February 28th, 2014

(no subject)

 

Приподними, прошу тебя, вуаль!
Твой взгляд наполнен самой страстной силой.
Сегодня я, единственный и милый,
а завтра снова ты умчишься вдаль.
Приподними, прошу тебя, вуаль!
Еще хоть раз взгляни в мои глаза.
Оставь на память образ безмятежный,
такой таинственный и в то же время нежный.
Я о любви хочу тебе сказать.
Приподними, прошу тебя, вуаль!
Вуаль не поднята, улыбки след простыл.
Уходишь ты походкой незнакомки.
И лишь духов остался запах тонкий.
Чтобы его я долго не забыл.
Как жаль, что ты не подняла вуаль.
© Copyright: Марина Назарьина, 2008

Конец февраля

Слабеют  морозы,  метели…
Прищуришь  от  солнца  глаза – 
Сверкают  дневные  капели
И  в  небе  ясней  бирюза.

Вот  ворон  кружится  над  лесом, 
Зиме  предвещая  конец.
Свои  у  него  интересы:
Подружку  зовет  под  венец.

Клесты  у  гнездовий  хлопочут:
Птенцы  появились  на  свет.
Всё  реже  морозные  ночи.
И  лес  ожиданьем  согрет.

Февраль  присмирел  на  исходе.
Днём  ярче,  теплее  лучи.
А  в  марте  и  соки  забродят,
И  сон  растревожат  грачи.

Дыханье  весны  ощутимей:
Слышны  голоса  косачей.
И  первым  запел  вместе  с  ними
Звенящий,  хрустальный  ручей. 
 02.2002 г.

МАРТ

Поликсене Соловьевой (Allegro) 


Теплый ветер вихревой, 
Непутевый, вестовой, 
Про весну смутьянит, шалый, 
Топит, топчет снег отталый, 
Куролесит, колесит, 
Запевалой голосит... 

Кто-то с полночи нагрёб 
На проталину сугроб, 
Над землёю разомлелой 
Пронесясь зимою белой. 
Старый снег на убыль шёл, — 
Внук за дедушкой пришёл. 

Солнце весело печёт, 
С крыш завеянных течёт, 
С вешней песней ветер пляшет, 
Чёрными ветвями машет, 
Понагнал издалека 

Золотые облака. 

 

Вячеслав Иванов 


В этот день, 28 февраля 1866 года, родился Вячеслав Иванович Иванов. "Вячеслав Великолепный", "маг" русского символизма, философ, филолог, непогрешимый судья поэтической эрудиции, любимый герой пародистов, издевавшихся над его архаически-возвышенным языком.

 Первый стихотворный 
сборник "Кормчие звезды" (1903) установил за ним репутацию "Тредиаковского наших дней", второй - "Прозрачность" (1904) - принес ему известность среди символистов. В 1905-1910 годах "башня" Вячеслава Иванова была наиболее известным в Петербурге литературным салоном. "Почти вся наша молодая тогда поэзия если не "вышла" из Ивановской "башни", то прошла через нее", - вспоминал Сергей Маковский. Поэзия Вячеслава Иванова отличалась, по словам Александра Блока, "чересчур филологической изысканностью", что превращало ее зачастую в зашифрованные тексты. Тем не менее на стихи Вяч. Иванова создано более тридцати вокальных произведений. Наиболее значимые из них принадлежат А. Т. Гречанинову. Гречанинов обращался к поэзии Вяч. Иванова в дореволюционные и послереволюционные эмигрантские годы их жизни: композитора во Франции и США, поэта - в Риме. 1939 годом датирован цикл из пяти романсов "Римские сонеты", переложенные композитором для голоса и оркестра, для хора и фортепьяно, для хора и оркестра. "Римские сонеты" подвели итог многолетнему творческому содружеству поэта и композитора.

Поэзия Вячеслава Иванова нашла воплощение и в музыке других композиторов: Р. 
М. Глиэра (8 вокальных произведений), М. Ф. Гнесина (9) и молодого Н. Я. Мясковского .

Лариса Яшина

 

МАРТ


Я родилась в последний день зимы, 
В ночь на весну, 
И, словно эстафета, 
Мой первый крик 
Из полуночной тьмы 
Был унесён уже весенним ветром. 

Я первою всегда встречаю март, 
Спешу к нему, не прячась, на свиданье, 
Ему я рада, 
Он мне тоже рад, 
И верность отдаю ему как дань я. 

Ты юн, мой март, 
Хоть умудрённо сед, 
И, может быть, слегка сентиментален, 
Слезы березовой 
Чуть бирюзовый свет 
И радость всех хохочущих проталин... 

Пусть будет май 
иль август мной любим – 

В измене упрекать меня напрасно. 
Ты знай: ты – март! 
И ты неповторим, 
И я тебе, весеннему, подвластна! 


Поэтесса Лариса Яшина родилась 28 февраля 1941 года в г. Пензе в семье служащих. Ей было 2 года когда отец погиб на фронте в 1943 году. Стихи начала писать в школьные годы, учась в третьем классе. 

