October 21st, 2014

Антоновские яблоки

image

Кирилл Дацук «Антоновка»


Мой старый загородный дом
Притих дремотно под дождями...
И что когда-то было в нём,
Как тайну за семью замкАми,

Скрывает яблоневый сад,
К террасе тянет ветви-руки...
И, обречённые, висят,
Срываются в печальном звуке

И падают на мокрый стол,
На стулья, ветхие ступени
Антоновки. Немой укор
В их полусонном отчужденьи...

А прежде умиляло нас
Прозрачной кожицы свеченье.
Как я смеялась всякий раз,
К тебе забравшись на колени,

Да потчуя из рук! Мой Бог...
Провинность Евы повторяя...
Отворотиться ты не мог
От грешных яблочек. Но рая

Лишились мы, бездумно так,
В огне словесных перепалок...
И твой излюбленный гамак
Меж яблонь позабыт и жалок...

Ты все рассветы отмечал
Заветным стуком мне в окошко,
И приносил с собою в дар
"Добычи" спелой два лукошка.

Теперь же ветер ставней бьёт
Упрямо по дрожащей раме,
Тяжёл часов настенных ход,
В печи по-стариковски пламя

Ворчит на дождь и на меня.
И в пьесе сумрачных видений
Актёры гаснущего дня -
Играют шорохи и тени...

А я хочу услышать вдруг
Скрип открывающейся двери,
И ощутить почти испуг
От невозможности поверить,

Что ты вернулся в этот дом
И меришь прошлое шагами
Под гулкий сердца метроном,
С тоской скитальца за плечами.

И взгляд мой полнится мольбой
Но сад молчит в оцепененьи,
А с яблок катятся слезой
Седого неба сожаленья...

image

Бернадский Г. В. «Яблоки моего сада»

Иван Бунин. «Антоновские яблоки»

Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и – запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег. Это тархане, мещане-садовники, наняли мужиков и насыпают яблоки, чтобы в ночь отправлять их в город, – непременно в ночь, когда так славно лежать на возу, смотреть в звездное небо, чувствовать запах дегтя в свежем воздухе и слушать, как осторожно поскрипывает в темноте длинный обоз по большой дороге. Мужик, насыпающий яблоки, ест их с сочным треском одно за одним, но уж таково заведение – никогда мещанин не оборвет его, а еще скажет:
– Вали, ешь досыта, – делать нечего! На сливанье все мед пьют.
И прохладную тишину утра нарушает только сытое квохтанье дроздов на коралловых рябинах в чаще сада, голоса да гулкий стук ссыпаемых в меры и кадушки яблок.

Иван Бунин. «Антоновские яблоки»


image

Хулиан дель Касаль. Зимние стихи

Тепла и света беглые приливы –
Все реже средь туманной пелены;
И стали дни короткие дождливы,
И стали ночи долгие темны.

Река летит стремительным потоком,
Гремит поток, безумьем обуян, –
И коченеет в холоде глубоком,
Одет в непроницаемый туман.

И ласточек рыдающая стая
Пускается в панический полёт;
Им даст приют развалина пустая, –
Но вскоре хлынет дождь, и ляжет лёд.

Бредёт пастух по горному отрогу,
Но путеводный пламень звёзд потух;
К своей убогой хижине дорогу
В апреле по нему следил пастух.

И не выводит трепетные трели
В лесной тенистой чаще соловей,
И апельсины рыжие слетели
С поникших обессиленных ветвей.

Уснули пчёлы, и леток закрыли,
И много мёда пасечник унёс;
И на земле не стало белых лилий,
И на земле не стало алых роз!

И, заточен в потёмках кабинета,
Я всей душой унылой пить готов
Последний луч рассеянного света,
Последний запах сохнущих цветов.

Прелестница-Весна не слышит зова;
О где ты, чародейка юных лет?
Взываю и рыдаю – и ни слова,
Ни слова не доносится в ответ!

