучшие пьесы о нашей жизни, где все, как у Чехова: сидят люди, пьют чай, а в это время рушатся их судьбы.

Его герои никак не вписывались в жизнь не потому, что были перпендикулярны власти, а потому что никак не могли себя: все было не по ним - друзья, служба, семья, но, кажется, что больше всего на свете себя раздражали они сами.

Насколько себя узнают в вампиловских героях новые зрители и читатели, настолько они узнают русскую жизнь.

В юношеских записных книжках у Вампилова есть такая фраза: «Я смеюсь над старостью, потому что знаю: старым я не буду никогда».

Он ушёл из жизни молодым. А герои его пьес выходят до сих пор на сцены многих театров мира.

Как долго по августу светлые тени…

Как долго по августу светлые тени
тянули усталые светлые ночи…
Таинственный мир
предосенних растений
в раскрытые окна заглядывал молча.
Предчувствие оклика или вопроса
томительно в тусклой бессоннице тлело…
Казалось - как в детстве,
мучительно-просто,
вдруг всё разрешится:
рукою несмелой
коснусь я склонённой доверчиво ветви
под шелест внимающих
лиственных взглядов -
и в тёмно-бегущие русла деревьев
вольётся моя неизбывная младость.
Казалось,
в древесные сумерки сада
допустят меня –
и я свыкнусь с игрою,
и будем: кто - тенью,
кто - звоном цикады,
а я - хоть луною,
хоть ветра струною.
Но осень,
готовя пожар, раздувала
свой дальний огонь
на холмах недреманных,
и сумерки яблоками наливались,
с ветвей опадая
в слепые туманы…


http://pupisheva.ru/index.php?option=com_tz_portfolio&view=article&id=655:stikhi-letnie-akvareli-raznykh-let&catid=24&Itemid=101