July 2nd, 2014

Спи, ночь в июле только шесть часов...

 

Какую песню спеть тебе, родная 
Спи, ночь в июле только шесть часов 
Тебя, когда ты дремлешь засыпая 
Я словно колыбель качать готов. 
Я словно колыбель качать готов, 

Спи, ночь в июле только шесть часов 

Пусть, милая, тебе спокойно спится, 
А я пока долины осмотрю 
Скажу, чтоб вовремя запели птицы, 
Задую звезды и зажгу зарю. 
Задую звезды и зажгу зарю. 

Спи, ночь в июле только шесть часов, 

Спокойной ночи говорю я снова 
И верую, что не настанет дня, 
Когда тебе два этих тихих слова 
Промолвит кто-нибудь поздней меня. 
Промолвит кто-нибудь поздней меня. 

Спи, ночь в июле только шесть часов...


Расул Гамзатов 

(no subject)

О чем я думаю? О падающих звездах... 
Гляди, вон там одна, беззвучная, как дух, 
алмазною стезей прорезывает воздух, 
и вот уж путь ее — потух... 

Не спрашивай меня, куда звезда скатилась. 
О, я тебя молю, безмолвствуй, не дыши! 
Я чувствую — она лучисто раздробилась 
на глубине моей души. 


Владимир Набоков 

(no subject)

Мечтал я о тебе так часто, так давно, 
за много лет до нашей встречи, 
когда сидел один, и кралась ночь в окно, 
и перемигивались свечи. 

И книгу о любви, о дымке над Невой, 
о неге роз и море мглистом 
я перелистывал, и чуял образ твой 
в стихе восторженном и чистом. 

Дни юности моей, хмельные сны земли, 
мне в этот миг волшебно-звонкий 
казались жалкими, как мошки, что ползали 
в янтарном блеске по клеенке. 

Я звал тебя, я ждал. Шли годы. Я бродил 
по склонам жизни каменистым 
и в горькие часы твой образ находил 
в стихе восторженном и чистом. 

И ныне, наяву ,ты легкая пришла, 
и вспоминаю суеверно, 

как те глубокие созвучья-зеркала 
тебя предсказывали верно. 


Владимир Набоков 

(no subject)

Не грусти, милый друг, улыбнись.
Нас минуют печали и беды.
Впереди у нас есть еще жизнь,
И у нас с тобой будут победы.


Только верь, что удача в пути,
И она нам еще улыбнется.
Надо только поменьше грустить,
Чтоб не гас в облаках лучик солнца.


Ты надейся. Когда в небесах
Вспыхнет радугой мост между нами,
Станет явью, что мнилось в мечтах,
Что давно напророчено снами.


И пусть ты от меня далеко,
"Я люблю," - крикну звездам и небу.
Ты услышишь, я знаю, легко
И ответишь: "Люблю", где б ты не был.
(Арина Каро) 

(no subject)


 ... Лето... Солнце... Парю невесомо... 
Яркий свет заливает глаза... 
Шмель жужжит... Пахнет липовым мёдом... 
На травинках мелькает роса... 

В небесах облака перьевые... 
Надо мною кружит мошкара... 
Под ногами цветы полевые... 
Настоящий «Ромашковый Рай»!!! 

... Ветер тёплый доносит из леса 
Аромат горьковато-хмельной 
Лип цветущих и хвои... Для сердца 
Он до боли знакомый... Родной... 

Веет холодом... Свежим... Приятным... 
От прозрачной воды ручейка... 
С ощущеньем восторга и счастья 
Зависают мечты в облаках... 

... Я, ромашки в букет собирая, 
Чую капель росы перезвон... 
Родниковой водой умываясь, 
Понимаю вдруг: это – лишь сон!!! 

А вокруг всё настолько реально!!! 
Запах детства... Дорога цветов... 
Освежает вода ледяная... 
Опьяняет дыханье ветров... 

... Но... кому ж Я несу те ромашки??? 
Почему всё же... холодно мне??? 
Слышу шёпот... Свой... «Бабушка, здравствуй!!! 
Я люблю тебя!!!»... Жаль, что во сне...

© Copyright: Елена Буторина 1, 2010


Живопись Каролины Блиш 

В тумане


Как странно бродить в туманной округе! 
Замкнут каждый куст и цветок, 
Стволы не ведают друг о друге, 
Каждый из них — одинок. 

Когда-то я стольких друзей обнимал, 
И жизнь моя исходила светом, 
А нынче сошел туман, 
И все до единого скрылись при этом. 

При свете не станешь умным, 
Но будет сумрак пролит — 
И вдруг струеньем бесшумным 
Тебя ото всех отделит… 

Как странно бродить в туманной округе! 
Уединенность — наш рок, 
Люди не ведают друг о друге, 
Каждый из них — одинок. 

Герман Гессе 

Перевод Дмитрия Щедровицкого 

(no subject)



Чуть мерцает призрачная сцена,
        Хоры слабые теней,
Захлестнула щелком Мельпомена
        Окна храмины своей.
Черным табором стоят кареты,
        На дворе мороз трещит,
Все космато — люди и предметы,
        И горячий снег хрустит.