Теперь моя душа открыта вьюгам,
Угрюмых дней влачится череда.
Моя душа застыла зимним лугом,
В моей душе настали холода.

О юность, о подобная богине!
Твой облик нежный незабвенно мил.
Постой, постой! Зачем уходишь ныне,
Когда тебя всем сердцем возлюбил?

Я звал её. Мольбы моей достало б,
Чтоб солнце задержать на склоне дня.
А юность не слыхала тщетных жалоб,
И в горе не утешила меня.

Но расцветает память поневоле,
Хотя в душе не перечислить ран…
Как будто роза уцелела в поле,
Когда над ним промчался ураган.

Перевод Сергей Александровский
http://mir-es.com/nuevo.php?g=%CA%F3%E1%E0-(Cuba)&link=251

Светлана Кекова

В конце семидесятых,
В объятиях зимы,
Скатёрку — всю в заплатах —
На стол стелили мы.

И, отутюжив блузку,
Закрыв на ключ альков,
Готовили закуску
Из плавленых сырков.

Да, был сюжет альковный
Искусно утаён...
Зато салат морковный
И торт «Наполеон»

Стол украшали бедный —
И я, тебя обняв,
Ждала, что нам целебный
Поможет чай из трав.

А снег летел и таял
В пространстве за окном,
И ты пластинку ставил,
Где пелась песнь о том,

Что всё на свете минет —
И мука, и любовь,
Что друг тебя покинет,
Что кровь твоя остынет,
Твоя остынет кровь.

Пел трагик, вторил — комик,
Огонь свечи дрожал.
А на скамейке томик
Тарковского лежал.

http://magazines.russ.ru/bereg/2014/45/8k.html

Походил со мной на базары

Походил со мной на базары,
Постирал со мною пеленки,
Потаскал со мной чемоданы
И растаял как дым во мраке.
И сказал он: - ты мне не пара,
Ты со мною одной силенки.
На тебе заживают раны -
Как на собаке.

Я сто лет его не видала.
Я сто лет прожила с другими,
Я забыла глаза и голос,
И улыбок его косяки.
Я и дня по нем не страдала!
Не товарищи, не враги мы,
Но лицо мое раскололось
От ярости на куски.

Возвратился ко мне он старый,
Возвратился уже не звонкий,
Возвратился уже не пьяный
От надежд - не горящий факел.
И сказал: - я тебе не пара.
Не имею твоей силенки.
Не на мне заживают раны -
Как на собаке.

Я сто лет его не видала.
Я сто лет прожила с другими.
Я забыла глаза и голос,
И улыбок его косяки.
Я и дня по нем не страдала!
Не товарищи, не враги мы,
Но лицо мое раскололось
От радости на куски.

Юрий Константинович Терапиано

Утром, в ослепительном сиянье,
Ночью, при мерцающей луне,
Дальний отблеск, смутное сознанье
Вдруг становится доступным мне.

"Господи, - твержу я,- как случайны
Те слова, в которых благодать,
Господи, прошу, нездешней тайны
Никогда не дай мне разгадать.

Не хочу последнего ответа,
Страшно мне приять твои лучи,
Бабочка, ослепшая от света,
Погибает в пламени свечи".

Юрий Константинович Терапиано
1892-1980

Осеннее...

…Очнуться рябин отраженьем
Присниться легчайшей волне
Пруда. Терпеливым движеньем
Войти в эту осень. Тогда…
Тогда все исполнится. Верю.
И ветер погладит ладонь.
И звезды насыплет за дверью,
Под шаткий порог.
И огонь
В остывшей печурке раздует,
Чтоб плечи озябшие греть.
И что то опять наколдует,
Расскажет мне, как не стареть….
Очнуться рябин отраженьем
Горчайшим.. Прохладой стиха,
В котором и рифмы рожденье
Труднейшее, так, - чепуха!!

Светлана Макаренко