December 1st, 2013

(no subject)

***

Какая ночь! Я не могу.

Не спится мне. Такая лунность.
Еще как будто берегу
В душе утраченную юность.

Подруга охладевших лет,
Не называй игру любовью,
Пусть лучше этот лунный свет
Ко мне струится к изголовью.

Пусть искаженные черты
Он обрисовывает смело, -
Ведь разлюбить не сможешь ты,
Как полюбить ты не сумела.

Любить лишь можно только раз,
Вот оттого ты мне чужая,
Что липы тщетно манят нас,
В сугробы ноги погружая.

Ведь знаю я и знаешь ты,
Что в этот отсвет лунный, синий
На этих липах не цветы -
На этих липах снег да иней.

Что отлюбили мы давно,
Ты не меня, а я - другую,
И нам обоим все равно
Играть в любовь недорогую.

Но все ж ласкай и обнимай
В лукавой страсти поцелуя,
Пусть сердцу вечно снится май
И та, что навсегда люблю я.

30 ноября 1925, Сергей Есенин

(no subject)

Я не писал законного сонета,
хоть в тополях не спали соловьи,-
но, трогая то пешки, то ладьи,
придумывал задачу до рассвета.

И заключил в узор ее ответа
всю нашу ночь, все возгласы твои,
и тень ветвей, и яркие струи
текучих звезд, и мастерство поэта.

Я думаю, испанец мой, и гном,
и Филидор - в порядке кружевном
скупых фигур, играющих согласно,-

увидят все,- что льется лунный свет,
что я люблю восторженно и ясно,
что на доске составил я сонет.


1924 , 

Владимир Набоков

http://www.poezia.su/nabokov/3-shahmatnyh-soneta.htm

(no subject)

Месяц высокий над городом лег, 
Грезили старые зданья... 
Голос ваш был безучастно-далек: 
-- "Хочется спать. До свиданья". 
Были друзья мы иль были враги? 
Рук было кратко пожатье, 
Сухо звучали по камню шаги 
В шорохе длинного платья. 
Что-то мелькнуло, -- знакомая грусть, 
-- Старой тоски переливы... 
Хочется спать Вам? И спите, и пусть 
Сны Ваши будут красивы; 
Пусть не мешает анализ больной 
Вашей уютной дремоте. 
Может быть в жизни Вы тоже покой 
Муке пути предпочтете. 
Может быть Вас не захватит волна, 
Сгубят земные соблазны, -- 
В этом тумане так смутно видна 
Цель, а дороги так разны! 
Снами отрадно страдания гнать, 
Спящим не ведать стремленья, 
Только и светлых надежд им не знать, 
Им не видать возрожденья, 
Им не сложить за мечту головы, -- 
Бури -- герои достойны! 
Буду бороться и плакать, а Вы 

Спите спокойно!


Марина Цветаева 

Рассыпающая звезды



Не всегда чужда ты и горда
И меня не хочешь не всегда,

Тихо, тихо, нежно, как во сне,
Иногда приходишь ты ко мне.

Надо лбом твоим густая прядь,
Мне нельзя ее поцеловать,

И глаза большие зажжены
Светами магической луны.

Нежный друг мой, беспощадный враг,
Так благословен твой каждый шаг,

Словно по сердцу ступаешь ты,
Рассыпая звезды и цветы.

Я не знаю, где ты их взяла,
Только отчего ты так светла

И тому, кто мог с тобой побыть,
На земле уж нечего любить?


Николай Гумилев

(no subject)

Однажды, покачнувшись на краю
всего, что есть, я ощутила в теле
присутствие непоправимой тени,
куда-то прочь теснившей жизнь мою.

Никто не знал, лишь белая тетрадь
заметила, что я задула свечи,
зажженные для сотворенья речи, -
без них я не желала умирать.

Так мучилась! Так близко подошла
к скончанью мук! Не молвила ни слова.
А это просто возраста иного
искала неокрепшая душа.

Я стала жить и долго прожилу-
Но с той поры я мукою земною
зову лишь то, что не воспето мною,
все прочее - блаженством я зову.

