November 11th, 2014

ЛЕОНАРДО ДИ КАПРИО

image

АКТЕР, 40 ЛЕТ, НЬЮ-ЙОРК

ПРАВИЛА ЖИЗНИ

В ОТ­ЛИ­ЧИЕ ОТ МНО­ГИХ АК­ТЕ­РОВ, моя судь­ба не бы­ла опре­де­ле­на с дет­ства. Я рос в тру­що­бах Гол­ли­ву­да и ду­мал про се­бя, что вы­рас­ту су­ма­сшед­шим.

НЕ ЛЮ­БЛЮ ШКО­ЛУ: там за­став­ля­ют со­сре­до­та­чи­вать­ся на том, че­го ты не хо­чешь знать.

ПО­СЛЕД­НЕЕ, ЧЕ­ГО БЫ Я ХО­ТЕЛ — это пре­вра­тить­ся в ти­пич­но­го жир­но­го гол­ли­вуд­ско­го ублюд­ка при день­гах. Я рос ни­щим, и по-на­сто­я­ще­му был счаст­лив имен­но то­гда.

У МЕ­НЯ НЕТ ни­ка­ких по­ли­ти­че­ских устрем­ле­ний, и ме­ня до смер­ти пу­га­ют лю­ди, у ко­то­рых они есть.

В ЦЕ­ЛОМ, мне нра­вит­ся, как устро­ен мир.

РА­ДОСТЬ ОТ СЛА­ВЫ ПРО­ХО­ДИТ ДО­ВОЛЬ­НО БЫ­СТРО и ты по­ни­ма­ешь, что глав­ная на­гра­да не в том, что те­бя вдруг ста­ла узна­вать на ули­це каж­дая моль, а то, что твои филь­мы оста­нут­ся по­сле тво­ей смер­ти.

http://esquire.ru/wil/leonardo-di-caprio

«Простишь ли мне ревнивые мечты...»

Простишь ли мне ревнивые мечты,
Моей любви безумное волненье?
Ты мне верна: зачем же любишь ты
Всегда пугать мое воображенье?
Окружена поклонников толпой,
Зачем для всех казаться хочешь милой,
И всех дарит надеждою пустой
Твой чудный взор, то нежный, то унылый?
Мной овладев, мне разум омрачив,
Уверена в любви моей несчастной,
Не видишь ты, когда, в толпе их страстной,
Беседы чужд, один и молчалив,
Терзаюсь я досадой одинокой;
Ни слова мне, ни взгляда... друг жестокий!
Хочу ль бежать, - с боязнью и мольбой
Твои глаза не следуют за мной.
Заводит ли красавица другая
Двусмысленный со мною разговор,-
Спокойна ты; веселый твой укор
Меня мертвит, любви не выражая.
Скажи еще: соперник вечный мой,
Наедине застав меня с тобой,
Зачем тебя приветствует лукаво?..
Что ж он тебе? Скажи, какое право
Имеет он бледнеть и ревновать?..
В нескромный час меж вечера и света,
Без матери, одна, полуодета,
Зачем его должна ты принимать?..
Но я любим... Наедине со мною
Ты так нежна! Лобзания твои
Так пламенны! Слова твоей любви
Так искренно полны твоей душою!
Тебе смешны мучения мои;
Но я любим, тебя я понимаю.
Мой милый друг, не мучь меня, молю:
Не знаешь ты, как сильно я люблю,
Не знаешь ты, как тяжко я страдаю.

image

Элегия «Простишь ли мне ревнивые мечты...» — один из шедевров пушкинского элегического творчества южного периода.

Об этом стихотворении известно не слишком много. Известны четыре его автографа; на одном из них — перебеленном с поправками — стоит дата: «11 нояб 1823 г. Од».

Многие усилия были направлены к установлению адресата. В 1856 г. К. П. Зеленецкий, основываясь главным образом на мемуарных свидетельствах, предположил, что Амалия Ризнич, жена одесского негоцианта, как известно вызвавшая у Пушкина кратковременное, но сильное чувство, вдохновила и эту элегию, написанную как раз в разгар увлечения. Большинство последующих биографов и исследователей творчества Пушкина вплоть до нашего времени связывают ее с именем Ризнич.

В последнее время была сделана еще одна попытка пересмотреть вопрос об адресате этого стихотворения. М. И. Яшин, автор специальной работы о пушкинском стихотворении, полагает, что оно обращено к Каролине Собаньской, также бывшей предметом глубокого и даже мучительного чувства Пушкина.

Амалия Ризнич (1803 – 1825)

image

С именем Амалии Ризнич (1803—1825), жены одесского негоцианта (иноземного купца), связан целый стихотворный цикл. Познакомился Пушкин с нею летом 1823 года, переехав из Кишинева в Одессу на новое место службы. По словам современника, Амалия была «высока ростом, стройна и необыкновенно красива. Особенно привлекательны были ее пламенные очи, шея удивительной формы и белизны и черная коса, более двух аршин длиною».
«... Она всегда носила длинное платье, которое тянулось по земле. Она ходила в мужской шляпе и одевалась в наряд полуамазонки. Все это придавало ей оригинальность и увлекало молодые и немолодые головы и сердца». Этот образ часто встречается в карандашных рисунках поэта на полях его рукописей. Пушкин увлекся Ризнич очень сильно, хотя увлечение и оказалось недолгим.

http://happypushkin.com/hotel/pushkin_ladies/amalia/

Вера Инбер

Всему под звездами готов
Его черед.
И время таянья снегов
Придет.
И тучи мая на гранит
Прольет печаль.
И лунный луч осеребрит
Миндаль.
И запах обретет вода
И плеск иной,
И я уеду, как всегда,
Весной.
И мы расстанемся, мой свет,
Моя любовь,
И встретимся с тобой иль нет
Вновь?

1919

Фёдор Достоевский

image

Безумцы прокладывают пути, по которым следом пойдут рассудительные.

Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное.

Нет ничего в мире труднее прямодушия и нет ничего легче лести.

Безмерное самолюбие и самомнение не есть признак чувства собственного достоинства.

Человек есть существо, ко всему привыкающее, и, я думаю, это самое лучшее определение человека.

Владимир Маяковский

image

ЛИЛИЧКА!
Вместо письма



Дым табачный воздух выел.
Комната -
глава в крученыховском аде.
Вспомни -
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще -
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя -
тяжкая гиря ведь -
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят -
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

26 мая 1916, Петроград

Взгляд на осень из окна квартиры

Осень красит желтой охрой старый дворик –
Осень любит сумасшедшую палитру.
Задремал на куче листьев пьяный дворник,
Подложив под щеку верную «поллитру».

Я гляжу на желтый мир через окошко –
Там кружится голубь над помойным баком,
А на голубя ведет охоту кошка,
А за кошкою гоняется собака...

Все логично в этой будничной картине,
Все трагично в этом жизненном сюжете,
И алеют грозди ягод на рябине,
Словно капли свежей крови на манжете...

За стеною громыхает фортепьяно –
Юный Моцарт рьяно путается в гамме.
А мне чудится, что я валяюсь пьяный,
И меня шпана со смехом бьет ногами...

Что-то страшное на свете происходит –
Это рвется нить последней паутины,
Это старый пес дорогу переходит,
Не надеясь, что дойдет до середины…