November 22nd, 2013

(no subject)

* * *

Допустим, ты лирический герой –
Тогда уж, будь любезен, соответствуй
Зимы непроходимому эстетству,
Деревьям с покореженной корой...

Прикрой снегами вечный свой раздрай
И ржавчину осеннего распада –
До черточки собою предугадан,
Все лишнее бестрепетно стирай.

Воздав хвалу беспамятству зимы,
Рисуй на окнах изморозью белой,
Пускай дымки из труб осоловело,
Стели себя под ноги горемык
То льдом, то серой кашею из слез,
То белизной нетронутой ночною. 
Задерни непрозрачной пеленою
Небесный ярко-синий купорос...

Конечно, ты лирический герой,
Живешь согласно выбранной легенде –
Но так и тянет дать хороший пендель
Тебе, такому томному, порой!
И усадить, замерзшего, к огню,
И в руки дать дымящегося чаю...

Но я в тебе тебя не различаю.
А различив – наверно, прогоню...

Анна Полетаева

(no subject)

А это никому я не доверю 
А это напоследок затаю: 
Тихонько на рассвете скрипнут двери — 
И я узнаю мордочку твою. 
И голос, 
голос, 
лай твой сипловатый, И лапы, 
лапы, 
в крапинку, 
в рассвет… 
Сентиментальность — милая собака 
— Опять напала на забытый след. 
И вижу я себя, Зари полоску. Ах, время, 
время, 
Ты со мной дружи! Но забивай, 
Как гвоздь по шляпку в доску, 
Сентиментальность в глубь моей души. 
Метни на дальность 
Мячик или палку, — 
Я побегу, 
Пускай и недолет,.. 
Сентиментальность — 
Верная собака — 
Опять по следу старому ведет. 
Опять туда, 
В затерянное детство, 
Где встану, грустный, посреди двора, 
Забыв слова свои по ходу действа, Поскольку детство — жизнь, А не игра. 
И не признают там меня… Однако 
Зачем всю душу — нараспашку — 
Вот? 
Сентиментальность — 
Глупая собака — 
Опять чужому лапу подает. 
Как будто бы чужой поймет, 
Как близкий. 
А близкий отвернется, 
Как чужой. 
Сентиментальность, 
Твой последний выстрел 
По-прежнему остался за тобой… 
И я не предаю тебя забвенью, А снова слышу твой далекий лай. 
Но скрипнет дверь, И никого за дверью.., 
Прощай, собака. 

Милая, прощай!


Анатолий Поперечный


(no subject)


«Поля ждут снега...» 

Поля ждут снега, Сны — сожженья, 
И, самым милым дорожа, 
Ни суеты, ни сожаленья. 
А очищенья ждет душа. 
Чтоб, 
Ввечеру нам наметелив 
Сугроб гусиного пера, 
К рассвету— 
Набело, 
Ни тени,— 
Легко легли ее поля. 
Душа, 
Безбрежна, 
Безмятежна, 
Раскинулась во все концы, 
И только тихо, 
Только нежно 

Звенят все те же бубенцы. 
И вне ее пределов 
Где-то 
Остались топь, и темь, 
и жуть, 
И неоправданная дерзость, И неосознанная суть, 
Все, 
Что врала судьба-вещунья... 
О пусть, 
От счастия дрожа, 
В ночь торжества и новолунья 
Твоя возвысится душа! 
До новых 
Светлых откровений, 
До взятых заново высот... 
И это будет как прозренье, 
Как свет, Пролившийся из сот. 


Анатолий Поперечный

Изысканно-волшебные цветы


***

Возьми цветную кисть,
К бумаге только
Мгновенно прикоснись
Движеньем тонким.
По влажной белизне
Прозрачной синью
Пусти волну к волне
Размытых линий.
Теперь цветок живой -
Прохладный ирис,
Воскресно-голубой,
И солнца примесь.
Бутоны, лепестки,
Стеблей извивы -
Взволнованны, легки
Твои мотивы.

Ирина Бывшева

***

Я в кипарисовом саду пряла, одна,
следя за пряжею, - её с веретена
вздымал и уносил полдневный бриз игривый;
а после шла к пруду, оплаканному ивой,
ступая медленно, пока меня жасмин
не останавливал, и ирис рядом с ним,
волшебный ирис цвёл под лягушачьей стражей.
Мне каждый кипарис казался прялкой с пряжей,
и мирозданьем - сад, в котором боль и страсть
даны мне, чтобы жизнь из этой пряжи прясть.

Гийом Аполлинер

***

Ирисы есть садовые,
Ирисы есть лиловые —
Эти растут в почёте.
А жёлтые ирисы выросли
В диком местечке,
в сырости,
Только что не в болоте!

Встретишь нежданно-негаданно
Прелесть такую в глуши,
И ничего-то не надо нам:
Стой.
Гляди.
Не дыши.

Екатерина Серова

***

Флоренция, ты ирис нежный;
По ком томился я один
Любовью длинной, безнадежной,
Весь день в пыли твоих Кашин?

О, сладко вспомнить безнадежность:
Мечтать и жить в твоей глуши;
Уйти в твой древний зной и в нежность
Своей стареющей души…

Но суждено нам разлучиться,
И через дальние края
Твой дымный ирис будет сниться,
Как юность ранняя моя.

А. Блок

***

Ирис тонко надломленный,
    Как амура стрела..
Вы сидели задумчиво
В  двух шагах  от стола…
Профиль,  резко очерченный,
Глубиною зеркал..
Все, что  прежде намечено,
   В пропасть снов отметал…

Светлана Макаренко - Астрикова