February 17th, 2014

НИКОЛАЙ СЕМЁНОВИЧ ЛЕСКОВ (1831 - 1895)

 

ЛЕСКОВ НИКОЛАЙ СЕМЕНОВИЧ. 
Русский писатель. 

(4 (16) февраля 1831— 21 февраля (5 марта) 1895, 
Его называли самым национальным из писателей России: «Лескова русские люди признают самым русским из русских писателей и который всех глубже и шире знал русский народ таким, каков он есть» (Д. П. Святополк-Мирский, 1926) 


Биография Лескова полна противоречий: так, своего отца, следователя Уголовной палаты, он шутя называл отсталым семинаристом, хотя сам, поступив в гимназию в 10 лет, через пять лет обучения получил свидетельство об окончании всего двух классов. Впрочем, в Киевском университете, куда будущий писатель пришел вольным слушателем в 1850 году, учеба продвигалась значительно успешнее — так, Лесков здесь выучил польский, достиг определенных высот в живописи, стал рисовать иконы.

Серьезно заниматься литературой Лесков начал в 1860-х годах. Первые рассказы он публиковал под псевдонимами Стебницкий, М. С., М. Лесков-Стебницкий, Фрейшиц, Дивьянк, Кто-то, Любитель старины, Псаломщик, Проезжий, Николай Горохов и др. Годом ранее он стал писать критические статьи в журнал «Северное сияние» и другие 

издания.


http://www.liveinternet.ru/users/4373400/post313391279/

(no subject)


Словно ангел, возмутивший воду,
Ты взглянул тогда в мое лицо,
Возвратил и силу и свободу,
А на память чуда взял кольцо.
Мой румянец жаркий и недужный
Стерла богомольная печаль.
Памятным мне будет месяц вьюжный,
Северный встревоженный февраль.


Анна Ахматова

Февраль 1916
Царское село

Валерий ПРОКОШИН

 

ПЕРЕДЕЛКИНСКИЙ ПОРТРЕТ


Полдень. Вкус цветов и мака. 
Листьев траурная тишь. 
На могиле Пастернака 
Одинокая сидишь. 

И о чём-то тайно грезит 
Твой неприручённый ум, 
Славы просит? – Сторож срежет 
Пару роз на твой костюм. 
Поцелует лоб без страха 
Тёплый и случайный дождь. 
И с могилы Пастернака 
Одинокая уйдёшь. 

Окунёшься в серость прозы. 
Ночью вскрикнешь от тоски – 
Две испуганные розы 
На пол сбросят лепестки. 

…Над бумагой ждут лишь знака 
Пальцы, словно пять опят. 
На могиле Пастернака 
Сторож ждёт тебя опять. 


Валерий Прокошин один из самых пронзительных поэтов современности, из тех, из недоживших и ушедших слишком рано. 

Лауреат поэтических премий имени Марины Цветаевой, Валентина Берестова, дважды дипломант Волошинской премии. Публиковался в журналах «Новый берег» (Дания), «Крещатик» (Германия), «Флорида» (Америка), «Дети Ра» (Москва), «День и Ночь» (Красноярск), в сетевом альманахе «45-я параллель», «Словесность», «Новый мир» (Москва, посмертно)….
Наиболее известная прижизненная книга, ставшая своеобразной визитной карточкой неповторимого прокошинского слога, — «Между Пушкиным и Бродским».

Загадочная Лола Монтес

 

Лола Монтес. Портрет Йозефа Карла Штилера для Галереи красавиц, 1847


Ею восхищались Вагнер, Лист, Дюма, Бальзак и Готье. Словно метеор она пронеслась по всем континентам, разбивая сердца и разрушая репутации. Из-за неё лишился трона баварский король Людвиг Первый, было распущено правительство и закрыт университет. По мнению некоторых историков именно она спровоцировала события, которые вызвали революцию 1848 года, прокатившуюся по всей Европе.

17 февраля 1821 года родилась Лола Монтес, дочь ирландского офицера, выдававшая себя за испанскую танцовщицу.

За неполных сорок лет эта женщина успела пожить на четырех континентах, три раза выйти замуж, побывать возлюбленной Дюма-отца, Бальзака, Листа и Людвига I Баварского, послужить причиной дуэли со смертельным исходом, закрытия университета и революции, поработать танцовщицей, актрисой, сказительницей и писательницей, и, наконец, стать примерной и раскаявшейся христианкой.

(no subject)

Лиловато-розовый закат
Нежно мглист и чист в окне вагона.
Что за радость нынче мне сулят
Стенки тонкие вагона?

Унесусь я, близко ль, далеко ль,
От того, что называю домом,
Но к душе опять всё та же боль
Приползет путем знакомым.

В день, когда мне ровно пятьдесят
Лет судьба с насмешкой отсчитала.
На пленительный смотрю закат,
И всё то же в сердце жало.

То, о чем сказать не смею сам,
Потому что слово слишком больно,
Пусть заря расскажет небесам.
Ей не трудно и не больно.


Федор Сологуб

17 февраля 1913

СУМЕРКИ


С слияньем дня и мглы ночной
Бывают странные мгновенья,
Когда слетают в мир земной
Из мира тайного виденья...

Скользят в тумане темноты
Обрывки мыслей... клочья света.
И бледных образов черты,
Забытых меж нигде и где-то...

И сердце жалостью полно,
Как будто жжет его утрата
Того, что было так давно...
Что было отжито когда-то...


Мирра Лохвицкая

17 февраля 1894

(no subject)


Ярким солнцем, синей далью
В летний полдень любоваться -
Непонятною печалью
Дали солнечной терзаться...

Кто поймет, измерит оком,
Что за этой синей далью?
Лишь мечтанье о далеком
С непонятною печалью...


Александр Александрович Блок

(no subject)

Ночь – многоточие... Тайн средоточие. 
Сон, что сплетают незримые зодчие. 
Ночь милосердна к любому из нас: 
лечит, тушует, скрывает от глаз.

День – откровенен. Он как двоеточие: 
всё, что грядёт, называет воочию. 
Каждый в нём знает свой личный шесток. 
День в чём-то жёсток и даже жесток.

Ночь нас морочит, колдунья, пророчица. 
Каждый в ней видит себя, кем захочется. 
День же наводит свой резкий лорнет. 
Но день – это ДА. А ночь – это НЕТ.


© Copyright: Наталия Максимовна Кравченко, 2013

http://www.stihi.ru/2013/05/01/828