February 18th, 2014

Ренуар. Последняя любовь

Ренуар. Последняя любовь: http://www.liveinternet.ru/users/3166127/post313615713/

Лазурный берег, 1915 год. Седовласый Огюст Ренуар получает известие о том, что любимый сын Жан ранен на фронте. Единственное, что скрашивает горькое отшельничество художника, — присутствие рядом молодой рыжеволосой натурщицы. Ослепительная Андре становится последней музой мастера и наполняет его мир новыми красками. Не удивительно, что вернувшийся с фронта Жан страстно влюбляется в удивительную красавицу…

Последние мазки Огюста Ренуара

 

О. Ренуар со своей моделью


 

О. Ренуар, "Купальщицы"

...Постепенно развивавшаяся деформация кистей нарушает функцию столь необходимых для живописца суставов кистей. И к этому надо как-то приспосабливаться.

Его мазок становится все шире, что казалось бы, противоречило его стилю. Сковавшая руки Ренуара болезнь невольно вынуждает его раскрывать в себе другие сокровенные, глубоко запрятанные эмоции и способы их выражения на холсте. Как писал один из биографов художника Анри Перрюшо, «Под его кистью женщины, дети, цветы и листья отныне все больше сливаются в единую трепетную массу, сверкающую, будто охваченную единым вселенским пожаром».

...У Ренуара наступает, пожалуй, самый трагический для художника момент. Он не может держать кисть, но все-таки не хочет с ней расставаться. Поскольку из-за дряблости и истончения кожи прикосновение древка кисти вызывает боль, ему обматывают пальцы полотняными полосками и между большим и указательным пальцами просовывают кисть.

...Пока ему готовят палитру, он едва удерживается от стонов из-за болей. Именно так Ренуар писал своих поздних «Купальщиц». Эту картину Ренуар написал достаточно быстро, чему помогла простая и благородная манера натурщицы Андре позировать художнику. Друзья отыскали ему эту молоденькую натурщицу, на которой впоследствии женился его сын Жан. Ее веселый нрав, доброжелательность и исхо-дившая от нее живительная струя молодости помогли тяжело больному Ренуару вместе с одичавшими розами «Колетт» и величественными оливами с серебристой листвой запечатлеть на полотне одно из своих последних произведений — закатный гимн любви конца жизни — «Купальщицы».

 


http://www.evrika.ru/show/527

ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ

I

Как трудно высказать - нелживо,

Чтоб хоть себя не обмануть -
Чем наше сердце втайне живо,
О чем, тоскуя, плачет грудь...
Речь о мечтах и нуждах часа
В устах людей - всегда - прикраса,
И силен у души - любой -
Страх наготы перед собой,-
Страх истины нелицемерной
Иль, брат боязни, хитрый стыд,
О жалком плачущих навзрыд,
Чтоб точным словом, мерой верной
Того случайно не раскрыть,
Чему сокрытым лучше быть...


II

Но есть и час иной напасти,
Когда мы тщетно ищем слов,
Чтоб с тайны помыслов иль страсти
Хотя б на миг совлечь покров,-
Чтоб грудь, ослепшая от муки,
Явила в знаке, или в звуке,
Иль в скорби молчаливых слез,
Что Бог судил, что мир принес...
И, если пыткой огневою
Весь, весь охвачен человек,
Он только холоден, как снег,
И лишь с поникшей головою
В огне стоит пред тайной тьмой,
Вниманью чуждый и немой.


Юргис Балтрушайтис

18 февраля 1923

(no subject)

Ты запрокидываешь голову
Затем, что ты гордец и враль.
Какого спутника веселого
Привел мне нынешний февраль!

Преследуемы оборванцами
И медленно пуская дым,
Торжественными чужестранцами
Проходим городом родным.

Чьи руки бережные нежили
Твои ресницы, красота,
И по каким терновалежиям
Лавровая тебя верста... — 

Не спрашиваю. Дух мой алчущий
Переборол уже мечту.
В тебе божественного мальчика, — 
Десятилетнего я чту.

Помедлим у реки, полощущей
Цветные бусы фонарей.
Я доведу тебя до площади,
Видавшей отроков-царей...

Мальчишескую боль высвистывай,
И сердце зажимай в горсти...
Мой хладнокровный, мой неистовый
Вольноотпущенник — прости!


Марина Цветаева

18 февраля 1916

Мы живeм в старинной келье ...


Мы живeм в старинной келье
У разлива вод.
Здесь весной кипит веселье,
И река поeт.

Но в предвестие веселий,
В день весенних бурь
К нам прольeтся в двери келий
Светлая лазурь.

И полны заветной дрожью
Долгожданных лет,
Мы помчимся к бездорожью
В несказанный свет.


Александр Блок

18 февраля 1902

Свиваются бледные тени...


Свиваются бледные тени,
Видения ночи беззвездной,
И молча над сумрачной бездной
Качаются наши ступени.

Друзья! Мы спустились до края!
Стоим над разверзнутой бездной -
Мы, путники ночи беззвездной,
Искатели смутного рая.

Мы верили нашей дороге,
Мечтались нам отблески рая...
И вот - неподвижны - у края
Стоим мы в стыде и тревоге.

Неверное только движенье,
Хоть шаг по заветной дороге,-
И нет ни стыда, ни тревоги,
И вечно, и вечно паденье!

Качается лестница тише,
Мерцает звезда на мгновенье,
Послышится ль голос спасенья:
Откуда - из бездны иль свыше?


Валерий Брюсов 

1895