Стихи Ларисы Яшиной опубликованы в целом ряде коллективных поэтических сборников, выпущенных в Москве, Саратове и Пензе. В Пензе также издано более 10 авторских сборников поэтессы. 


http://tokyo-express.ru/sovrem-38.html

Рисуя цветом свет...

 

 

 

Имя Мартироса Сергеевича Сарьяна, блистательного живописца, талантливого графика и театрального художника я, принадлежит русской культуре и одновременно является символом искусства Армении: "Сначала величайший виртуоз Сарьян нарисовал Армению, а потом Бог создал ее". 


Уроженец нынешнего Ростова-на-Дону,ученик В. А. Серова и К. А. Коровина,участник выставок объединений "Голубая роза", "Мир искусства", "Союз русских художников", "Четыре искусства". 

«Сарьяновские пейзажи», «сарьяновские» краски, «сарьяновскиe» сюжетные мотивы , олицетворяющие "серебряный век" живописи, и ...грустная карандашная графика..., и .. говорящий »Автопортрет»... 



http://www.calend.ru/person/1510/

СОЛНЦЕ САРЬЯНА


А за окном была весна... 
Сарьян смотрел в окно и плакал. 
И жилка билась у виска. 
И горы отливали лаком. 

Год или сутки суеты. 
Как мало жить ему осталось! 
В его руках была усталость. 
Печаль просилась на холсты. 

А солнце наполняло дом. 
Оно лилось в окно лавиной, 
как будто шло к нему с повинной 
за то, что будет жить ПОТОМ. 

Потом, когда его не будет. 
Но будет этот небосклон, 
и горы в матовой полуде, 
и свет, идущий из окон. 

Все было в солнце: 
тот портрет, 
где Эренбург смотрел так странно, 
как будто жаль ему Сарьяна, 
который немощен и сед. 

Все было в солнце: 
каждый штрих, 
веселье красок, 
тайна тени. 
И лишь в глазах, уже сухих, 
гас и смирялся свет весенний. 

"О, только б жить! 
На мир смотреть... 
И снова видеть солнце в доме. 
Ловить его в свои ладони 
и вновь холсты им обогреть..." 

"Прекрасна жизнь!"- 
Он говорил. 
Он говорил, 
как расставался. 
Как будто нам себя дарил. 
И спрятать боль свою старался.
 


(Андрей Дементьев,1983) 

(no subject)

ЦВЕТАЕВА


Блондинка с папироскою, в зеленом, 
Беспочвенных безбожников божок, 
Гремит в стихах про волжский бережок, 
О в персиянку Разине влюбленном.

Пред слушателем, мощью изумленным, 
То барабана дробный говорок, 
То друга дева, свой свершая срок, 
Сопернице вручает умиленной.

То вдруг поэт, храня серьезный вид, 
Таким задорным вздором удивит, 
Что в даме — жар и страха дрожь — во франте..

Какие там "свершенья" ни верши, 
Мертвы стоячие часы души, 
Не числящиеся в ее таланте...

 

Игорь Северянин, 1926г. 

Книга "Медальоны" вышла в свет в Белграде в 1934 г. В нее вошло 100 сонетов о поэтах, писателях и композиторах, большая часть из которых написана в Тойла (1925-1927). Здесь добавлены еще 14 медальонов из неизданного сборника "Очаровательные разочарования".


http://www.poet-severyanin.ru/Medalion/104.htm

(no subject)

Художник Чаба Маркус.


    " Мой милый, зарифмуй теперь

   Вот так: любовь - посев потерь,

   Игра с самим собою в прятки

   И коготь в бархатной перчатке,

   Мираж рассветный - водопад,

   Летящий в бездну без оглядки."

                    "Нет, милая, любовь - избранье,

                    Слепая жажда пониманья,

                    Отчаявшихся душ приют.

                     Соединенье двух причуд

                     И выжиганье смертных смут

                     Лучом горячим состраданья..."

  И мы вошли с тобой вдвоём

  В любовь, как в освещённый дом,

  Где, как всегда на новоселье

  Царит смущённое веселье

  И где на утро не похмелье,

  А исцеленье мы найдём.

Джон Монтегю, ирландский поэт

                         пер.Г.Кружкова.

Юргис Балтрушайтис

 ЛУННЫЕ КРЫЛЬЯ


Из лунных снов я тку свой зыбкий миг,

Невольник грез, пустынник дум моих...

 

И в лунных далях близится межа,

Где молкнет гул дневного мятежа...

 

И призрачны, безмолвствуя вдали,

Дневная явь и пестрый круг земли...

 

И в звездный час разъятия оков

Я весь — пыланье лунных облаков...

 

И длится тишь, и льется лунный свет,

Вскрывая мир, где смертной боли нет...

 

И тих мой дух, как сладостен и тих

Пустынный цвет пустынных снов моих...

 

И молкнет мысль, и меркнет, чуть дрожа,

Все зарево земного рубежа...

 

И, будто тая, искрится вдали

Немой простор в серебряной пыли...

 

И в тайный миг паденья всех оков

Сбывается алкание веков...

 

Все — сон, все — свет, и сам я — лунный свет,

И нет меня, и будто мира нет


Юргис Балтрушайтис