Белла Ахмадулина

(no subject)

Как любопытно прочитать письмо,
Что написал, да так и не отправил;
А в глубине стола лежать оставил;
И вот оно на свет извлечено.

Oно хранит давнийший тот порыв,
Твоей души невольное движенье,
Как зеркало - лица изображенье,
Но только неизменно. И, закрыв

глаза, ты снова поддаешься власти
Давно забытых, выболевших строк...
Так повторяют пройденный урок.
И ты не в силах разорвать на части

Клочок бумаги - прошлую печаль.
Письма не жаль, себя, должно быть, жаль -
Ведь рядом с этим не стояла ложь!
Но в нем cебя уже не узнаешь...
Т. Суворовцева

(no subject)

***
О этот старомодный стиль - 
писать из далека друг другу!
Век ничего не упростил
и не простил теледосугу...
И отпустил нам благодать -
и беззащитность и отвагу:
душе смятенной волю дать - 
пролиться честно на бумагу.


" Я к Вам пишу..."
Я не спешу.
Себе не назначаю срока.
Всё, что хочу, я Вам скажу
без телефонного наскока.
Так лучше: не глаза - в глаза
и своевольных воль тиранство.
И одобряют небеса,
и позволяет все - пространство...


" Я к Вам пишу..."
Я Вас люблю.
И, объясняясь не по моде,
такую марку прилеплю,
что и по ней Вы все поймете!
Плыви среди воздушных струй,
дитя сердечного избытка,
письмо... Ты - долгий поцелуй,
объятий затяжная пытка.
Снежинка вечная,плыви,
вздыхая и шурша негромко, - 
в сверхскоростном раю - любви
замедленная киносъемка.


Плыви, в простор себя неси
неторопливо, валко-шатко,
как будто по всея Руси
трусит упрямая лошадка...
И, долетев издалека
через неверье и разлуку,
тепло и тяжко, как рука,
найди собой другую руку.


" Я к Вам пишу..."
Я не решу
всего письмом - всего на свете...
Но я пишу... И не прошу,
я не прошу Вас об ответе.

Римма Казакова


Так начинается зима...

Так начинается зима...

Фигурным росчерком метели,
Холодным цветом акварели,
Прозрачно-снежной дымкой сна – 
Так начинается зима...

Снежинкой, на ладонь упавшей,
Зарей немножечко уставшей,
Колдуньей-вьюгой у окна – 
Так начинается зима...

Теплом уютным у камина,
Огнями яркими рябины,
Красой, что щедро ей дана,– 
Так начинается зима...

Пронзительным желаньем ласки,
И ожиданьем дивной сказки,
И встречи той, что суждена,– 
Так начинается зима...

Туманным инеем сомнений,
Загадками хитросплетений,
Тревогой, выпитой до дна,– 
Так начинается зима...

Морозным кружевным узором,
С природой строгим уговором
И тайной, что ей вверена,– 
Так начинается зима...

С мечты, вернувшейся за мною,
С ветров шептанья за спиною: 
“Она, наверно, влюблена” – 
Так начинается зима...
© Copyright: Prosto Zagadka, 2003

"Откуда к нам пришла зима...".


Откуда к нам пришла зима, 
не знаешь ты, никто не знает. 
Умолкло все. Она сама 
холодных губ не разжимает. 
Она молчит. Внезапно, вдруг 
упорства ты ее не сломишь. 
Вот от того-то каждый звук 
зимою ты так жадно ловишь. 

Шуршанье ветра о стволы, 
шуршанье крыш под облаками, 
потом, как сгнившие полы, 
скрипящий снег под башмаками, 
а после скрип и стук лопат, 
и тусклый дым, и гул рассвета... 
Но даже тихий снегопад, 
откуда он, не даст ответа. 

И ты, входя в свой теплый дом, 
взбежав к себе, скажи на милость, 
не думал ты хоть раз о том, 
что где-то здесь она таилась: 
в пролете лестничном, в стене, 
меж кирпичей, внизу под складом, 
а может быть, в реке, на дне, 
куда нельзя проникнуть взглядом. 

