February 5th, 2015

Агафий-полухлебник

5 февраля на Руси отмечался один из самых интересных и важных праздников в преддверии весны - Агафий полухлебник.
В этот день крестьяне хлопотали по хозяйству. Те, кто не успел подсчитать запасы в закромах на Тимофеев день, спешили сделать это сегодня, и, если всего оставалось ровно половина – тогда ни домочадцам, ни скотинке не приходилось голодать до весны. Об этом деле говорили: «Агафонник в закромах спины не разгибает, здоровому зерну счет ведет».
Также крестьянин должен был починить, где нужно, амбары и проверить, не испортилось ли, не поели ли мыши зерно на посев. Отправлялись в поле, чтобы убедиться, что снегов там достаточно, чтобы весной напитать землю.
С особым почтением в этот день относились к нищим и странникам: приглашали их в дом, встречали хлебом-солью, щедро угощали. Считалось, что 5 февраля по земле ходят святые и ангелы, которые могут принять облик усталого путника. На Руси издревле верили, что молитвы людей, обделенных долей (счастьем и удачей), быстрее доходят до Бога. Господь особенно благосклонно относится к нищим и сиротам, словно компенсируя своей милостью их земные страдания. Отсюда и возникло представление о нищенстве как о подвиге во славу Божью. Обидеть нищего, отказать ему в подаянии считалось великим грехом. Нищих странников часто сравнивали с птицами – созданиями Божьими, которые тоже не сеют, не пашут, не жнут, но кормятся милостью Отца Небесного. Неудивительно, что вследствие подобного отношения нищенство на Руси постепенно становилось профессией.

image

Также в этот день наблюдали за поведением птиц и животных. Если утром кричит синица — это к сильному морозу. А вот белка, покинувшая гнездо и спустившаяся с дерева, обещала оттепель. Кроме того, считалось, что погода до полудня соответствует первой половине следующей зимы, а после полудня — второй половине.
Считалось,что вечером и в ночь нельзя смотреть на небо,-падающие звезды – плохая примета для увидевшего.
Источник: http://www.calend.ru/narodevent/6448/
© Calend.ru

ИГОРЬ СЕВЕРЯНИН ФЕВРАЛЬ

Февраль к Апрелю льнет фривольно,
Как фаворитка к королю.
Апрель, смеясь самодовольно,
Щекочет нервы Февралю.

Ночами снежно-голубыми
Мечтает палевый Февраль,
Твердя Весны святое имя,
О соловье, влекущем вдаль...

Дымящиеся малахиты
(Не море ль в теплом Феврале?)
Сокрыв прибрежные ракиты,
Ползут и тают в блеклой мгле.

Снег оседает. Оседая,
Он бриллиантово блестит.
И на него сосна седая
Самоуверенно глядит.

Осядет снег, - седые кудри
Смахнет бессмертная сосна.
Я слышу дрожь в февральском утре:
О, это вздрогнула весна!


image

ВЕЧЕРАМИ В ЗАСТЫВШИХ УЛИЦАХ...

***

Вечерами в застывших улицах
От наскучивших мыслей вдали,
Я люблю, как навстречу щурятся
Близорукие фонари.

По деревьям садов заснеженных,
По сугробам сырых дворов
Бродят тени, такие нежные,
Так похожие на воров.

Я уйду в переулки синие,
Чтобы ветер приник к виску,
В синий вечер, на крыши синие,
Я заброшу свою тоску.

Если умерло все бескрайнее
На обломках забытых слов,
Право, лучше звонки трамвайные
Измельчавших колоколов.

Роальд Мандельштам

февраль 1954

http://www.omnibus.ru/arhiv/anthology/roald_mandelshtam/


image
Художник Ирина Бируля. Петербург
Сумерки над Исаакием, холст,масло

НОКТЮРН

Когда перестанет осенний закат кровоточить
И синими станут домов покрасневшие стены, -
Я окна раскрою в лиловую ветренность ночи,
Я в двери впущу беспокойные серые тени.

На ликах зеркал, драпированных бархатом пыли,
Удвою, утрою, арабские цифры тревоги.
И в мерно поющей тоске ожидания милой
Скрипичной струной напрягутся ночные дороги.

Придешь - и поникну, исполненный радости
мглистой,
Тебе обреченный, не смея молить о пощаде;
Так в лунном саду потускневшее золото листьев:
Дрожащие звезды лучом голубым лихорадит.

image