November 26th, 2013

(no subject)

Ты из шопота слов родилась, 
В вечереющий сад забралась 
И осыпала вишневый цвет, 
Прозвенел твой весенний привет. 
С той поры, что ни ночь, что ни день, 
Надо мной твоя легкая тень, 
Запах белых цветов средь садов, 
Шелест легких шагов у прудов, 
И тревожной бессонницы прочь 
Не прогонишь в прозрачную ночь. 

 

Александр Блок 


(no subject)

Когда снежинку, что легко летает, 
Как звездочка упавшая скользя, 
Берешь рукой - она слезинкой тает, 
И возвратить воздушность ей нельзя. 

Когда пленясь прозрачностью медузы, 
Ее коснемся мы капризом рук, 
Она, как пленник, заключенный в узы, 
Вдруг побледнеет и погибнет вдруг. 

Когда хотим мы в мотыльках-скитальцах 
Видать не грезу, а земную быль - 
Где их наряд? От них на наших пальцах 
Одна зарей раскрашенная пыль! 

Оставь полет снежинкам с мотыльками 
И не губи медузу на песках! 
Нельзя мечту свою хватать руками, 
Нельзя мечту свою держать в руках! 

Нельзя тому, что было грустью зыбкой, 
Сказать: "Будь страсть! Горя безумствуй, рдей!" 
Твоя любовь была такой ошибкой, - 

Но без любви мы гибнем. Чародей! 


1910

Марина Цветаева 

Почему


Почему, когда счастье рядом,
На печаль оно так похоже?
Почему, когда зной над садом,
Пробегает озноб по коже?

Или розами нас венчали,
Зацветавшими в непогоду?
Или радость нужна печали,
Как пчелиные соты — меду?

Почему же от счастья больно,
Где граница печали нашей?..
Свей из терна венок застольный —
И спроси у венка и чаши.

«Где у скрипки сдает дыханье
И напев уже еле слышен,
Где врастают июньской ранью
Зерна гибели в завязь вишен,

Где и слезы свои напрасно
Память ищет, как ветра в поле, —
И, вернуть их уже не властна,
Улыбается давней боли,

Где над миром, зарей согретым,
В новолунье глядит рассвет,
Там лежит между тьмой и светом
Та граница, котороый нет».

Л.Стафф
перевод - А.М. Гелескула

(no subject)

Какой покой ты даришь молчаливо,
Закатный час!
Я навсегда твой пленник.
Я твой - как распростершаяся нива,
Как лес, который замер на коленях.

Росинок счастья, выпавших когда-то,
Не сохранила речь моя глухая.
Лишь ты сладка мне, тишина заката!
Или уже и сам я затихаю?
Л.Стафф
перевод - А.М. Гелескула

АНАТОЛИЙ ГЕЛЕСКУЛ

Имя Гелескула впервые появилось в печати в конце 1950-х годов. Тогда, прочитав в его переводе стихотворение испанца Леона Фелипе «Дознание», Анна Ахматова воскликнула: «Это я должна была написать!» В письме к Иосифу Бродскому она отмечала: «Перевод невероятный, восхитительный». Зная, что Гелескул берётся за перевод Рильке, она добавляла: «Дай Бог, теперь, может быть, наконец будет русский Рильке».

Переводчик – непубличный человек, словно голос за кадром. Голосом Анатолия Гелескула заговорили по-русски великие поэты Европы: Сан Хуан де ла Крус и Кеведо, Антонио Мачадо и Гарсиа Лорка, Верлен, Аполлинер, Болеслав Лесьмян, Рильке… Заговорили так, что сразу же стало ясно – вот она, квинтэссенция жизни, данная во всех ощущениях разом, другими словами – поэзия. Звук, цвет, вкус этих строк оглушали.

Традиционными русскими стихами входили в русскую литературу дотоле неведомые мироощущения другогих народов, полные тайны, чувственности, трагизма. Гелескул установил тот камертон, к которому вольно и невольно прислушивались следующие переводчики. Он поднял переводческое дело на невероятную высоту.

Переводчики поэзии обычно сами пишут стихи – это общеизвестно. Гелескул не писал. Однако то, что он делал, – всегда поэзия. Гоголь говорил, что перевод должен быть как прозрачное стекло – таким чистым, словно его и нет вовсе. Гелескул всегда делал именно так и, тем не менее, его голос всегда узнаваем. И в этом тоже заключается своя тайна...

Были в русской поэзии великие поэты, подвизавшиеся (когда удачно, а когда – не слишком) на переводческой ниве. Были поэты скромные, чьими высшими свершениями стали переводы. Были и есть незаурядные мастера, стараниями которых публика получала и получает адекватное представление об иноязычных стихах и прозе. Но гений, полностью посвятивший себя воссозданию «чужого» слова, был только один – Анатолий Гелескул.

(no subject)

Я по первому снегу бреду. 
В сердце ландыши вспыхнувших сил. 
Вечер синею свечкой звезду 
Над дорогой моей засветил. 

