November 13th, 2013

Колыбельная другу

Сосны чуть качаются 
мачты корабельные. 
Бродит, озирается 
песня колыбельная. 

Во белых снежках, 
в валеных сапожках, 
шубка пестрая, 
ушки вострые: 
слышит снега шепоток, 
слышит сердца ропоток. 

Бродит песенка в лесу, 
держит лапки на весу. 
В мягких варежках она, 
в теплых, гарусных, 
и шумит над ней сосна 
черным парусом. 

Вот подкралась песня к дому, 
смотрит в комнату мою... 
Хочешь, я тебе, большому, 
хочешь, я тебе, чужому, 
колыбельную спою? 

Колыбельную... 
Корабельную... 

Тихо песенка войдет, 
ласковая, строгая, 
ушками поведет, 
варежкой потрогает, 

чтоб с отрадой ты вздохнул, 
на руке моей уснул, 
чтоб ни страшных снов, 
чтоб не стало слов, 
только снега шепоток, 
только сердца бормоток... 


1940

Ольга Берггольц

(no subject)

Художник: М.Горбань

"...Книги мудрее времени. Они оставляют в себе время, которое ушло. В них мы находим опавшие листья, которые никогда не истлеют, и свежие цветы, которые никогда не увянут. Время покорно книгам. Иногда оно жжёт их и топчет в отчаянии или злобе. Но и пепел и грязь остаются на страницах. Время уходит, а книги шелестят крыльями...

Время покорно книгам. Потому что в них встречаются те, кто не совпал во времени. В них встретится тот, кто ещё не родился, с тем, кто ушёл навсегда. Встретятся, чтобы найти друг друга для беседы... Годы наплывают на нас и мы уходим в них, оставляя за собой дела и книги. Истины и заблуждения остаются на страницах ждать собеседника, который придёт отделить плевела от зёрен."

Леонид Лиходеев "Вещи и книги"

(no subject)

Есть в светлости осенних вечеров 
Умильная, таинственная прелесть!.. 
Зловещий блеск и пестрота дерёв, 
Багряных листьев томный, легкий шелест, 
Туманная и тихая лазурь 
Над грустно-сиротеющей землею 
И, как предчувствие сходящих бурь, 
Порывистый, холодный ветр порою, 
Ущерб, изнеможенье – и на всём 
Та кроткая улыбка увяданья, 
Что в существе разумном мы зовём 
Божественной стыдливостью страданья!.. 


Таким увидел Федор Иванович Тютчев такой же осенний день 13 ноября 1866 года... 


http://tvkultura.ru/article/show/article_id/102607/brand_id/31740/type_id/2

13 ноября 1782 года родился шведский поэт Эсайас Тегнер

(Esaias Tegnér) -- крупнейший поэт Швеции.


Эсайас Тегнер – шведский поэт. Родился 13 ноября 1782 года в Чюркеруде (Швеция). В 1802 году стал выпускником Лундского университета. Там же занял место доцента по эстетике, а чуть позже и профессора греческого языка.
Первые его стихи были написаны в стиле классицизма. Популярность к нему пришла вместе с публикациями его юношеских поэм «Швеция» и «Боевая песнь сконского ополчения». Сюжеты поэм были навеяны событиями русско-шведской войны.
В 1812 году Эсайас Тегнер вступил в один из литературных кружков шведских романтиков под названием «Готский союз». В это же время он принимает участие в издании журнала «Идуна», где публикует большое количество своих стихотворений на темы древнескандинавской мифологии.
Наивысшей степенью проявления гениального творчества считаются: идиллия в гекзаметрах «Первое причастие» 1820 года, роман «Аксель» 1822 года и известная поэма «Сага о Фритьофе» 1825 года. Данная поэма выделялась своим богатством поэтических средств и форм.
«Сага о Фритьофе» переведена практически на все европейские языки, а одних только английский переводов было сделано более 20-и.


Память и надежда

Память да надежду хвалит свет,
Только в них обеих толку мало:
Ведь того, на что надеюсь, нет,
То, что вспоминаю, миновало.

Наилучший совет

Можно многим поступаться,
Только сам спасай свою судьбу.
Как постелешь, так тебе и спаться
Будет даже и в гробу.

(no subject)

Князь Федор Николаевич Касаткин-Ростовский [1(13).XI.1875 – 22.VII.1940)

Получил известность как поэт, драматург и переводчик. Выпускник Пажеского корпуса, он служил в лейб-гвардии Семёновском полку, в 1917 г. вышел в отставку в чине полковника.

