December 22nd, 2013

(no subject)

Вечереет медленно, но верно. 
Серпик обозначился луны. 
Руку протянуть, 
достать Жюль Верна 
или снять гитару со стены? 

Но пока наигрываешь вальсы, 
мучаешь роман, глядишь кино, 
время каплет, как вода сквозь пальцы. 
Вечереет. То-то и оно. 

А когда под гулким небосводом 
сумрак воцарится голубой, 
как на кинопленке 
год за годом 
жизнь твоя предстанет пред тобой. 

И мальчишка, плохонько одетый 
из таких далеких нынче лет, 
спросит: 
- Что ты сделал с жизнью этой? 
Счастлив ты сегодня или нет? 

Вот и стой, превозмогай усталость, 
со стола сметай бумажный сор. 
Сколько до двенадцати осталось? 

Хватит хоть на краткий разговор? 


Вадим Черняк (21 декабря 1934, Харьков — 18 апреля 2008, Москва) — советский, российский поэт и журналист.

Утренняя колыбельная


Как спокойно,как красиво
На рассвете люди спят -
Словно нет и не бывает
Огорчений и утрат.

Все вчерашние заботы
Словно смыл блаженный сон,
Брови хмурые расправил
И морщины сгладил он.

И доверьем, и покоем
Дышит каждая черта.
Только, может быть, осталась
Складка горькая у рта.

Это след неизгладимый...
И откуда он, Бог весть:
Оттого ль, что счастья нету,
Оттого ль, что совесть есть...

Посмотри на человека
В сонной утренней тиши:
Сколько в нем тепла и света
Нерастраченной души!

Погоди звенеть, будильник,
Придержи идущий день,
Дай еще полюбоваться
На людей - как на детей...


Юлий Ким

Белая магия


Знаете, как начинается магия?
Где-то в пространстве над белой бумагою
словно сгущается нечто неясное,
то ли чудесное, то ли опасное;
и – не по радио и не по видео,
будто бы издали, – некто невидимый,
от pianissimo к  forte: «Андрей!
Эй!
Знаешь ли в памяти пыльную полку?
там апельсины, конфеты и ёлка,
старые сказки с картинками в книжках,
заячий хвостик на белых штанишках…
Ныне ты взрослый, и в Деда Мороза
можешь не верить, – но это же проза!
Хочешь ли встретиться с магией белой?
Брось нажимать на шифты и пробелы!
Ну-ка, немедленно из-за стола!
Выйди на воздух, пройдись до угла,
глянь поскорей в переулок, туда:
видишь, клубится  е г о  борода?
Слышишь, как дует, как весело свищет?
Э! Не тебя ли он по свету ищет?
Ишь ведь, какую затеял метель!
Крепкий, холодный взбивает коктейль.
В старом сарае найдутся коньки,
старый трамвай довезёт до реки –
сможешь ли вспомнить, когда же и где 
в прошлых веках ты ходил по воде?!
Речка сверкает – куда изумруду!
В это минуты равняются чуду
даже шуршание старых покрышек,
даже сияние всяких мормышек,
даже сухой стебелёк тростника,
ну, а уж если подарит река
рыбку из лунки – хотя бы плотвичку
величиной с обгоревшую спичку,
если…» – и смолкло.
Я в то же мгновение,
без размышления, без рассуждения,
всё, что услышал, с готовностью делаю.
Вот она, магия зимняя, белая!
Магия солнца, мороза и ветра,
снегом осыпанных ёлочных веток,
белого берега звонкой реки,
белого поля в начале строки
и – где-то там, у дощатого мостика… –
нет, не почудилось! – белого хвостика.
© Андрей Данкеев, 21.12.2013 в 20:58

(no subject)

 

Prince Pierre Troubetzkoy.

Катаясь на коньках,
По льду скользила фея.
Снежинки, тихо рея,
Рождались в облаках.
Родились – и скорей,
Сюда, скорей, скорее.
Из мира снежных фей
К земной скользящей фее.

К.Бальмонт

(no subject)

 

Этот танец стал символом русского балета.


По преданию, "Умирающий лебедь" появился почти случайно. Восходящей звезде Мариинского театра Анне Павловой понадобился концертный номер, и она пришла к знаменитому хореографу Михаилу Фокину с просьбой помочь в выборе музыки. 

Фокин в то время увлекался игрой на мандолине и разучивал популярнейшую в музыкальных салонах пьесу "Лебедь" Камиля Сен-Санса. Номер — почти импровизация — был поставлен им за несколько минут. Балерина плыла на пуантах, стряхивая с рук-крыльев воображаемые капли, к финалу медленно опускалась на пол и, как писал очевидец, принимала "смерть в позе, полной такой несказанно скорбной красоты, что самый беспечный, самый буйный зал замирал от горестного восторга". 

Ценитель хрупкого и недолговечного очарования употребил точные слова. Такой же горестный восторг вызывали первая дива русского кинематографа Вера Холодная и царица романса Анастасия Вяльцева. Павлова — не в последнюю очередь благодаря своему "Лебедю" — разделила с ними народное обожание. Судьба отпустила ей больше времени, чем "товаркам по олимпу". Холодная ушла из жизни 26 лет, Вяльцева — сорока двух. Павлова мечтала встретить на сцене свое 50-летие, но за три недели до юбилея умерла от воспаления легких. Говорят, ее последними словами были: "Приготовьте мой костюм лебедя" 


Танцует Галина Уланова

http://m.youtube.com/watch?v=A54sdzQHpt4&desktop_uri=/watch?v=A54sdzQHpt4

Майя Плисецкая

http://m.youtube.com/watch?v=JkjD1AiavcU&desktop_uri=/watch?v=JkjD1Aiav

Ульяна Лопаткина

https://www.youtube.com/watch?v=CRuvEFg7-XI