April 6th, 2015

Анна Гренцион



Анна Гренцион

Это Анна Ивановна Гренцион (1886-1964), урожденная Чулкова, была во втором браке за гимназическим приятелем Ходасевича, А. Я. Брюсовым. Известно несколько публикаций А. И. Гренцион, в основном это переводы, стихи и проза, также подписанные псевдонимом: София Бекетова.

В конце 1911 года у Ходасевича начинается серьезный роман с поэтессой.

Они встретились на вечеринке писателя Бориса Зайцева, на которой молодые писатели и поэты читали обычно свои новые произведения. Как отмечает в своих воспоминаниях Чулкова-Гренцион и будущая Ходасевич, “стихи Влади меня совершенно пленили. Я в то время была замужем за Александром Брюсовым. Познакомившись с Владей, я настаивала, чтобы он возобновил прежние приятельские отношения с моим мужем. Владя стал у нас часто бывать, даже гостил у нас на даче..."

Когда почти благоговейно
Ты указала мне вчера
На девушку в фате кисейной
С студентом под руку, — сестра,

Какую горестную скуку
Я пережил, глядя на них!
Как он блаженно жал ей руку
В аллеях темных и пустых!

Нет, не пленяйся взором лани
И вздохов томных не лови.
Что нам с тобой до их мечтаний,
До их неопытной любви?

Смешны мне бедные волненья
Любви невинной и простой.
Господь нам не дал примиренья
С своей цветущею землей.

Мы дышим легче и свободней
Не там, где есть сосновый лес,
Но древним мраком преисподней
Иль горним воздухом небес.

БЕЗ СЛОВ

Ты показала мне без слов,
Как вышел хорошо и чисто
Тобою проведенный шов
По краю белого батиста.

А я подумал: жизнь моя,
Как нить, за Божьими перстами
По легкой ткани бытия
Бежит такими же стежками.

То виден, то сокрыт стежок,
То в жизнь, то в смерть перебегая…
И, улыбаясь, твой платок
Перевернул я, дорогая.

Несомненно, над платком — Анна Ивановна Гренцион.
Это супружество продлится почти десять лет, и хотя очень скоро, с обоюдного согласия, примет форму брака без обязательств, но в его основе с первых дней и в дальнейшем остаются привязанность и взаимопонимание.
http://www.proza.ru/2014/08/08/1532


Анна Чулкова (в первом браке Гренцион, во втором Ходасевич). Около середины 1900-х гг.

Счастливый домик

Чулкова Анна, Анна Гренцион* -
задумчива, тиха, неприхотлива.
Ей был «Счастливый домик» посвящён.
И домик был действительно счастливым.

Она варила, шила дотемна,
фурункулы лечила и ласкала,
дрова рубила... Владека она
к тяжёлому труду не допускала.

Вся растворялась в этом дорогом,
поэте, муже, гении, вожатом...
Они мышей кормили пирогом -
такие были славные мышата.

«Счастливый домик» - исповедь и гимн
тому, что им казалось вечным летом.
Смятение, раздвоенность, трагизм -
всё отступало перед этим светом.

Он так любил, глядясь в её черты,
и профилем её любуясь чистым,
когда она с улыбкой доброты
склонялась над иглою и батистом.

Очаг, уют, гармония родства.
Потребность в мирной жизни, тихом счастье...
Но вновь неприручённые слова
стучатся в грудь и рвут её на части.

Оно явилось, вихрем воздымя -
богиня, Муза, новое светило...
И всё, что было связано двумя -
одна легко и просто распустила.

И он бежал, как трус, не объяснясь,
презрев обитель комнатного рая,
туда, где будет падать мордой в грязь,
кричать и биться в корчах, умирая.

И не Вергилий за плечами, нет, -
он в зеркале её порою видел:
усталую и бледную, как снег,
застывшую в непонятой обиде.

Она глядит куда-то между строк
и рукопись его, как руку, гладит.
И всё печёт свой яблочный пирог...
А вдруг приедет ненаглядный Владик?

Он в лире мировой оставит след
и в европейской ночи канет в бозе.
А Анна замерла под вспышкой лет,
навек оставшись в этой светлой позе.

© Copyright: Наталия Максимовна Кравченко, 2012

Иван Захарович Суриков


Художник Людмила Романова

Грезы

Ярко небо пышет
Золотой зарею;
Чистый воздух дышит
Теплою весною.

