January 16th, 2014

Воскресный снег


Выпал снег, и сразу потеплело,
И ветра не властвуют уже...
Вот в чем дело, слышишь, потеплело
В комнатах и, кажется, в душе.
Потеплело... Будем верить в это,
Выбросим обломки ссор и зла:
В мире столько снега, столько света,
Зимнего морозного тепла...


Инна Кашежева

ИСКРЕННИЙ РОМАНС

 

Оправдаешь ли ты - мне других оправданий не надо! -
Заблужденья мои и мечтанья во имя Мечты?
В непробужденном сне напоенного розами сада,
Прижимаясь ко мне, при луне, оправдаешь ли ты?

Оправдаешь ли ты за убитые женские душ,
Расцветавшие мне под покровом ночной темноты?
Ах, за все, что я в жизни руками своими разрушил,
Осмеял, оскорбил и отверг, оправдаешь ли ты?

Оправдаешь ли ты, что опять, столько раз разуверясь,
Я тебе протянул, может статься, с отравой цветы,
Что, быть может, и ты через день, через год или через
Десять лет станешь чуждой, как все, оправдаешь ли ты?
Игорь Северянин

Зима

 

        Каравай, каравай,

        кого хочешь выбирай!

             Из детской считалки

 

 

    Дорога свернута в рулон,
    линяет лес со всех сторон,
    справляя праздную затею
    и реки покрывая льдом,
    держа их на весу вверх дном,
    зима пирует. Рядом с нею
    мы оказались за столом.
    
    Какая сила нас свела?
    И как она одна смогла,
    переплавляя наши лица,
    их в зимний лик навек свести,
    туманом тяжким обвести
    и, чтоб самой не простудиться,
    его снегами занести?
    
    В крови ярится белизна.
    Мы лишены и тени сна.
    Трещит костер морозной стужи.
    И души смерзлись, как на грех,
    теперь одна душа на всех.
    Ее, облезлую, снаружи
    морозный покрывает мех.
    
    И волосатая душа,
    морозным ладаном дыша,
    стуча прозрачными зубами,
    вступает в многолюдный рай
    и вносит сумерки в трамвай.
    И дети чертят сапогами
    на ней какой-то каравай.
    
    Потом становятся в кружок,
    твердят заученный стишок,
    заводят с нею разговоры.
    И небо смотрит на игру,
    и раздвигает ввечеру
    свои застенчивые шторы,
    и просит ангела к костру.
    
    Но ангел в детских сапогах
    уже испытывает страх -
    его зима насквозь пронзила.
    Учись, дитя, ходить кружком,
    учись, душа, дышать снежком,
    но земляничный запах мыла
    оставь у неба под крылом.
Иван Жданов, очень интересный поэт. Одиннадцатый (!) ребенок в семье крестьянина.Лауреат Премии Андрея Белого (1988), Премии Аполлона Григорьева (1997), литературно-кинематографической премии имени Арсения и Андрея Тарковских (2009). 

(no subject)



АПЕЛЬСИН 

Вы сидели в манто на скале, 
Обхвативши руками колена. 
А я - на земле, 
Там, где таяла пена,- 
Сидел совершенно один 
И чистил для вас апельсин. 

Оранжевый плод! 
Терпко-пахучий и плотный... 
Ты наливался дремотно 
Под солнцем где-то на юге, 
И должен сейчас отправиться в рот 
К моей серьезной подруге. 
Судьба! 

Пепельно-сизые финские волны! 
О чем она думает, 
Обхвативши руками колена 
И зарывшись глазами в шумящую даль? 
Принцесса! Подите сюда, 
Вы не поэт, к чему вам смотреть, 
Как ветер колотит воду по чреву? 
Вот ваш апельсин! 

И вот вы встали. 
Раскинув малиновый шарф, 
Отодвинули ветку сосны 
И безмолвно пошли под скалистым навесом. 
Я за вами - умильно и кротко. 

Ваш веер изящно бил комаров - 
На белой шее, щеках и ладонях. 
Один, как тигр, укусил вас в пробор, 
Вы вскрикнули, топнули гневно ногой 
И спросили: "Где мой апельсин?" 
Увы, я молчал. 
Задумчивость, мать томно-сонной мечты, 
Подбила меня на ужасный поступок... 
Увы, я молчал!


Саша Чёрный