November 24th, 2014

Два белых снега



Ломилась в окна звездная сирень,
Висела ночь на тонкой нитке звука.
Мне выпало две песни в этот день -
В одной свидание, а в другой разлука.

Венок луны, надетый набекрень,
И млечный путь, наброшенный на плечи...
Мне выпало два ветра в этот день -
Один попутный, а другой навстречу.

И ночь ушла, и канула, как тень,
Горел восход, неповторимо летний.
И выпало два снега в этот день,
Два белых снега - первый и последний.

Леонид Завальнюк

Екатерина Перченкова

* * *

вот это снег. он падает. лови.
иди за ним по улице пологой,
где ни фонарика, ни колеи,
ни дома, ни дороги.
где прячутся вчерашние следы -
и от ночного зимнего колодца
несешь кувшин диковинной воды:
перевернешь - не льется.
где из реки не дышит полынья,
и темен воздух, и земля не держит,
и нету ни поющего ручья,
ни ягоды подснежной.
где вся зима - один бескрайний счет;
устала, ходит-ходит - не найдет
по всей земле - и, пробираясь глубже,
сама не знает, как она цветет,
не знает, все равно, пускай цветет
во все окно, послушай...

Екатерина Перченкова

БЕЛЛА АХМАДУЛИНА

Глубокий нежный сад, впадающий в Оку,
стекающий с горы лавиной многоцветья.
Начнёмте же игру, любезный друг, ау!
Останемся в саду минувшего столетья.

Ау, любезный друг, вот правила игры:
не спрашивать зачем и поманить рукою
в глубокий нежный сад, стекающий с горы,
упущенный горой, воспринятый Окою.

Попробуем следить за поведеньем двух
кисейных рукавов, за блеском медальона,
сокрывшего в себе... ау, любезный друг!..
сокрывшего, и пусть, с нас и того довольно.

Заботясь лишь о том, что стол накрыт в саду,
забыть грядущий век для сущего событья.
Ау, любезный друг! Идёте ли?- Иду.-
Идите! Стол в саду накрыт для чаепитья.

А это что за гость?- Да это юный внук
Арсеньевой.- Какой?- Столыпиной.- Ну, что же,
храни его Господь. Ау, любезный друг!
Далекий свет иль звук - чирк холодом по коже.

Ау, любезный друг! Предчувствие беды
преувеличит смысл свечи, обмолвки, жеста.
И, как ни отступай в столетья и сады,
душа не сыщет в них забвенья и блаженства.

Иннокентий Анненский. «Осенняя эмаль...»



* * *
Сад туманен. Сад мой донят
Белым холодом низин.
Равнодушно он уронит
Свой венец из георгин.

Сад погиб… А что мне в этом.
Если в полдень глянешь ты,
Хоть эмалевым приветом
Сквозь последние листы?...

Иннокентий Анненский

Леонид Завальнюк

* * *
Осенние дали пусты...
Пусти меня в гости к былому.
Вон, видишь, за речкой кусты...
Там иней чуть тронул солому.
Но, если ее разгрести,
Слежалым теплом вдруг повеет,
И снова все тело поверит
В ту жизнь, что несу я в горсти.
Мне кажется выдумкой боль
Дороги моей изначальной.
Пусти меня в мир той печали,
Что я забываю с тобой.
Осенние дали...
Как хочется
В начало, в забытый исток.
Пусти меня в мир одиночества,
Я так без него одинок!


Унылый вечер

Унылый вечер брел к погосту.
И от разинутой избы
Разило валенком сиротства
И волчьим войлоком судьбы.

И вдруг сквозь тучи — Луч осенний.
И голос чистый, как звезда:
— Спасенье в том, что нет спасенья.
Все, Все уйдете без следа!

— А ты? — спросил унылый вечер.
— А я, — сказал далекий свет,
— Умру живым и буду вечен.
—Ну вот!.. — И улыбнулся вечер.
— А говорил, спасенья нет.

И дальше он побрел, как пленный.
И где-то на краю земли
Вдруг слился с голосом вселенной.
И канул. И исчез вдали.