September 4th, 2014

УТРЕННИЙ ЧАЙ...

Под окном мягкий ворох тумана,
Щебет птиц о последней звезде.
Утро... Кухня... За гранью стакана
Наша жизнь в зачаённой воде.

Кто из нас не вставал на рассвете,
Подстаканник любимый не брал,
Хлеб не резал на старой газете
И попутно её не читал,

Чтоб потом, ощутив горечь чая,
Просыпаться глоток за глотком,
Встать на цыпочки, свет выключая,
Любоваться восходом тайком?

И как будто ненужная малость -
Ты за сизым стеклом разглядел
Сквозь туманы небесную алость
И под ней горизонта предел.

Даль размоется днём захолустным,
Всё как прежде - живи да скучай...
...Только кажется слишком уж вкусным
Отчего-то нам утренний чай.

Анастасия Петрова

Геннадий Викторович Жуков

* * *


Убежала бусина с нитки суровой,
Побежала бусина дальней дорогой.
Как же ты о бусине не спохватилась?
Укатилась бусина… Укатилась…

Завяжи на нитке узелок на память,
Погляди с улыбкой — если грустно станет -
В этом месте ниточки всё и случилось.
Укатилась бусина… Укатилась…

Убежала бусина с нитки суровой,
Побежала бусина дальней дорогой.
Вся судьба на ниточке крепко держалась,
Только эта бусина… Экая жалость…

http://jukov.tanais.net/poetry-epistoli.htm#15

Геннадий Викторович Жуков (4 сентября 1955, Ростов-на-Дону — 2 декабря 2008, Танаис) — российский поэт, бард, один из основателей поэтической группы «Заозёрная школа».
http://www.thelira.ru/personalii/gennadiy-zhukov.html

Кому чужую мудрость одолжить...

Кому чужую мудрость одолжить?
Который век дремучие поэты
Живут как воплощенные ответы
На главные вопросы бытия.
Ах, милый Пушкин, вот рука моя.

Кому чужую мудрость одолжить?
Вот перечень : смысл этой жизни - жить,
Смерть - преступленье, но не наказанье.
Как может наказанием служить ничто?
А боль и состраданье, вся эта жизнь,
Чей смысл - однажды жить,
Как может нам наградою служить?

Смысл жизни - жить.
Любовь - ее простуда,
Болезнь души, единственное чудо.
Весь мир свистит подобно соловью
Гортанью воспаленною : люблю.

Смысл жизни - жить.
Любовь ее простуда.
А счастье - суть дитя и дурака.
И чтобы не поведать свысока
Познаний, омрачивших нас когда-то,
Поэзия должна быть глуповата.
Ах, милый Пушкин, вот моя рука.

А мы, увы, слагающие стих,
Не дай-то бог гармонии случиться
Меж старчеством и детскостью детей -
Так горы бредят уровнем морей,
И море стать хребтом волнистым мчится,
И так пустыня примиряет их.

Ах вы, увы, слагающие стих,
Писать стихи про это и про то
Безнравственно, уж если не преступно.
В них нужно жить, как жить в пальто
Когда на свете неуютно.

Вот вам ответ на вечные вопросы.
Холодная и трезвая вода
Куда входили голы мы и босы
Любить. Любить всегда. Всегда.

Геннадий Жуков

http://www.bards.ru/archives/part.php?id=17467

Донатас Банионис

image

image

image

image

Разведчик и герой-любовник, бесстрашный ковбой и знаменитый художник, глава тайного ордена и великий композитор. Ему всегда доставались роли людей, на которых он был совсем не похож.

Банионис, конечно же, входит в десятку лучших советских актеров. И ведь как удачно сложилась его судьба в кинематографе, какие роли он сыграл , в каких фильмах, у каких режиссеров снимался: «Никто не хотел умирать» (1965), «Мертвый сезон» ( 1968), «Солярис» (1972), «Гойя, или Тяжкий путь» ( 1971), «Бетховен – дни жизни» ( 1976).

Жалакявичюс:
"Баниониса называли "интеллектуальным" актером... Банионис - и глубоко чувствующий, лепящий образ "вовнутрь". Он строит интерьер души. Строит лабиринты познания... Его перевоплощения не требуют от него каких-либо психологических переустройств. Его внешность - внутри. Его лицо - внутри. Оно соткано из эмоций".

