April 21st, 2014

Звездочёт


Я вас прошу, позвольте мне
Сыграть вам на одной струне
Возможно покороче
О звездочете, о весне,
О звездочетовой жене,
О звездах и о прочем.

Следя за шашнями светил,
Без горя и забот
В высокой башне жил да был
Почтенный звездочет.

Он был учен и очень мудр,
Но шутит зло Эрот!..
И вот, в одно из вешних утр
Женился звездочет.

У звездочетовой жены
Глаза, как пара звезд,
Лицо, как томный лик луны,
А страсть - кометный хвост.

Она грустна, она бледна,
У ней влюбленный вид.
А звездочет всю ночь сполна
За звездами следит!..

Бледнея каждою весной,
Как лилия в снегу,
Она с особенной тоской
Глядела на' слугу...

Был недогадлив тот слуга,
Но все же как-то раз
Воскликнул вдруг слуга: "Ага!"
И... кончен мои рассказ.

А вывод здесь, друзья, такой:
Коль мужем стать пришлось,
Смотри-ка лучше за женой,
А звезды брось!

Николай Агнивцев 

БЕЛОЙ НОЧЬЮ


Белой ночью белый ландыш

Я воткну, грустя, в петлицу

И пойду за белой сказкой

В белый призрачный туман...
 

Посмотрите, посмотрите,

У Цепного моста кто-то

В старомодной пелерине

Неподвижно смотрит вдаль...
 

Господин в крылатке тихо

Про него шепнул другому:

«Николай Васильич Гоголь –

Сочинитель «Мертвых душ»…
 

У Сената, сдвинув брови,

Гнёт сверкающую шпагу

Незнакомец в треуголке

С пистолетом при бедре…
 

Отчего так странно-бледен

Незнакомец в треуголке?

Отчего сжимает петля

Золочёный воротник?..
 

Чу! К нему, гремя оружьем,

С двух сторон подходят двое.

Подошли: «Полковник Пестель,

Нас прислал к вам Государь!»
 

Белой, мёртвой странной ночью,

Наклонившись над Невою,

Вспоминает о минувшем

Странный город Петербург!
 

Посмотрите, посмотрите,

Вот задумался о чём-то

Незнакомец в альмавиве,

Опершись на парапет...
 

С Петропавловской твердыни

Бьют петровские куранты,

Вызывая из могилы

Беспокойных мертвецов!
 

И тотчас же возле арки,

Там, где Зимняя Канавка,

Белый призрак Белой Дамы

Белым облаком сошёл…
 

Зазвенели где-то шпоры,

И по мертвому граниту

К мёртвой даме на свиданье

Мчится мёртвый офицер!..
 

– «Герман?!» – «Лиза?..» И, тотчас же,

Оторвавшись от гранита,

Незнакомец в альмавиве

Гордый профиль повернул.
 

– Александр Сергеич, вы ли,

Вы ли это?.. Тот, чьё Имя

Я в своих стихах не смею

До конца произнести?!
 

Белой, мёртвой странной ночью,

Наклонившись над Невою,

Вспоминает о минувшем

Странный город Петербург…

 

Николай Агнивцев 

Шарлотта Бронте


УТРО


В моём окне забрезжил день, 
А полдень так ещё далек. 
Ещё меня лелеет лень, 
И нежит мягкий холодок. 
Пока дневной водоворот 
Не втянет в круг своих забот, 
Мне утро два часа даёт, 
Два целых — это срок! 

Мои! — чего я жду от них? 
Труда? Покорного пера? 
Но нет, шальной свободы стих 
Находит — и теперь пора! 
Сознанья робкого испуг; 
Воображенье ширит круг; 
И радость, вырвавшись из рук, — 
Как ветерок, шустра. 

За давним прошлым в миг слетав, 
Его приносит в дом. 
За дальним будущим стремглав 
Пускается потом. 
Её полет безумно смел; 
Всё ближе призрачный предел, 
Где урожай её созрел 
В тумане золотом. 

И счастья дни опять со мной, 
Я в них опять живу, 
С докучной расстаюсь тоской 
И письма скорби рву. 
Былых обид иссяк запал, 
И слёзы все, что горя шквал 
У слабости отвоевал, 
Просохли наяву. 

Но бывших радостей запас 
До капли мной учтён, 
И каждый безмятежный час 
Мне прошлым возвращён, 
И если в прежние года 
Любовь мне пела иногда, 
То нынче ветер и вода 
Настроились ей в тон. 

Порою горько вспоминать 
Ушедшие мечты. 
Но этот миг хранит печать 
Нетленной красоты. 
И снова кровь в висках стучит, 
И сон любви, что был забыт, 

Хмельному воздуху дарит 
Багряные цветы.
 

