May 26th, 2014

(no subject)

 

 

 

Christian Schloee

Я - вечерняя женщина
И милы мне закаты, участие,
В лиловеющем зареве 
Вижу грядущий восход.

И парящие чайки 
Над пеной воды белокаменной,
Вызывают в душе трепетание
И жизни предвечный полёт.

Побегу по волнам,
Как та чудная, Гринова девушка,
Помогу и себе, и другим
Я гореньем своим.

Не дано нам узнать 
Эту тайну любви поднебесную,
И шагнуть через что- то
Чего не дано уловить… 
© Copyright: Нина Ландышева, 2013

Александр Кондратьев

Александр Алексеевич Кондратьев… 
Поэт, прозаик, критик, автор мифологических стилизаций и реконструкций в стихах и прозе


Родился в Петербурге в семье директора Государственной типографии. Гимназическим учителем будущего поэта был сам И. Анненский. Окончил юридический факультет Петербургского университета. Служил в Министерстве путей сообщения. Зимой 1918 уехал в Крым, оттуда на Волынь, которая в 1920 отошла к Польше. В 1939 в усадьбу, в которой Кондратьев прожил 19 лет, вошла Красная армия. Взяв с собой несколько записных книжек со стихами, Кондратьев ушел пешком в Ровно, а оттуда - на Запад. Последовали годы скитаний (Холмщина, Галиция, Австрия, Германия, Югославия), затем лагерь перемещенных лиц в Триесте, старческий дом «Пеликан» в Швейцарии, переезд в 1957 по вызову дочери в Америку. 26 мая 1967 года он умер в больнице, забытый всеми, кроме нескольких близких ему людей. Ему только что исполнился 91 год. Он пережил почта всех, о ком когда-либо писал в своих воспоминаниях, кому посвящал стихи, некоторых пережил надолго - Анненского, Гумилева, Блока, Брюсова, Сологуба, Недоброво, С. Кречетова, Пяста и еще многих талантливых людей Серебряного века, с которыми его свела судьба. Его похоронили на православном кладбище в Ново-Дивеево, штат Нью-Йорк. 

А в начале века имя Кондратьева известно было в самых разных читательских кругах. Со славой К.Бальмонта или И. Северянина соперничать он, конечно, не мог, но все же... 

Это «все же» включает немалый список заслуг перед русской словесностью: увлекательный роман «Сатиресса», сборники рассказов, исследование об А. К. Толстом, драму «Елена», перевод «Песен Билитис», сборники стихотворений. Всего до революции вышло восемь книг, причем «Сатиресса» - двумя изданиями. За подписью Кондратьева стихи, рассказы, статьи постоянно появлялись в журналах «Весы», «Аполлон», «Русская мысль», «Перевал», «Сатирикон», «Огонек», «Лукоморье» и др. 

Лирика Кондратьева тесными узами связана с тремя полюбившимися ему на всю жизнь местами - Петербургом, Волынью и Грецией. 
Его эпические стихотворения - главным образом со славянской и эллинской мифологией,- как мало кто другой в истории русской поэзии он приблизил к нам дух и ценности древности. 

Лучше, всего сказал о нём А. Блок: «Он совершенно целен и здоров, силен индивидуальной волей, всегда в пределах гармонии, не навязывается на тайну, но таинственен и глубок. Он - страна, после него душа очищается...» 

 

БЕЛАЯ НОЧЬ 


Небо хрустальное сине. 
Тихие звезды, мерцая, 
Светят небесной пустыне 
В ночи тоскливые мая. 
Сонная грезит столица. 
И отразились устало 
Темные бледные лица 
В зеркале темном канала.
 

1904

http://silverage.ru/akondr/

Интересные факты о книгах

 http://www.pinterest.com/pin/445363850621703134/


Владимир Набоков писал «Лолиту» в блокноте во время поездок по Америке для коллекционирования бабочек. Жена писателя Вера помешала ему сжечь наброски романа.

Самая продаваемая в Великобритании книга всех времен — «50 оттенков серого».

Книга «Путешествия Гулливера» описала размер и скорость вращения лун — спутников Марса за 100 лет до того, как это сделали астрономы.

Александр Дюма нанимал «литературного негра» — романиста Огюста Маке, чтобы тот помог именитому автору написать «Трех мушкетеров» и «Графа Монте-Кристо».

«Алиса в стране чудес» была запрещена в Китае из-за наличия в книге говорящих зверей.

Дж.Р.Р.Толкин печатал всю трилогию «Властелина колец» двумя пальцами.

«Винни-Пух» был изначально запрещен в Америке, Турции и Великобритании. Здесь сыграло роль не только наличие говорящих зверюшек, но и тот факт, что малыш Пятачок вызывал негативную реакцию у мусульманской части читателей.