Донатасу Банионису
Юрий Щуцкий
Сонет

«Невыносимо, когда бездарен,
Когда талантлив – невыносимей!»
Андрей Вознесенский.

Судьба не каждого ведет наверх,
И слава не для каждого – награда:
Одним – скорее мука, чем услада,
Другим, как погремушка для утех.

Поэтому не будем ставить вех
И утверждать, что только так и надо…
Кому удача – деньги, смех и радость,
Кому успех – бессонница и грех.

Вас вроде бы Фортуна повела,
И козырную выбросила карту,
И так порой улыбчива была,

А все же доводила до инфаркта.
Талант – не рай! – кипящая смола,
Кошмары Гойи, чудеса Монмартра…

Янка Дягилева

Наполнилось до краешка ведерко лунной патокой
Полярные подсолнухи под призрачною радугой
Сияньем южным вылились на узловатой привязи
На загрубевшей простыни окаменевшей гордости
Сквозь узенькое горлышко из ледяной соломинки
Вытягиваем бережно последние глотки
По ситцевому берегу на каблуках отчаянья
По свежему преданию на выгруженных саночках
По теплому загару источившимся ножом
Вершат дороги странники чужого обещания
Изъезженных параметров прочитанной любви
Гремучие серебрянным аккордом украшения
Разбудят обитателей заброшенных палат
Взорвется откровением случайное обьятие
Сорвет со стен разводы отсыревших потолков
Отпетой ветром скорости внезапным раскаяньем
Простуженные сумерки прольются ожиданием
На страны, зачумленные болотной красотой
Наивные созвездия за медицинской ширмою
Накроет покрывалом мой безвременный уход.

Омск, конец 1987
http://prosa.su/79-napolnilos-do-kraeshka-vedyorko-lunnoj-patokoj.html

http://www.stihi.ru/avtor/dyagilevayana

Марина Цветаева

image

Бабушке

Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы...
Юная бабушка! - Кто целовал
Ваши надменные губы?

Руки, которые в залах дворца
Вальсы Шопена играли...
По сторонам ледяного лица -
Локоны в виде спирали.

Тёмный, прямой и взыскательный взгляд,
Взгляд, к обороне готовый.
Юные женщины так не глядят.
Юная бабушка, кто вы?

Сколько возможностей вы унесли,
И невозможностей - сколько? -
В ненасытимую прорву земли,
Двадцатилетняя полька!

День был невинен, и ветер был свеж,
Тёмные звёзды погасли.
- Бабушка! - Этот жестокий мятеж
В сердце моём - не от вас ли?..

4 сентября 1914

Это стихотворение Марина Цветаева посвятила своей бабушке, Марии Лукиничне Бернацкой, происходившей из аристократического польского рода.

Антонен Арто

Потаенная логика

Город город град огней
Город шума расточитель
Вольный наш освободитель
О лукавый о размытый
Безымянный именитый
Бьются ангелы о стекла
Кони прут сквозь тучи прочь
В небо падают кареты
В ночь ночь ночь ночь.
Это словно пар дыханья
Словно выпот выдох камня
Искупленья крестный ход.
В сшибке четырех ветров
В сходке четырех небес
Конденсируется город
Непреложный город снов
Твой орган роняет в землю
Пыль гремучую громов
Пополняя бесконечность.
Из стеклянной ясной пыли
Зыбких атомов камней
О небесных сеть отдушин
Город ты себя творишь
Город камень твой послушен
Там где горестей граница
На краю тоски немой
Вырос замок потайной
Пепел сердца там хранится.

Вечер

Вот час, когда для нас клонятся долу ивы,
Ночная глубина дарует им покров;
Вот колокол завел в соборе всех миров
Созвучий ангелуса вьюжные завивы.
На море — паруса, развернутые розы,
Под колокольней дремлет роза витража
И осыпается, и, в небесах кружа,
Витают лепестки небесной розы.

И вечер, дряхлою душой склоняясь к нам,
Когда весло уснет и пальма шум потушит,
Отпустит наши души
По ангельским стопам.


Антонен Арто (1896-1948)
http://anch.info/reader/french_poetry/artaud/
http://magazines.russ.ru/inostran/2002/5/poet.html