December 17th, 2013

БЕТХОВЕН


В тот самый день, когда твои созвучья 
Преодолели сложный мир труда, 
Свет пересилил свет, прошла сквозь тучу туча, 
Гром двинулся на гром, в звезду вошла звезда. 

И яростным охвачен вдохновеньем, 
В оркестрах гроз и трепете громов, 
Поднялся ты по облачным ступеням 
И прикоснулся к музыке миров. 

Дубравой труб и озером мелодий 
Ты превозмог нестройный ураган, 
И крикнул ты в лицо самой природе, 
Свой львиный лик просунув сквозь орган. 

И пред лицом пространства мирового 
Такую мысль вложил ты в этот крик, 
Что слово с воплем вырвалось из слова 
И стало музыкой, венчая львиный лик. 

В рогах быка опять запела лира, 
Пастушьей флейтой стала кость орла, 
И понял ты живую прелесть мира 
И отделил добро его от зла. 

И сквозь покой пространства мирового 
До самых звезд прошел девятый вал... 

Откройся, мысль! Стань музыкою, слово, 
Ударь в сердца, чтоб мир торжествовал! 


Николай Заболоцкий

(no subject)

Имя его стало символом, за которым порой трудно разглядеть черты реально существовавшей личности. Личности непростой и гениальной. 


«У Бетховена (17 декабря 1770 - 26 марта 1827) есть несколько хитов, известных даже тем, кто равнодушен к классической музыке. Это прежде всего начало Пятой симфонии (четыре мощных фортепьянных аккорда), «Ода к радости» и меланхолическая «Лунная соната». Кроме того, «Аппассионату» Бетховена очень любил Ленин, поэтому ее часто исполняли на советском радио. На самом деле, конечно, Бетховен написал много разнообразной и очень серьезной музыки. Симфонии, сонаты, мессы, песни, опера. В отличие, скажем, от изящной и камерной музыки Моцарта, в творчестве Бетховена много страсти и пафоса».


Андрей Кончаловский о Бетховене.

(no subject)


Вл. Соколову 


Зимний лес! От края и до края 
Он застыл смолистою стеной, 
Сердце беспокойное смущая 
Неправдоподобной тишиной. 

Он меня гнетёт своим величьем, 
Полным отрешеньем от всего 
И высокомерным безразличьем 
К жизни за пределами его. 

Будто нет весёлого сиянья 
Городов, затерянных вдали, 
Будто нет ни счастья, ни страданья, 
Будто нет вращения Земли. 

Лишь порой взлетает ворон круто, 
Потревожив царственную ель, 
И бушует целую минуту 
Маленькая тихая метель. 


Константин Ваншенкин

СНЕГ


На землю белую идущий 
Почти недвижною стеной 
Струится снег все гуще, гуще 
И заслоняет свет дневной. 

Совсем не чувствую движенья, 
Так он медлительно течёт, 
Как видно, сила притяженья 
Его к земле едва влечёт. 

За этой белой пеленою 
Посёлки скрыты и леса, 
За этой белой тишиною 
Гудки, звонки и голоса. 

За этим занавесом белым 
Вся в блеске солнечном зима. 
За этим мысленным пределом 
Лежит вселенная сама. 

Так пусть в ней будет все как надо: 
Прилёты птиц, разливы рек, 
Громов июльских канонада, 
Шумящий дождь, бесшумный снег. 


Константин Ваншенкин 


Зелёное стихотворение


Мало мне нужно на свете: 
тебя и ветви, 
чтобы в оконной раме 
качнулись, зазеленев, 
чтоб я писал стихами 
о том, что... 
каждый нерв 
каждый миг одиночества, 
боль, - её пульс частый, - 
злое таит пророчество, 
шепчет: несчастный... 

Мало мне нужно на свете: 
но это весь свет, может статься! - 
тебя, 
зелёные ветви 
и чтоб в листьях акаций 
ветер шуршал, рябя, 
и чтобы на сердце - покой, 
и чтобы котёнок стал занавеской играть, 
а мне - сидеть на крылечке день-деньской 
и ничего не знать. 

Всё я напутал, 
это неправда, как будто... 
Но отчего так больно, так больно?.. 
Верно, я больше уже ничего не скажу, 
верно я в грозную тишь ухожу 
невольно. 