Понемногу челядь разбирает
        Шуб медвежьих вороха.
В суматохе бабочка летает.
        Розу кутают в меха.
Модной пестряди кружки и мошки,
        Театральный легкий жар,
А на улице мигают плошки
        И тяжелый валит пар.

Кучера измаялись от крика,
        И храпит и дышит тьма.
Ничего, голубка Эвридика,
        Что у нас студеная зима.
Слаще пенья итальянской речи
        Для меня родной язык,
Ибо в нем таинственно лепечет
        Чужеземных арф родник.

Пахнет дымом бедная овчина,
        От сугроба улица черна.
Из блаженного, певучего притина
        К нам летит бессмертная весна.
Чтобы вечно ария звучала:
        «Ты вернешься на зеленые луга», —
И живая ласточка упала
        На горячие снега.

 

Стихотворение Осипа Мандельштама «Чуть мерцает призрачная сцена» было написано в 1920 году под впечатлениями от оперы австрийского композитора Кристофа Глюка «Орфей и Эвридика» и обращено к возлюбленной поэта - актрисе Ольге Николаевной Арбениной.

http://www.poetry-collection.ru/mandelshtam_chut_mercaet_prizrachnay_scena.html

(no subject)

175 лет назад в этот день родился Константин Маковский… 
Талантливый живописец, модный портретист и создатель масштабных исторических полотен.

 

Автопортрет. 1860

Портрет жены художника Юлии Павловны Маковской 1881

Портрет детей художника.1882

http://www.bibliotekar.ru/kMak/

http://yablor.ru/blogs/konstantin-egorovich-makovskiy/289123

История любви и кое-что из биографии. Художник Маковский Константин Егорович (1839-1915)

Автопортрет (таким увидела его вторая жена Юлия Павловна Леткова)


Константин Егорович в молодые годы имел обаятельную внешность, беспечную праздничную веселость нрава, привычку к быстрым решениям, трудолюбие и жадность к утехам жизни. Он был всегда в духе, приветливый, нарядный, холеный, пахнущий одеколоном и тонким табаком, беззаботный, обворожительный, ловкий, с необыкновенно крепким здоровьем. Откинутая назад пышно-кудрявая голова с рано облысевшим сжатым у висков лбом сообщала чисто-русскому лицу в темно-русой бороде вид открытый и независимый. Внимание к знаменитому, балованному художнику, всегда приобретало оттенок восторженного поклонения. В обществе бывал он неизменно приятен и словоохотлив, на лицах появлялась улыбка, когда Константин Егорович входил в комнату.

Портрет в красном берете (Ю.П.Маковская)

Встреча Константина Егоровича с Юлией Павловной состоялась на балу в Морском корпусе. Ей шел всего шестнадцатый год, но казалась она старше уменьем держать себя в обществе и умственной зрелостью. Судя по тогдашним плохим фотографиям, она была очень красива. Константин Егорович влюбился с первого взгляда, и не отходил от нее весь вечер. На следующий день влюбленный «профессор живописи» поспешил пригласить всех к себе — «помузицировать». К ужину Константин Егорович повел юную Леткову под руку и, усаживая ее за стол рядом с собою, громко сказал — так что все слышали: «Вот и отлично... Будьте у меня хозяйкой!». Так началась их помолвка...

Через две недел после вечера на Гагаринской набережной решено было сыграть свадьбу, как только невесте исполнится шестнадцать лет. 22 января 1875 года в Почтамтской церкви состоялось венчание. Невесте было 16, женику 36 лет.



В 1879 году у Маковских родилась Елена, в 1883 – сын Владимир, которого крестил великий князь Алексей Александрович, брат Александра III. Им тоже суждено было стать моделями Константина Егоровича.
Маковские - династия в истории России:

Русалка

Маковский Константин Егорович (1839 - 1915) «Русалки» 1885


На русалке горит ожерелье 
И рубины греховно - красны, 
Это странно-печальные сны 
Мирового, больного похмелья. 
На русалке горит ожерелье 
И рубины греховно - красны. 
У русалки мерцающий взгляд, 
Умирающий взгляд полуночи, 
Он блестит, то длинней, то короче, 
Когда ветры морские кричат. 
У русалки чарующий взгляд, 
У русалки печальные очи… 


Н.Гумилёв


Русалка

В лазоревой воде, в жемчужных берегах, 
Плыла русалка в блеске чудном. 
Она глядела вдаль, скользила в тростниках, 
Была в наряде изумрудном. 
На берегах реки, из цельных жемчугов, 
Не возникало трав на склонах. 
Но нежный изумруд был весь ее покров, 
И нежен цвет очей зеленых. 
Над нею догорал оранжевый закат, 
Уже зажглась луна опалом. 
Но устремляла вдаль она лучистый взгляд, 
Плывя в течении усталом. 
Пред ней звезда была меж дымных облаков, 
И вот она туда глядела. 
И все роскошества жемчужных берегов 
За ту звезду отдать хотела. 


Константин Бальмонт 


http://adelina3.diary.ru/p185446184.htm?oam