January 18th, 2014

Талантливейшая Ариадна Эфрон

 

 

 

 

...Последняя картина  называется: "Мама" - и рисовалась  Ариадной в Париже, а у Марины Цветаевой есть стихи об этом плаще: 


* * *

Ночные ласточки Интриги -
Плащи, - крылатые герои
Великосветских авантюр.
Плащ, щеголяющий дырою,
Плащ вольнодумца, плащ расстриги,
Плащ - Проходимец, плащ - Амур.

Плащ прихотливый, как руно,
Плащ, преклоняющий колено,
Плащ, уверяющий: - темно...
Гудок дозора. - Рокот Сены.
Плащ Казановы, плащ Лозэна. -
Антуанетты домино.

Но вот, как черт из черных чащ -
Плащ - чернокнижник, вихрь - плащ,
Плащ - вороном над стаей пестрой
Великосветских мотыльков.
Плащ цвета времени и снов -
Плащ Кавалера Калиостро.
10 апреля 1918
Марина Цветаева

(no subject)

 

***
И вот в саду старинном
Как в самом раннем детстве,
С лукошком за малиной
Пошла я по соседству.
Сияли в отдаленьи
Платки и платья женщин,
Таз медный для варенья,
И солнце, чуть поменьше.
Все было неизменно
Иль началось сначала,
И времени, как сцены,
Я чувство потеряла.

***
Ветер вечерний дышит.
Каждый вздох – глубок.
Дремлет в нагретой нише
Грифельный голубок.
Рядом с живым – нарисованный
Дремлет дух святой,
Временем исполосованный,
Белый и золотой.
И прижимается к небу
Сонного купола грудь…
Думается и мне бы
Так же вот уснуть!
***
В тайге прохладной
Ребячей радостью
Ребячей сладостью
Встречают ягоды.
Черничные заросли,
Брусничные россыпи.
Мол живите до старости,
Мол ешьте досыта!
Мол кушайте, други!
Мол счастливы будьте!
Мол только пригубьте!
Мол не обессудьте!
Не хочу вас, заросли!
Не желаю, россыпи!
Не хочу — до старости!
Не желаю — досыта!
Мне б яблочка российского разок куснуть,
В том доме, где я выросла, разок уснуть!
Ариадна Эфрон

Сонет (Совсем не тот...)


Совсем не тот таинственный художник,
Избороздивший Гофмановы сны, –
Из той далекой и чужой весны
Мне чудится смиренный подорожник.

Он всюду рос, им город зеленел,
Он украшал широкие ступени,
И с факелом свободных песнопений
Психея возвращалась в мой предел.

А в глубине четвертого двора
Под деревом плясала детвора
В восторге от шарманки одноногой,

И била жизнь во все колокола…
А бешеная кровь меня к тебе вела
Сужденной всем, единственной дорогой.


Анна Ахматова

18 января 1941
Ленинград

Ива

 

А я росла в узорной тишине,
В прохладной детской молодого века.
И не был мил мне голос человека,
А голос ветра был понятен мне.
Я лопухи любила и крапиву,
Но больше всех серебряную иву.
И, благодарная, она жила
Со мной всю жизнь, плакучими ветвями
Бессонницу овеивала снами.
И — странно!— я ее пережила.
Там пень торчит, чужими голосами
Другие ивы что-то говорят
Под нашими, под теми небесами.
И я молчу... Как будто умер брат.
Анна Ахматова
18 января 1940