April 28th, 2014

Проза - Легкость пера и гения. Надежда Николаевна Рушева. (Светлана Макаренко - Астрикова)

ВЕЧЕРОМ


На этом буржуазном пикнике
Один лишь образ был весенней трелью,
Как песенка чижа в березняке,
И в памяти остался акварелью.


Когда ты, не позируя немало,
Забыв о снеди, взятой на обед,
Среди посадок нута собирала
Из алых маков небольшой букет.


Потом разбили лагерь у холма:
Мальвазией пропитаны бисквиты,
И сладость абрикосов, и хурма,
И ломти дыни были глянцевиты.


Я покраснел, когда под тенью сада
Девичьи груди мне открыл жакет.
Была на ланче высшая услада —
Твой алых маков небольшой букет.


СЕЗАРИО ЖОЗЕ ЖОАКИН ВЕРДЕ. Португальский поэт

http://www.poezia.ru/article.php?sid=88016

Сиреневые сумерки апреля

Весны вдыхая нежный аромат, 
Порадовавшись солнечной неделе, 
Иду, мурлыча что-то невпопад, 
В сиреневые сумерки апреля. 

Чарующий, неповторимый цвет - 
Цвет сладких грёз и нежных ожиданий, 
Все звуки мира просятся в сонет - 
Сонет любви и чувственных желаний. 

О чём - то звёзды шепчут надо мной, 
Но только не доступны ещё взгляду, 
Мечты в обнимку дремлют с тишиной, 
А счастье рядом...где - то очень рядом... 

На сердце невесомое, как тень, 
Легло необъяснимое волненье, 
Ещё не вечер, но уже не день, 
Ещё не встреча...только предвкушенье... 

Коснувшись лёгким трепетом души, 
На миг короткий сжав пространство,время, 
Растают к ночи, словно миражи, 
Сиреневые сумерки апреля.


Copyright: Светлана Пугач, 2012

Валентина Осеева

 

Таких парадоксальных писателей, пожалуй, больше и нет в советской истории. За долгую жизнь она написала всего две большие книги – и получила за одну из них Сталинскую премию. И при этом – ни пафосных интервью в газете «Правда», ни «Голубых огоньков» по телевизору, ни теплых должностей в писательском союзе. 

Никто из ее верных поклонников (а это, без преувеличения, все детско-подростковое население СССР 60—70-х годов) так и не узнал о ее личной жизни ничего, хотя пытались многие. Пять скупых строчек в Большой советской энциклопедии – и точка. 

Одна из двух повестей писательницы Валентины Осеевой «Васек Трубачев и его товарищи» рекомендовалась учителями для внеклассного чтения. Другая – «Динка» - зачитывалась буквально до дыр. 

Прочитав повесть «Динка», никто не сомневается в том, что у Динки с Ленькой была настоящая жизнь. Но при этом никто и не догадывается, что книжка – почти автобиография. 

Оказывается, у Осеевой, как и у Динки, было две старших сестры: строгая, с непростым характером Галина (в книге – Алина) и Анжела, которую за скромность и покладистость домашние тоже прозвали Мышкой. Младшая же: «макака», «убоище» и «орало-мученник» – это и есть сама писательница, Динка-ВаленТинка. 

Существовал и Ленька, но кем он был в реальной жизни, теперь не знает никто. Известно только, что Осеевы действительно взяли к себе бездомного мальчика, привезли его с собой в Киев и помогли ему поступить там в реальное училище. Но замуж Динка – это уж точно! - вышла за другого. 

Первый муж Валентины Осеевой, Сергей Хмелев, буквально спас ей жизнь. 19-летняя девушка работала воспитательницей в детприемнике, и случилось так, что как раз в ее смену беспризорники устроили бунт. Вале удалось пробраться в комнату, где был телефон, и позвонить приятелю. Сергей выпряг на улице какую-то лошадь и прискакал на помощь. Позже они поженились. 

Отношения у них с Валей, правда, сложились своеобразные. При всей своей любви к ней он мог, увидев красивую девушку, исчезнуть из дома вместе с ней. И вернуться недели через две. Впрочем, Валя к этому относилась спокойно. Через год после свадьбы у них родился сын, которого назвали Лёней.