После убийства большевиками его матери и сестры вступил в Добровольческую армию. После поражения Белого движения - в эмиграции во Франции.

В старости и в нищете и одиночестве поэт мечтал о том, что в Америке его друзьям и почитателям его таланта удастся выпустить его книгу...




Бывало выйдешь в сад…Покоем и простором,
За тенью темных липовых аллей,
Охватит даль реки, село за косогором
И ширь безбрежная полей…
От запаха цветов, посаженных у дома,
От старого угла, ушедших детских дум,
Потянет в ширь полей, где близко так знакома
И каждая межа и каждый звук и шум…

Вычитанные страны

Вкруг лампы за большим столом
Садятся наши вечерком.
Поют, читают, говорят,
Но не шумят и не шалят.

Тогда, сжимая карабин,
Лишь я во тьме крадусь один
Тропинкой тесной и глухой
Между диваном и стеной.

Меня никто не видит там,
Ложусь я в тихий мой вигвам.
Объятый тьмой и тишиной,
Я - в мире книг, прочтенных мной.

Здесь есть леса и цепи гор,
Сиянье звезд, пустынь простор -
И львы к ручью на водопой
Идут рычащею толпой.

Вкруг лампы люди - ну точь-в-точь
Как лагерь, свет струящий в ночь,
А я - индейский следопыт -
Крадусь неслышно, тьмой сокрыт...

Но няня уж идет за мной.
Чрез океан плыву домой,
Печально глядя сквозь туман
На берег вычитанных стран.


Автор Стивенсон Роберт Льюис,
литературный перевод Владислава Ходасевича

13 ноября родился Роберт Льюис Стивенсон

Роберт Льюис Стивенсон родился в Эдинбурге в 1850 году. Выпускник юридического факультета Эдинбургского университета много провел в морских путешествиях, а в 40 лет навсегда обосновался на Самоа – южных островах Тихого океана и приобрел на острове Уполу 400 акров (1,6 км) земли. Мировую славу писателю принес роман «Остров сокровищ», которому 2013 году исполнилось 130 лет. В России было несколько экранизаций приключенческих романов Стивенса: «Остров сокровищ», «Странная история мистера Джекила и мистера Хайда» и «Приключения принца Флоризеля», созданные по книгам «Клуб самоубийц» и «Алмаз Раджи».


Семь лучших экранизаций романа «Остров сокровищ»
http://www.moscvichka.ru/moscvichka/2013/11/12/sem-luchshih-ekranizatsij-romana-ostrov-sokrovishch-6512.html


Роберт Льюис Стивенсон Жизнь в фотографиях    

http://humus.livejournal.com/1904339.html

(no subject)

Это пестрая лента, вы видите, Ватсон?
Это медные буки, вы знаете, Холмс?..
Миссис Хадсон потом будет долго смеяться
этим сказкам, где вы воевали вдвоем 
с целым миром прекрасных и страшных загадок –
и заварит свой лучший жасминовый чай.
Лепестки его выпадут в терпкий осадок,
и забытая скрипка коснется плеча –
не давая забыть, что есть вещи помимо
леденящего воя и топких болот... 
Что одна только музыка непобедима –
остальное пройдет, непременно пройдет...

(no subject)

Гордость Англии, талантливейший поэт и красавец Джордж Ноэль Гордон Байрон разбил сердце не одной прекрасной даме. О его любовных похождениях складывали легенды. Никто не может точно сказать, сколько женщин было в его короткой, но чрезвычайно насыщенной жизни. Мэри Дефф, Маргарита Паркер, Мэри Хэворт, Мэй Грэй, Анабелла Мильбанк, Марианна Сегати, Тереза Гвиччиоли и даже собственная сестра по отцу - Августа Байрон. В этот далеко не полный список любовниц гордого и надменного поэта, входила и она...

Леди Каролина Лэм...
13 ноября 1785 — 26 января 1828

Леди Каро, как ее называли в свете, молодая жена графа Мельбурна Вильяма Лэма и хозяйка одного из лучших лондонских салонов, женщина яркая, импульсивная, обладающая не только удивительной красотой, но и умом, она влюбилась в Байрона с первого взгляда. Сразу же после знакомства с ним она записала в дневнике:»Это прекрасное бледное лицо - моя судьба».

