July 22nd, 2014

«Средь утешительного звона тарелок, ложек и ножей…»

Оригинал взят у philologist в «Средь утешительного звона тарелок, ложек и ножей…»
Оригинал взят у museum_tarhany в «Средь утешительного звона тарелок, ложек и ножей…»

Испокон века традиции русского хлебосольства крепко держались в России, и много всяческих чудес гастрономического искусства можно было увидеть и опробовать за столом у дворян XIX века. Хлебосольной помещицей и гостеприимной хозяйкой была бабушка М. Ю. Лермонтова Елизавета Алексеевна Арсеньева. По свидетельству современника, ее тарханский «дом был всегда битком набит»: подолгу гостили дальние родственники, часто наезжали близкие родные с детьми и внучатами, кроме того, большое соседство. «Поварам работы было страсть», — утверждали тарханские старожилы. День начинался с утреннего чаепития.

Юношеская драма М. Ю. Лермонтова «Menschen und Leidenschaften» («Люди и страсти») начинается ремаркой:

«Утро. Стоят на столе чайник, самовар и чашки».

Изобр 011
Чайная комната в "Тарханах": круглый стол, покрытый нарядной скатертью, на нем посеребреной меди самовар на подносе, горки с посудой из фарфора, хрусталя и стекла, маленький уютный диванчик.

В Тарханах подавали большею частью «все свое». У Елизаветы Алексеевны было три фруктовых сада, где росли яблоки, груши, «малиновая слива», малина, клубника. Все это употреблялось не только в свежем виде, но и в виде компотов, варенья, пирожков с разными фруктовыми начинками. Пить чай по-русски означало пить его с едой и сладостями. К чаю подавались сахар, молоко, сливки, варенье, хлебные и кондитерские изделия.
В той же драме читаем:

«— Пожалуйте, Дарья Григорьевна, барышням сливок — вы прислали молока, а они привыкли дома пить чай со сливками, так не прогневайтесь.
— <…> У меня нет сливок, теперь пост — так я не кипятила».

«Русские сливки» состояли в основном из пенок, а их получали путем выпаривания воды из молока. Для этого молоко наливали в широкую кастрюлю и ставили либо на край плиты, либо на вольный дух русской печи, не допуская, чтобы оно кипело. Загустевшее молоко называлось сливками.
Чайный стол накрывали и в промежуток времени между обедом и ужином.

«Пили чай; гостей было много; разговор был общий»
(«Герой нашего времени»).

Сцены вечерних чаепитий находим и в неоконченном лермонтовском романе «Вадим»:

«Смеркалось; подали свеч; поставили на стол разные закуски и медный самовар…»
«Стол в гостиной уставили вареньями, ягодами сушеными и свежими; Геннадий Василич Горинкин, богатый сосед, сидел на почетном месте, и хозяйка поминутно подносила ему тарелки с сластями; он брал из каждой понемножку и важно обтирал себе губы…»

Варенье было любимым кушаньем, и многие хозяйки могли похвастаться собственным рецептом его изготовления. В приготовлении сладостей часто использовали мед, так как и пасека была «своя». Но гостям часто подавали варенья, сваренные на покупном сахаре.

…Хозяин сам
Его встречает с восхищеньем,
Сажает, потчует вареньем,
Несет шампанского стакан.
(«Тамбовская казначейша»)

Со времен войны 1812 года вошел в моду обычай пить чай с ромом, носивший название «адвокатца» (развязывающий язык). И студент Лермонтов в Москве вел со своими университетскими товарищами «заносчивые споры»

О Боге, о вселенной и о том,
Как пить: ром с чаем или голый ром.
(«Сашка»)

Не сохранились меню тарханских обедов, но, судя по всему, Е. А. Арсеньева предпочитала русскую кухню, продукты на которую давало собственное хозяйство. А в хозяйстве держали коров, и значит, были масло, сливки, сметана, творог, сыр. Разводили бычков, овец, свиней, домашнюю птицу, следовательно, мясо, и различные мясные блюда от вареностей до самых изысканных копченостей были на столе. Наверняка стол изобиловал и рыбными блюдами, так как на усадьбе были пруды, в которых разводили рыбу. Рыбные блюда были самыми любимыми у русских, и рыба стоила дороже мяса домашних животных и дичи. Из рыбных блюд подавали обычно «щуку паровую живую, леща парового живого, щучьи головы», пироги «с телом живой рыбы» и другие. На собственном огороде выращивали овощи: капусту, репу огурцы, лук, чеснок, морковь. Картофель в то время еще не пользовался популярностью, в провинции его почти не выращивали до 1840-х годов, не случайно М. Ю. Лермонтов считал его немецкой едой:

И вот лакей картофель подает,
Затем, что самодержец Мефистофель
Был родом немец и любил картофель.
«Пир Асмодея»

Collapse )

С днем рождения

 

"Моя жизнь напоминает небо над Авиньоном. Какие бы ни нависали темные тучи, они вскоре расходятся, и снова светит солнце… Но неожиданно откуда-то налетает гроза, бешеная гроза. Однако сильный порыв буйного мистраля прогоняет её прочь. И так все время!" 

Мирей Матьё из книги «Моя судьба»


Каролина Павлова

                        

                            ДУМА

                            Грустно ветер веет.
                            Небосклон чернеет,
                            И луна не смеет
                            Выглянуть из туч;
                            И сижу одна я,
                            Мгла кругом густая,
                            И не утихая
                            Дождь шумит, как ключ.

                            И в душе уныло
                            Онемела сила,
                            Грудь тоска стеснила,
                            И сдается мне,
                            Будто все напрасно,
                            Что мы просим страстно,
                            Что, мелькая ясно,
                            Манит нас во сне.

                            Будто средь волнений
                            Буйных поколений
                            Чистых побуждений
                            Не созреет плод;
                            Будто все святое
                            В сердце молодое,
                            Как на дно морское,
                            Даром упадет!

                            Август 1840


                          ДА ИЛЬ НЕТ


                          За листком листок срывая
                          С белой звездочки полей,
                          Ей шепчу, цветку вверяя,
                          Что скрываю от людей.
                          Суеверное мечтанье
                          Видит в нем себе ответ
                          На сердечное гаданье -
                          Будет да мне или нет?

                          Много в сердце вдруг проснется
                          Незабвенно-давних грез,
                          Много из груди польется
                          Страстных просьб и горьких слез.
                          Но на детское моленье,
                          На порывы бурных лет
                          Сердцу часто провиденье
                          Молвит милостиво: нет!

                          Стихнут жажды молодые;
                          Может быть, зашепчут вновь
                          И мечтанья неземные,
                          И надежда, и любовь.
                          Но на зов видений рая,
                          Но на сладкий их привет
                          Сердце, жизнь воспоминая,

                          Содрогнувшись, молвит: нет!


                                                    Июнь 1839 


Одна из мало известных в наше время русских дореволюционных поэтесс Каролина Карловна Павлова. Она была современницей Пушкина, Лермонтова, Тютчева и Фета.

http://litzona.net/show_116346.php