December 20th, 2013

(no subject)

А жизнь прошла. Закончены ристанья.
Исправим печь. И встретим холода.
И только смутный гул воспоминанья
Проходит вдруг по жилам иногда.

Он пронесется там, как в шахтах воды,
Промчится гул – и снова забытье.
И перед древним сумраком природы
Горит свеча – окошечко мое.

Николай Тряпкин

(no subject)

Знаешь, я почти забыл 
Тот неясный зимний вечер, 
Начало ночи, неслышный ветер, 
Мокрый мостик без перил. 

Я уже почти забыл 
Тонкий профиль нежно-светлый, 
Комочек снега, упавший с ветки, 
Снег, что вдалеке светил. 

То, что я сказать забыл, 
Поцелуй слегка соленый 
(Деревья пахли сырой соломой). 
… Я почти, почти забыл.

Игорь Чиннов

Игорь Чиннов

***
Неужели не стоило
Нам рождаться на свет,
Где судьба нам устроила
Этот смутный рассвет,

Где в синеющем инее
Эта сетка ветвей –
Словно тонкие линии
На ладони твоей,

Где дорожка прибрежная,
Описав полукруг,
Словно линия нежная
Жизни – кончилась вдруг,

И полоска попутная –
Слабый след на реке –
Словно линия смутная
Счастья – там, вдалеке…
***
Этот мир, тускловатый и тленный,
Этот город и эта зима –
Только тени на стёклах вселенной,
Светотень в мировом синема.
Это – светом прикинулась тьма.

Но неважно. Важней, что порою
Мы, глаза прикрывая рукою
И впадая почти в забытье,
Вспоминаем и видим другое,
Необманчивое бытие.
***
Может быть, только в этой
Жизни – бывает лето,
Только на этом свете
Этот приморский ветер,

Только на эту землю
Дерево сыплет семя,
От синеватой птицы
Нежная тень ложится.

Да, но зачем порою
Этого всё же мало?
Небо опять другое
Над городским каналом.

Он отражает ветви,
Тучу и даже ветер,
Да, но чего-то всё же
Он отразить не может.
Игорь Чиннов

Родился Игорь Чиннов в 1909, умер в 1996. До войны жил с семьёй в Риге, затем в Рязани и в Харькове, после 1922 г. – снова в Риге, откуда в 44-м его угнали на работы в Германию, и он оказался в лагере в Вуппертале. Американские солдаты, освободившие лагерь, переправили заключенных во Францию чуть ли не в последний день открытой границы. Из Парижа в 1953 переехал в Германию, а в 1960-х – в США. В 1990-х Чиннов дважды приезжал в Россию, похоронен на Ваганьковском.
В 1950 году в  Париже вышла его первая книга стихов. 
Некоторыми критиками признавался «первым поэтом русской эмиграции» после смерти Георгия Иванова.

(no subject)

 

Игорь Северянин - еще один из поэтов Серебряного века. Удивительный факт: Северянин стал популярным на фоне критики его стихотворения Львом Толстым. В 1909 году некий журналист привез одну из брошюр никому тогда не известного поэта Игоря Северянина в Ясную поляну. Одно из стихотворений так возмутило реалиста Толстого, что тот обрушился на него с резкой критикой. Критику яростно подхватила пресса. Вот что позже писал сам Северянин: 

"С легкой руки Толстого ... меня стали бранить все, кому было не лень. Журналы стали печатать охотно мои стихи, устроители благотворительных вечеров усиленно приглашали принять в них, - в вечерах, а может быть, и в благотворителях, — участие". 

Северянин вошел в моду. Его стихи похвалили Брюсов и Федор Сологуб. 
В 1918 году Северянин уехал отдыхать в Эстонию, а в 1920 году Эстония стала независимым государством. Так Игорь Северянин оказался в вынужденной эмиграции, о чем нисколько не сожалел. 


А вот это стихотворение Северянина возмутило Льва Толстого: 


ХАБАНЕРА II 

Вонзите штопор в упругость пробки, - 
И взоры женщин не будут робки!.. 
Да, взоры женщин не будут робки, 
И к знойной страсти завьются тропки... 

Плесните в чаши янтарь муската 
И созерцайте цвета заката... 
Раскрасьте мысли в цвета заката 
И ждите, ждите любви раската!.. 

Ловите женщин, теряйте мысли... 
Счет поцелуям - пойди исчисли!.. 
А к поцелуям финал причисли, - 
И будет счастье в удобном смысле!..