March 27th, 2014

Вероника Тушнова


Воздух пьяный - нет спасения, 
с ног сбивают два глотка. 
Облака уже весенние, 
кучевые облака. 
Влажный лес синеет щёткою, 
склон топорщится ольхой. 
Всё проявленное, четкое, 
до всего подать рукой. 
В колеях с навозной жижею, 
кувыркаясь и смеясь, 
до заката солнце рыжее 
месит мартовскую грязь. 
Сколько счастья наобещано 
сумасшедшим этим днём! 
Но идёт поодаль женщина 
в полушалочке своём, 
не девчонка и не старая, 
плотно сжав румяный рот, 
равнодушная, усталая, 
несчастливая идёт. 
Март, январь, какая разница, 
коль случилось, что она 
на земное это празднество 
никем не позвана. 
Ну пускай, пускай он явится 
здесь, немедленно, сейчас, 
скажет ей: 
"Моя красавица!", 
обоймет, как в первый раз. 
Ахнет сердце, заколотится, 
боль отхлынет, как вода. 
Неужели не воротится? 
Неужели никогда? 
Я боюсь взглянуть в лицо её, 
отстаю на три шага, 
и холодная, свинцовая 
тень ложится на снега. 

(no subject)

Стоило ли этого счастье безрассудное?
Всё-таки возможное? О, конечно, да.
Птицей улетевшее в небо изумрудное,
Где переливается вечерняя звезда.

Будьте легкомысленней! Будьте легковернее!
Если вам не спится – выдумывайте сны.
Будьте, если можете, как звезда вечерняя,
Так же упоительны, так же холодны.


1948

Георгий Иванов

(no subject)

Я знал ее еще тогда,
В те баснословные года,
Как перед утренним лучом
Первоначальных дней звезда
Уж тонет в небе голубом...

И всё еще была она
Той свежей прелести полна,
Той дорассветной темноты,
Когда, незрима, неслышна,
Роса ложится на цветы...

Вся жизнь ее тогда была
Так совершенна, так цела,
И так среде земной чужда,
Что, мнится, и она ушла
И скрылась в небе, как звезда.

О ком писал Федор Тютчев в своем творении от 27 марта 1861 года: о какой-то реальной женщине или о вымышленном образе - до сих пор остается невыясненным...