August 17th, 2015

Александр Блок

Дышит утро в окошко твое,
Вдохновенное сердце мое,
Пролетают забытые сны,
Воскресают виденья весны,
И на розовом облаке грез
В вышине чью-то душу пронес
Молодой, народившийся бог...
Покидай же тлетворный чертог,
Улетай в бесконечную высь,
За крылатым виденьем гонись.
Утро знает стремленье твое,
Вдохновенное сердце мое!

Александр Блок

Наталия Кравченко

***
Пальцы дождя подбирают мелодию
к детству, к далёкой весне.
Где-то её уже слышала вроде я
в давнем растаявшем сне...

Капли как пальцы стучат осторожные:
«Можно ли в душу войти?»
Шепчут в слезах мне кусты придорожные:
«Мы умирать не хотим...».

Люди снуют между автомобилями,
светится в лужах вода
и озаряет всё то, что любили мы,
что унесём в навсегда.

Глупая девочка в стареньких ботиках,
руки навстречу вразлёт...
Дружество леса, дождинок и зонтиков,
музыка жизнь напролёт.

Лотта Якоби

Ты можешь выучить технику съемки — и ты должен выучить все, что возможно — но эти знания нужно держать в «пальцах», ни в коем случае не в голове. И затем нужно забыть все что знаешь.
Лотта Якоби



Лотта Якоби, Автопортрет, 1937

17 августа 1896 года родилась Лотта Якоби. Родоначальница абстрактной фотографии, она прославилась прежде всего сериями портретов.
Многие знаменитости почитали за честь, чтобы их портрет создала Якоби.
В разное время в ее объективе были Альберт Эйнштейн и Альфред Стиглиц, Томас Манн и Роберт Фрост, Анри Барбюс и Константин Станиславский.

В 1945 году она фотографировала Марка Шагала и его дочь Иду. Художник долго рассматривал пробные отпечатки снимков, а потом произнес: «Теперь я понимаю: фотография – это искусство».

Каждый ее портрет превращался в фотоновеллу, читая которую можно было узнать о герое больше, чем из посвященной ему монографии. «Делая портреты других, я отказываюсь фотографировать себя, чем занимаются многие фотографы», — говорила Лотте. А на вопрос, каков ее стиль, отвечала: «Это стиль тех людей, которых я фотографирую».


Лотта Якоби. Портрет
Альберта Эйнштейна

(no subject)

В этот день, 17 августа 1817 года, Пушкин вписал в альбом тригорской соседки П. А. Осиповой первое из созданных в Михайловском стихотворений. При жизни поэта не печаталось.


* * *

Простите, верные дубравы!
Прости, беспечный мир полей,
И легкокрылые забавы
Столь быстро улетевших дней!
Прости, Тригорское, где радость
Меня встречала столько раз!
На то ль узнал я вашу сладость,
Чтоб навсегда покинуть вас?
От вас беру воспоминанье,
А сердце оставляю вам.
Быть может (сладкое мечтанье!),
Я к вашим возвращусь полям,
Приду под липовые своды,
На скат тригорского холма,
Поклонник дружеской свободы,
Веселья, граций и ума.

Александр Пушкин


Л. В. Гервиц. Воспоминание о Тригорском. 1978. Холст, масло

О заветном блокноте...

В этот блокнот много месяцев заношу,
Всё, о чём сердце колотится, чем дышу,
Что добирается снами (сотрёт заря...),
Что будет с нами в эпиграфе сентября,
(Хочется верить... Я выдержу, подожду...)
И даже то, что распустится в том году,
(Зимний цветок пахнет мёдом и снится мне,
Льются в блокнот колыбельные - все о ней...).

Ну а пока... В старом доме скрипят полы,
Августовские созвездия тяжелы,
Звёзды, как яблоки, сыпятся мне в подол,
Бледный рассвет приходит - небрит и зол.
Я, отстраняясь устало от всех невзгод,
Тихо открою замечтаный свой блокнот.

Перечитаю, и сил наберусь опять,
Только б не разуверится, не растерять,
Что бы однажды, терпением страх поправ,
Всё, что надышано мной, обратилось в явь,
Что бы, блокнот у меня забирая, ты
Тихо сказал: "Посмотри, как белы листы..."

Силою сердцем произнесённых слов,
Счастье пришло из мечт и черновиков!..

Снег Александра

11-12 августа 2012 год.
http://samlib.ru/editors/s/sneg_a_w/46.shtml