Мало мне нужно на свете: 

тебя и зелёные ветви. 


***

Счастье


Со встречи той вечерней 
мне кажется всё чаще, 
что счастье моё, верно, - 
зелёное, как чаща. 

Пусть вьётся эта зелень 
ночей моих бессонных, 
пьянит меня, как зелье 
очей твоих зелёных. 

Пусть я на дне пребуду, 
где плавает в молчанье 
чешуйчатое чудо 
с зелёными очами, 
зелёными до дрожи... 
Где всё на сон похоже. 

Пред сном, хоть по ошибке, 
прочти придумку эту... 
Что счастье?.. 
Дар улыбки 
взамен на дар поэта. 


Владислав Броневский (17 декабря 1897 - 10 февраля 1962) 

Перевод с польского Анны Ахматовой

Остановившись у леса снежным вечером

Чей лес, мне кажется, я знаю: 
в селе живет его хозяин.
Он не увидит, как на снежный
я лес его стою взираю.

В недоуменье конь, конечно,
зачем в ночи за год темнейшей
мы стали там, где нет жилья,
у леса с озером замерзшим.

Он, бубенцом слегка звеня,
как будто бы корит меня,
да веет слабый ветерок,
пушистым снегом шелестя.

Лес сладок, темен и глубок,
но в путь пора мне — долг есть долг.
И ехать долго — сон далек,
и ехать долго — сон далек.

Роберт Фрост - Перевод Григория Дашевского

(no subject)

 

Николай Никанорович Дубовской. Морозное утро. 1894.


17 декабря 1859 года родился крупный русский живописец отечественной пейзажной школы рубежа ХIХ и ХХ веков Николай Никанорович Дубовской.
Кисти художника принадлежит более четырёхсот картин и около тысячи этюдов.
Н. Н. Дубовской — один из немногих русских пейзажистов, удостоенных золотых и серебряных наград за участие в художественных международных выставках в Париже, Мюнхене и Риме. 

Леонид Броневой

 

Правила жизни 


Слово «друг» — слишком большое слово . Друг — это тот, кому ты должен всего себя отдать 

У меня тяжелый характер . Я самоед, я не очень-то доверяю себе. И я все равно считаю, что профессия, одним из главных компонентов которой является желание нравиться, — профессия немужская. Актер — женская профессия. 

Художнику не нужна свобода . Художественное произведение рождается, когда есть сопротивление, когда надо на что-то жать, жать. Если есть свобода — нет материала. Нельзя же жать воздух. 

Не люблю людей милых — я им не верю . Мне гораздо приятнее человек мрачный, пусть он даже мне что-то грубо скажет. Людей, постоянно улыбающихся, хочется спросить: если тебя разозлить — какой ты будешь? Боюсь, хуже, чем грубый. 

Когда я вижу, что у человека, с которым я должен заключить контракт, на руке часы за двести тысяч — чувствую, что не знаю, как будет заключен контракт. Как с ним вести переговоры, если у тебя, скажем, за тысячу? Для того чтобы договориться, нужно друг другу соответствовать. 


Для роли Мюллера мне сшили мундир размера на два меньше, чем надо. Воротник врезался в шею, и я все время из-за этого дергал головой. Лиознова спрашивает: «Что это вы делаете?» Я не хотел, чтобы ругали портного, и отвечаю: «Это моя нервная привычка». Лиознова: «А не сделать ли это нам краской в самых нервных местах?» Захаров говорил потом актерам: «Видите, как можно без слов передать нервное состояние человека». 

(no subject)

 

Наталья Крандиевская. Ок. 1907


Тает долгий зимний день…
Всё слилось во мгле туманной,
Неожиданной и странной…
В доме сумерки и тень.

О, мечтательный покой
Зимних сумерек безбрежных,
И ласкающих, и нежных,
Полных прелести немой!..

В старом доме тишина,
Всё полно дремотной лени,
В старом доме реют тени…
В старом доме я одна…

Чуть доносится ко мне
Шумных улиц гул нестройный,
Словно кто-то беспокойный
Тщетно мечется во мгле!

Ночь крадется у окна…
С бледной немощной улыбкой
Тает день больной и зыбкий.
В сердце сумрак… Тишина…

1903 или начало 1904