 

Интересные факты о книгах

http://www.pinterest.com/pin/478929741594297522/


Франц Кафка перед смертью просил своего друга Макса Брода сжечь все его работы. «Замок», «Процесс» и «Америка» были опубликованы против воли писателя.

«Приключения Тома Сойера» — первая книга, текст которой был набран на печатной машинке.

Шерлок Холмс чаще других литературных персонажей становился героем кино и телесериалов.

«Моби Дик» Германа Мелвилла был изначально опубликован без эпилога из-за сбоя в печатном оборудовании.

В «Сказках 1000 и 1 ночи» Аладдин изначально был китайцем.

Библиотека Гарвардского университета хранит 4 юридические книги, написанные на человеческой коже.

Книги о Гарри Поттере — самые запрещаемые в Америке из-за «пропаганды оккультизма, язычества и отрицания христианских ценностей».

Чарльз Диккенс писал «Рождественскую историю» в течение шести недель.


http://www.liveinternet.ru/users/4419085/post321664878/

Интересные факты о книгах

http://www.pinterest.com/pin/844493654004280/


Самым популярным писателем всех времен и народов является Агата Кристи. Ее детективы печатаются на 44 языках мира. Было издано уже более двух миллиардов книг. Самой ходовой книгой остается Библия. Второе место занимает «Книга рекордов Гиннесса».

Больше всего произведений написал испанский драматург Лопе де Вега. Его перу принадлежит 1800 пьес.

Первый перевод «Гамлета» на русский язык выполнил писатель Александр Сумароков и озаглавил «Омлет, принц Датский».

В названии романа Льва Толстого «Война и мир» слово «мир» употреблено как антоним войне (дореволюционное «миръ»), а не в значении «окружающий мир» (дореволюционное «мiръ»). Все прижизненные издания романа выходили именно под названием «Война и миръ», однако из-за опечаток в разных изданиях в разное время, где слово написали как «мiръ», до сих пор не утихают споры об истинном значении названия романа.

В одно из первых изданий толкового словаря Ожегова решили не включать названия жителей городов, чтобы лишний раз не увеличивать его размер. Исключение было сделано только для слова «ленинградец», но не в знак особого уважения жителям Ленинграда. Просто было необходимо разделить слова «ленивый» и «ленинец», которые стояли рядом, дабы не порочить образ юных ленинцев.

Узниками Бастилии были не только люди. Однажды в тюрьму была заключена знаменитая Французская энциклопедия, составленная Дидро и Д`Аламбером. Книгу обвиняли в том, что она наносит вред религии и общественной морали.

Творчество одного из популярных современных авторов — Паоло Коэльо — полностью запрещено в Иране. А почему, местные власти так и не удосуживаются объяснить.

Летающие книги...

 

Книга


Если скажу - не поверишь, но Книга летает:
каждый листок - это пёрышко радужных крыльев,
каждая буква - листок на ветру, и усилье
плыть и парить по эфиру их не угнетает.

Если спою - засмеешься, но стану летучей,
только лишь Книгу чудесную тихо открою:
птицею буду парить над небесной горою
из невозможно-лучистой и пористой тучи.

Если поймёшь - хорошо, но по правде, не жалко,
что не получится сблизиться глубже, чем кожа,
непонимание на недоверие множа,
и опираясь на ум, как на верную палку.

Если скажу - будешь плакать, но время конечно:
вслед этой Книге лечу я в заветные дали -
эти страницы мне тайны свои передали.
Но, если просишь...тебя не оставлю, конечно.

(no subject)

 

Облетает одуванчик, дав рожденье целой стайке, 
молодую травку нянчит прошлогодний лист опавший, 
уступая место ночи, отползает день вчерашний, 
молодая травка точит прошлогодний день лужайки. 

И целый свет - 
лишь суета сует, 
и всяческая суета 
всегда животвореньем занята, 
смолчите "нет" 
и отвечайте "да", 
и диалектика тучнеет на престоле... 
Мне столько лет уже, что эта ерунда 
слаба, чтоб порешить мою свободу воли. 


Наталья ГОРБАНЕВСКАЯ 
Из цикла ЧУЖИЕ КАМНИ



 

(no subject)

* * *

Мой ненаписанный дневник

похож бы был на кучу книг,
на кучу не моих историй,
немых любовных траекторий,
на выцветающий петит
давно умолкших разговоров,
где горничная кипятит
холодный чай для жарких споров,
где сам герой похож на тень
холодную в горячий день,
а героиня либо в спячке,
либо в классической горячке,
и это я была бы ею,
теряла бы в кустах камею,
роняла письма и платки...
Но век не тот, и время сжалось,
бумага чистая слежалась,
по ней летящая строка
не прочертила завитка,
и, пролистав бумаги десть,
вы не найдете, что прочесть, -
бело и пусто. Но оно
и к лучшему...
Мой ненаписанный дневник
убережет мои обманы,
чтоб любопытный не проник
в мои небывшие романы.

Н.Горбаневская