(Перевод с англ. Т. Гутиной)



Шарлотта Бронте (Charlotte Brontë) родилась в Торнтоне, Йоркшир (Thornton, Yorkshire) — 21 апреля 1816 года. 

Татьяна Бек

Татьяна Александровна Бек… 
Поэт, литературный критик, исследователь литературы Серебряного века. 
Могли бы сегодня отмечать её всего лишь 65-летие… 


Что бы ни было, но поутру - 

Эта шалая детская вера: 

- С понедельника - новая эра! 

Душу вылечу, книги протру. 

Суета, маета, несвобода, 

Но - упрямо бормочущий рот: 

- С понедельника... С Нового года... 

Всё иначе, иначе пойдёт! 


1980


И шли, и пели, и топили печь,
И кровь пускали, и детей растили,
И засоряли сорняками речь,
И ставили табличку на могиле,

И плакали, и пили, и росли,
И тяжко просыпались спозаранку,
И верили, что лучшее - вдали,
И покупали серую буханку.

И снова шли, и разбивали сад,
И не умели приходить на помощь,
И жили наутек, и невпопад,
И поперек, и насмерть, и наотмашь.

И падали, и знали наперед,
Переполняясь ужасом и светом,
Что если кто устанет и умрет,
То шествие не кончится на этом.

1993

Лев Аннинский так написал о поэзии Татьяны Бек: "Терзание пленного духа - главный нерв этой поэзии, ее невидимые миру слезы, ее фатальная тема. Иногда кажется, что тут спорит дух с материей: дух куда-то рвется - материя не пускает. Отсюда - чуть заметная "дрожь" интонации за железными стиховыми ритмами. И беспричинные слезы, сменяющиеся неожиданным смехом. И абсурд, уложенный в логику..." 

(no subject)




Григорий Григорьевич Мясоедов. Лесной ручей

СВИРЕЛЬ

Вот тростник сухой и звонкой..
Добрый Пан! перевяжи
Осторожно нитью тонкой
И в свирель его сложи!
Поделись со мной искусством
Трели в ней перебирать,
Оживлять их мыслью, чувством,
Понижать и повышать,
Чтоб мне в зной полдня златого
Рощи, горы усыпить
И из волн ручья лесного
В грот наяду приманить.


21 апреля 1840,
Аполлон Майков.

Наяда - в древнегреческой мифологии — нимфа рек, ручьёв и озёр.

О розах и любви.... Г.Х. Андерсен и художник Uab Sanasen


Роза

Ты улыбнулась мне улыбкой светлой рая…
Мой сад блестит в росистых жемчугах, —
И на тебе, жемчужиной сверкая,
Одна слеза дрожит на лепестках.

То плакал эльф о том, что вянут розы,
Что краток миг цветущей красоты…
Но ты цветёшь, — и тихо зреют грёзы
В твоей душе… О чём мечтаешь ты?..

Ты вся — любовь, — пусть люди ненавидят! —
Как сердце гения, ты вся — одна краса, —
А там, где смертные лишь бренный воздух видят, —
‎Там гений видит небеса!..
Г.Х. Андерсен  (пер. П.П. Гнедич)



 

Когда весна благоухала,
Сорвав одну из первых роз,
Ты в тёмный шёлк своих волос
Её с улыбкою вплетала.

Но лето красное пришло,
И ты с волненьем затаённым
Плела венок в саду зелёном,
Склоняя юное чело.

О.Чюмина

Розы и звезды

Я знаю две звезды — лучистей звёзд небесных,
Две розы видел я — прекрасней роз земных.
Упала чистая слеза с тех звёзд прелестных,
Рассыпавшись росой на розах молодых.
И сердцем полюбил я их красу живую,
Она дороже мне и неба и земли…
Ужель напрасно я надеюсь и тоскую?
Ужели розы те и звёзды не мои!..
(Из первого произведения Андерсена
"Прогулка на остров Амагер" 1828 г.
пер. граф А. Голенищев-Кутузов)

(no subject)

     

     Как славно вечером в избе,
     запутавшись в своей судьбе,
     отбросить мысли о себе
     и, притворясь, что спишь,
     забыть о мире сволочном
     и слушать в сумраке ночном,
     как в позвоночнике печном
     разбушевалась мышь.

     Как славно вечером собрать
     листки в случайную тетрадь
     и знать, что некому соврать:
     "низвергнут!", "вознесен!".
     Столпотворению причин
     и содержательных мужчин
     предпочитая треск лучин
     и мышеловки сон.

     С весны не топлено, и мне
     в заплесневелой тишине
     быстрей закутаться в кашне,
     чем сердце обнажить.
     Ни своенравный педагог,
     ни группа ангелов, ни Бог,
     перешагнув через порог
     нас не научат жить.


Иосиф Бродский