Безумная страсть, овладевшая Каролиной, потрясла всё высшее общество. Утопив в грязи собственное имя, поставив под угрозу карьеру мужа - пэра и сенатора Англии, оставаясь безучастной к мольбам матери и сестёр, леди Каро отдалась своей греховной любви и была готова окончательно уйти из семьи, когда лорд Байрон внезапно охладел к ней. Впрочем, пресыщение наступило очень скоро, и хрупкое счастье падшей в глазах света женщины разбилось вдребезги.


Однажды, зайдя к Байрону и не застав его дома, Каролина написала на первой странице лежавшей на столе книги : Remember Me! Байрон, возвратясь, тут же написал внизу два четверостишия:

Забыть тебя! Забыть тебя!
Пусть в огненном потоке лет
Позор преследует тебя,
Томит раскаяния бред!

И мне, и мужу своему
Ты будешь памятна вдвойне:
Была ты неверна ему,
И демоном была ты мне.

(перевод В. Иванова)

Она резала руки в кровь и несколько раз пыталась покончить с собой. Она написала роман «Гленарвон», в котором вылила весь свой гнев и предрекла Байрону ужасную гибель. В конце жизни Каро совершенно лишилась рассудка. Часами в своей комнате она разговаривала с призраком Байрона, плача, проклиная и уверяя в вечной любви.

Каролина Лэм пережила Байрона на 4 года. Измученная тяжёлой болезнью, она умерла в 42 года на руках мужа, который продолжал любить ее, несмотря ни на что...

Байрон

Не только тех он понял сущность стран,
Где он искал — вселенец — Человека,
Не только своего не принял века, —
Всех, — требовательный, как Дон-Жуан.

Британец, сам клеймящий англичан,
За грека биться, презирая грека,
Решил, поняв, что наилучший лекарь
От жизни — смерть, и стал на грани ран.

Среди аристократок и торговок
Искал внутри хорошеньких головок
Того, что делает людей людьми.

Но женщины для песнопевца воли
Объединились вплоть до Гвиччиоли
В угрозу леди Лэмб: "Remember me"*.


Игорь Северянин  "Медальоны"

http://severyanin.narod.ru/Medalion/6.htm

(no subject)

Джоаккино Россини - великий итальянский композитор, создатель многочисленных опер и удивительно ярких и красивых мелодий, блестящий собеседник и острослов, жизнелюб и донжуан, гурман и кулинар.


«Упоительный», «сладчайший», «пленительный», «утешительный», «солнечный»... Какими только эпитетами не награждали Россини его современники. Под обаянием его музыки находились самые просвещенные люди разных времен и народов. Александр Пушкин писал в «Евгении Онегине»:

Но уж темнеет вечер синий,
Пора нам в Оперу скорей:
Там упоительный Россини,
Европы баловень — Орфей.
Не внемля критике суровой,
Он вечно тот же, вечно новый,
Он звуки льет — они кипят,
Они текут, они горят,
Как поцелуи молодые,
Все в неге, в пламене любви,
Как закипевшего аи
Струя и брызги золотые…

(no subject)

В саду - осенняя разруха
и бесприютность холодов.
Не для придирчивого слуха
простая музыка ветров

и песни стаи перелётной -
на тонкой ветке проводов
нанизаны линейкой нотной
без слов. Практически без слов.

Подозревая перемену
погоды, времени, судьбы
мы сами поддаёмся тлену,
сдаёмся тихо, без борьбы.

А небо раздувает щёки:
то ветра вой, то птичий крик,
то монохром зимы далёкий,
то алым заревом возник

закат. А вслед за ним возникла
дождя бессонного стена,
укрыла нас, как шлем Перикла,
или младенца - пелена.

В туманном коконе случайном
сокрыты влажной пеленой,
мы заняты рецептом чайным
и не считаемся с ценой.

А чай, заваренный, как надо,
даёт нам силы в этот час
осенне-зимнего распада
понять, что вместе держит нас.


© Copyright: Юлия Ви Комарова, 2013



Ноябрь, при всей его серости, слякости и тоскливости, прекрасный месяц и очень хорошая пора: наступает спокойствие.... уже ничего не ждешь от уходящего года, потому что природа и сама отдыхает от прошедшего весеннего буйства зелени, от утомительного летнего зноя и яркого разноцветья листопада....  некуда больше спешить и нечего больше ждать.  Ноябрь - прекрасное время года, когда под тихий шелест дождя за окном можно просто сидеть дома с чашкой горячего чая, укутавшись в теплый плед, и думать о чем-то хорошем и приятном...
Да, забыла добавить: желаю вам пить чай вдвоем, чтобы было теплее и уютнее....