Сад густой сияет
Свежестью наряда,
И в окно несется
Песня птиц из сада.

Пышно развернулись
За окошком розы
В сердце всколыхнулись
Молодые грезы, -

И растут, как волны,
Рвутся, воли просят,
Сердце молодое
Далеко уносят...

И в уме рисуют
Светлые картины:
Вот у речки домик,
У окна рябины...

Вьется меж кустами
В темный сад дорожка;
Девушка-резвушка
Смотрит из окошка, -

Смотрит и смеется,
Головой кивает...
В сад войдешь - резвушка
Встретит, обнимает.

На губах улыбка,
На ресницах слезы:
Молодого сердца
Молодые грезы.

1869

Суриков — русский поэт-самоучка, представитель «крестьянского» направления в русской литературе. Многие его стихи стали народными песнями: «Рябина» («Что шумишь, качаясь»), «В степи» («Степь да степь кругом»), «Сиротой я росла...» и другие. На слова Сурикова писали музыку такие знаменитые композиторы, как А.Бородин, Н.Римский-Корсаков, А.Даргомыжский, П.Чайковский.

СКАЗКИ СОЛОВЬЁВА

О, эта молодость земная!
Всё так старо - и всё так ново!
У приоткрытого окна я
Читаю сказки Соловьёва.

Я не дышу - в них всё так зыбко!
Вдруг вздохом призраки развею?
Неосторожная улыбка
Спугнёт волшебника и фею.

Порою смерть - как будто ласка,
Порою жить - почти неловко!
Блаженство в смерти, Звездоглазка!
Что жизнь, Жемчужная Головка?

Не лучше ль уличного шума
Зелёный пруд, где гнутся лозы?
И тёмной власти Чернодума
Не лучше ль сон Апрельской Розы?

Вдруг чей-то шёпот: "Вечно в жмурки
Играть с действительностью вредно.
Настанет вечер, и бесследно
Растают в пламени Снегурки!

Все сны апрельской благодати
Июльский вечер уничтожит".
- О, ты, кто мудр - и так некстати! -
Я не сержусь. Ты прав, быть может...

Ты прав! Здесь сны не много значат,
Здесь лжёт и сон, не только слово...
Но, если хочешь знать, как плачут,
Читай в апреле Соловьёва!

1910

Сергей Соловьев (1885 – 1942)

БАБУШКА И ВНУЧКА

Колдует над полянами веселая весна,
А бабушка молитвенник читает у окна.

И незабудки нежные, в тени зеленых ив,
Смеются, глазки синие над озером склонив.

Земля под маргаритками, как в розовом снегу,
А девочка веселая играет на лугу.

Вся — маленькая, легкая, лазоревый глазок...
Заговорит, и кажется: воркует голубок.

Бежит из лесу к девочке знакомая семья.
“Ах, здравствуйте, голубчики, любимые друзья!

Лисичка-вертихвосточка, ты все еще жива?
А вы как зиму прожили, синичка и сова?

Ты, рыбка красноперая, не любящая зим,
Как весело ты хвостиком сверкаешь золотым!

Плыви скорее к берегу и жди у тростника,
Тебе я в грядках вырою большого червяка!”

И вскрикнула, и кинулась, откинув волоса,
И смех, как звон серебряный, под небом разлился.

А бабушка молитвенник читает сквозь очки,
Каштан склонил над окнами зеленые сучки.

Синичка, рыбка, совушка, примите мой поклон!
Должно быть, в детстве радостном я видел этот сон.

(1914)

http://www.vcisch2.narod.ru/SOLOVYEV/Solovyev.htm

Сергей Михайлович Соловьев — последний представитель известной семьи Соловьевых, давшей России много славных имен. Внук историка Сергея Соловьева, племянник философа и религиозного мыслителя Владимира Соловьева, писателя-романиста Всеволода Соловьева, поэтессы Поликсены Соловьевой.
Родители С. Соловьева оказали большое влияние на тогда еще начинающего поэта Андрея Белого, друга своего сына, что ярко описано в романе А. Белого “На рубеже двух столетий” и в поэме “Первое свидание”. По линии матерей С. Соловьев и А. Блок приходились друг другу троюродными братьями.