Я не знаю- то свет или мрак? 
В чаще ветер поет иль петух? 
Может, вместо зимы на полях, 
Это лебеди сели на луг. 

Хороша ты, о белая гладь! 
Греет кровь мою легкий мороз. 
Так и хочется к телу прижать 
Обнаженные груди берез. 

О лесная, дремучая муть! 
О веселье оснеженных нив! 
Так и хочется руки сомкнуть 
Над древесными бедрами ив.

(1917, С.Есенин)

Ноябрь


На белом снеге оттиск лапок 
Медлительных гусиных стад, 
И звонче голос нежных маток 
И смех косматых жеребят. 

За сетью снежной паутины 
Зимующий темнеет стог. 
И, как старухи, горбят спины 
Деревья вдоль больших дорог. 


Сергей Есенин 

(no subject)

С. Есенин, А. Б. Гатов, А. Мариенгоф, Ф. А. Шерешевская, Э. Кроткий, Е. Я. Стырская, А. М. Сахаров. 1920 г., апрель. Харьков.


Поэт и переводчик Александр Борисович Гатов родился 26 ноября 1899 года в Харькове в семье служащих. Окончил в 1917 г. гимназию и поступил на юридический факультет Харьковского университета, но затем перешел в Харьковский институт народного хозяйства, который закончил в 1922 г.

Первые стихи опубликовал в 1916 г. В 1918 г. в Петрограде издал поэтический сборник «Барельефы из воска», замеченный критикой. В 20-е годы в Харькове заведовал издательским отделом Наркомтруда, познакомился с С.Есениным.

«Начало нашего знакомства относится к 1920 году, - вспоминал А. Гатов. – Я жил в Харькове. Сергей Александрович несколько раз там бывал в 1920-1921 годах, а я часто приезжал в Москву. Мне довелось выступать вместе с Есениным в Харькове и Москве. Нечего говорить, что успех распределялся неравномерно…» О встречах с Есениным А.Гатов рассказал в воспоминаниях «Так было».

http://esenin.ru/vospominaniya/gatov-a-b-tak-bilo.html

(no subject)

Маленький томик Ахматовой
Ласков и просто красив.
Старый, но милый мотив -
В мире влюбленности матовой.
Нежное кружево фраз,
Ласка задумчивых глаз -
Маленький томик Ахматовой!

1915
А. Б. Гатов

Я листала томик Ахматовой...

Я листала томик Ахматовой,
Отпивая её стихи,
Их настой остро-горько-матовый
Благородной хмельной тоски.

И сбиваясь с горячих строк её
На жестокий, на нежный миг,
Я взлетала, и я срывалась, всё
Вспоминая... и вздох, как крик.

Вот её любовь, вот моя любовь:
Так похож звенящий узор,
Так же хмуро её мечтала бровь,
Так же в сумрак вливался взор.

Я повержена, но бесправная,
Возвеличенная царю
И слова, как яства отравные,
Я то слышу, то говорю.

Ожидание... Откровение...
Обретение... что со мной?
Я из лёгкого поколения,
Мне не стать никогда земной...

http://termitnik.dp.ua/author/nanny/
18-20 июля 1993 г.

26 ноября — международный День сапожника

Сапожник

Кузьма Иванович - сапожник ласковый.
Он сапоги фасонные тачает.
А черный молоток его, как ласточка,
хвостом своим раздвоенным качает.

Он занят целый день поклонами,
тот молоток. Он по подметкам метит.
А к вечеру - все гвоздики поклеваны,
все сапоги починены на свете.

Я слышу рассуждения домашние,
когда над головою свет потухнет:
кто носит сапоги - пускай донашивает...
А сам Кузьма Иваныч носит туфли.

Постукивает под крыльцом, позевывает
и постепенно понимает вроде,
что ну их к черту, сапоги кирзовые...
А сапоги фасонные не в моде.

Кузьма Иванович, ступай на пенсию:
есть фабрики - военных обошьют.
Но пусть война останется за песнею.
А ласточке твоей пора на юг.

Она хвостом своим качнет раздвоенным,
из рук твоих натруженных рванется
и полетит над грозами, над войнами...
А ты сиди и жди. Она вернется.

1958

Булат Окуджава

Когда выпадет снег...

«Когда выпадет снег», — ты сказал и коснулся тревожно
моих губ, заглушив поцелуем слова.
Значит, счастье — не сон. Оно — здесь! Оно будет возможно,
когда выпадет снег.

Когда выпадет снег! А пока пусть во взоре томящем
затаится, замолкнет ненужный порыв!
Мой любимый! Все будет жемчужно блестящим,
когда выпадет снег.

Когда выпадет снег и как будто опустятся ниже
голубые края голубых облаков, —
и я стану тебе, может быть, и дороже и ближе,
когда выпадет снег.

1907
Париж

Черубина де Габриак