Быть может, там, в ночных дворах, 
на чердаках и в пыльных люстрах, 
в забитых досками дверях, 
в сырых подвалах, в наших чувствах, 
в кладовках тех, где свален хлам... 
Но видно, ей там тесно было, 
она росла по всем углам 
и все заполонила. 

Должно быть, это просто вздор, 
скопленье дум и слов неясных, 
она пришла, должно быть, с гор, 
спустилась к нам с вершин прекрасных: 
там вечный лед, там вечный снег, 
там вечный ветер скалы гложет, 
туда не всходит человек, 
и сам орел взлететь не может. 

Должно быть, так. Не все ль равно, 
когда поднять ты должен ворот, 
но разве это не одно: 
в пролете тень и вечный холод? 
Меж ними есть союз и связь 
и сходство -- пусть совсем немое. 
Сойдясь вдвоем, соединясь, 
им очень просто стать зимою. 

Дела, не знавшие родства, 
и облака в небесной сини, 
предметы все и вещества 
и чувства, разные по силе, 
стихии жара и воды, 
увлекшись внутренней игрою, 
дают со временем плоды, 
совсем нежданные порою. 

Бывает лед сильней огня, 
зима - порой длиннее лета, 
бывает ночь длиннее дня 
и тьма вдвойне сильнее света; 
бывает сад громаден, густ, 
а вот плодов совсем не снимешь... 
Так берегись холодных чувств, 
не то, смотри, застынешь. 

И люди все, и все дома, 
где есть тепло покуда, 
произнесут: пришла зима. 
Но не поймут откуда. 


Иосиф Бродский.

(no subject)

Иван Венедиктович Елагин (настоящая фамилия — Матвеев; 1 декабря 1918, Владивосток— 8 февраля 1987, Питтсбург) — русский поэт второй волны эмиграции.

Двоюродный брат Новеллы Матвеевой.


Не нужен ли кому-нибудь закат,
Какого нету у других поэтов, –
У горизонта дымно-розоват,
А выше в небе – темно-фиолетов?

Не надо ли кому-нибудь тоски?
Мы все живем, в тоске своей увязнув,
Но от моей тоски – твои виски
Засеребрятся серебром соблазнов.

Скорее, покупатель мой, спеши!
Я продаю товар себе в убыток.
Не хочешь ли билет в театр души,
Который я зову театром пыток?

Пускай спектакль слегка аляповат,
Пускай в нем декорации лубочны,
Но там слова на сцене говорят,
Которые неумолимо точны.

И может быть, то главное, о чём
Ты только вскользь догадывался глухо, –
Там на подмостках с площадным шутом
Разыгрывает площадная шлюха.

Я там веду с собою разговор,
В моем театре я распорядитель,
И композитор я, и осветитель,
И декоратор я, и режиссер,
И драматург я, и актер, и зритель.


***

Наверное, появится заметка,
А может быть, и целая статья,
В которой обстоятельно и метко
Определят, чем занимался я.

Какие человечеству услуги
Я оказал. В чем был велик, в чем мал.
Какие в гроб свели меня недуги,
Какой меня священник отпевал.

Цитаты к биографии привяжут,
Научно проследят за пядью пядь.
А как я видел небо — не расскажут,
Я сам не мог об этом рассказать.

А я припоминал за пядью пядь
Всю жизнь мою и славил Божью милость,
И мне хотелось людям рассказать
О том, что на земле со мной случилось.

И жизнь мою укладывал я в стих
С паденьями, со взлетами, с грехами,
Да у меня и не было других
Причин, чтоб разговаривать стихами.

http://www.liveinternet.ru/users/4514961/post195300443/

ЗИМА


Только елочки упрямы -
зеленеют - то во мгле,
то на солнце. Пахнут рамы
свежим клеем, на стекле
перламутровый и хрупкий
вьется инея цветок,
на лазури, в белой шубке
дремлет сказочный лесок.

Утро. К снежному сараю
в гору повезли дрова.
Крыша искрится, по краю -
ледяные кружева.
Где-то каркает ворона,
чьи-то валенки хрустят,
на ресницы с небосклона
блестки пестрые летят...


Владимир Набоков

1 декабря 1919