July 29th, 2014

Вечер

Гуси-лебеди пролетели,
Чуть касаясь крылом воды,
Плакать девушки захотели
От неясной ещё беды.

Прочитай мне стихотворенье,
Как у нас вечера́ свежи,
К чаю яблочного варенья
Мне на блюдечко положи.

Отчаёвничали, отгуляли,
Не пора ли, родная, спать, —
Спят ромашки на одеяле,
Просыпаются ровно в пять.

Вечер тонкий и комариный,
Погляди, какой расписной,
Завтра надо бы за малиной,
За пахучею, за лесной.

Погуляем ещё немного,
Как у вас вечера́ свежи!
Покажи мне за ради бога,
Где же Ке́рженская дорога,
Обязательно покажи.

Постоим под синей звездою.
День ушёл со своей маетой.
Я скажу, что тебя не стою,
Что тебя называл не той.

Я свою называю куклой —
Брови выщипаны у ней,
Губы крашены спелой клюквой,
А глаза синевы синей.

А душа́ — я души́ не знаю.
Плечи тёплые хороши.
Земляника моя лесная,
Я не знаю её души.

Вот уеду. Святое слово,
Не волнуясь и не любя,
От Ростова до Бологого
Буду я вспоминать тебя.

Золотое твоё варенье,
Кошку рыжую на печи́,
Птицу синего оперения,
Запевающую в ночи.

Борис Корнилов

(no subject)

***


Пускай меня простит Винсент Ван-Гог
За то, что я помочь ему не мог,

За то, что я травы ему под ноги
Не постелил на выжженной дороге,

За то, что я не развязал шнурков
Его крестьянских пыльных башмаков,

За то, что в зной не дал ему напиться,
Не помешал в больнице застрелиться.

Стою себе, а надо мной навис
Закрученный, как пламя, кипарис.

Лимоннный крон и темно-голубое, -
Без них не стал бы я самим собою;

Унизил бы я собственную речь,
Когда б чужую ношу сбросил с плеч.

А эта грубость ангела, с какою
Он свой мазок роднит с моей строкою,

Ведет и вас через его зрачок
Туда, где дышит звездами Ван-Гог.

1958
Арсений Тарковский