(no subject)

Без обещаний
жизнь печальней
дождливой ночи без огня.
Так не жалей же обещаний,
не бойся обмануть меня.
Так много огорчений разных
и повседневной суеты...
Не бойся слов —
прекрасных, праздных,
недолговечных, как цветы.
Сердца людские так им рады,
мир так без них пустынно тих...
И разве нет в них высшей правды
на краткий срок цветенья их?

Вероника Тушнова

(no subject)

Вот затихает, затихает 
и в сумерки ютится день. 
Я шепотом перебираю 
названья дальних деревень. 

Ты вечереешь, Заручевье, 
и не смутит твоих огней 
на дикой улице кочевье 
пугливых молодых коней... 

Ты знаешь, что за тёмным полем 
стоит старинный, смуглый Бор 
и звёздным заводям Заполек 
вручает прясла и забор... 

Крепки в Неронове уставы 
старообрядческих годов, 
и скобки древние у ставен, 
и винный запах у садов. 

А заповедные кладбища 
шмурыгой-лесом занесло, 
и соглядатай не разыщет 
и не прочтет заветных слов. 

Ты вечереешь, Заручевье, 
грибами пахнет по дворам... 
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
А ты? Не знаю, где ты, чей ты 
и кто с тобой по вечерам... 


Ольга Берггольц

(no subject)

Ну, вот и все... Пора, окончен бал.
Спасибо всем, кто был и танцевал,
Кто натирал паркет и плавил свечи.
Спасибо флейтам, скрипкам и альтам,
Портным – за туалеты милых дам...
И времени – за то, что бал не вечен.

Все были и прекрасны, и добры –
Учитывая правила игры
И явный недостаток стен и крыши...
Зато сиял фонарь над головой,
Изменчивый – а стало быть, живой –
Свидетельством, что есть миры и выше.

Спасибо тем, кто вместе был и врозь,
За то, что здесь сбылось и не сбылось.
Уходит ночь – и мне пора за нею...
И если не хватала с неба звезд,
Виной тому не слабость и не рост –
А просто звезды нА небе нужнее.

Анна Полетаева

(no subject)


Маргарита Лонг (1874 - 1966)

В раннем детстве девочка просыпалась под звуки фортепиано. Это ее отец, поклонник философа Монтеня, следовал совету философа воспитывать в детях чувство прекрасного, будя их звуками клавира.

Музыка вызывала у девочки чувство нежности и сострадания. «Услышав звуки фортепьяно, я бежала плача к часто болевшей матери: — Мама, я не хочу, чтобы ты умерла».

Обучала ее сестра, Клэр Лонг, которая была старше на восемь лет.

Маргарита была непоседлива, но сестра оказалась требовательным педагогом. В десятилетнем возрасте Лонг получила Почетную премию консернатории Нима.

Несмотря на успех, решение о профессии музыканта для Маргариты и семье принято не было. На ее счастье, инспектировать Нимскую консерваторию приехал из Парижа Теодор Дюбуа.

Для инспектора устроили показ лучших молодых музыкантов. Услышав Лонг, Дюбуа сказал: «Она будет большой пианисткой». В тот же день он навестил родителей Маргариты для переговоров. А осенью девочку отправили в Париж, где она блестяще выдержала приемные экзамены в консерваторию.

В 1906 году Маргарита Лонг вышла замуж за Жозефа де Марлиафа, офицера французской армии.
Она счастлива в браке.

12 августа 1914 года Марлиаф уехал на фронт и погиб.

Три года Лонг не подходила к роялю. Ее состояние все больше внушало тревогу ее друзьям. Лонг подумывала о самоубийстве. Помощь пришла от Шевийяра. Он настоял, чтобы Лонг выступила на концерте для солдат. Композитор же Роже Дюкас написал специально для нее два очень трудных этюда, которые в мае 1917 года Лонг согласилась сыграть в Обществе независимой музыки.

Тогда вновь собрались вместе оставшиеся в живых парижские музыканты: Дебюсси, Флоран Шмитт, Равель...

Лонг вспоминала: «Дебюсси ожидал меня у выхода из зала: «Я хочу прикоснуться к вашим рукам». А его жена Эмма Дебюсси тотчас же предложила встретиться: «Вы придете к нам завтра обедать». И ушла, не ожидая ответа.


В 1940 году, когда в Париж вошли фашисты, Лонг, не желая сотрудничать с оккупантами, вышла из состава педагогов консерватории. Позднее она создала собственную школу, где продолжала готовить пианистов.

http://oiskusstve.ru/velikije-muzikanti/2129-margarita-long-1874-1966.html