November 10th, 2013

(no subject)

Когда давно забытое названье
Расшевелит во мне, внезапно, вновь,
Уже давно затихшее страданье,
Давным-давно погибшую любовь, –
 
Мне стыдно, что так медленно живу я,
Что этот хлам хранит душа моя,
Что ни слезы, ни даже поцелуя –
Что ничего не забываю я.
 
Мне стыдно, да; а там мне грустно станет,
И неужель подумать я могу,
Что жизнь меня теперь уж не обманет,
Что до конца я сердце сберегу?
 
Что вправе я отринуть горделиво
Все прежние, все детские мечты,
Все, что в душе цветет так боязливо,
Как первые, весенние цветы?
 
И грустно мне, что то воспоминанье
Я был готов презреть и осмеять...
Я повторю знакомое названье –
В былое весь я погружен опять.

И.С.Тургенев 

1843

(no subject)

Елена Юшина Немного солнца

Какие виды на меня
Имеет жизнь, какие планы
У этой солнечной поляны,
У ослепительного дня?

А, может, надо о себе
Напомнить как-то белу свету,
Не то совсем не вставят в смету,
Забудут о моей судьбе?


***
Попробуй «через не могу»
Счастливой быть, любить попробуй
Сень золотую высшей пробы,
Тень от неё на берегу
И день, когда ни золотой
Листвы танцующей, ни света,
Когда и тени даже нету
От золотистой кроны той.

Лариса Миллер 2013

(no subject)

Я тебя не вспоминаю,
Для чего мне вспоминать?
Это только то, что знаю,
Только то, что можно знать.

Край земли. Полоска дыма
Тянет в небо, не спеша.
Одинока, нелюдима
Вьётся ласточкой душа.

Край земли. За синим краем
Вечности пустая гладь.
То, чего мы не узнаем,
То, чего не нужно знать.

Если я скажу, что знаю,
Ты поверишь. Я солгу.
Я тебя не вспоминаю,
Не хочу и не могу.

Но люблю тебя, как прежде,
Может быть, ещё нежней,
Бессердечней, безнадежней
В пустоте, в тумане дней.

Георгий Иванов

(no subject)

Ты на небе облачко нежное,
ты пена прозрачная на море,
ты тень от мимозы на мраморе,
ты эхо души неизбежное...
И песня звенит безначальная.
Зову ли тебя -- откликаешься,
ищу ли -- молчишь и скрываешься,
найду ли? Не знаю, о Дальняя.

Ты сон навеваешь таинственный.
Взволнован я ночью туманною,
живу я мечтой несказанною,
дышу я любовью единственной.
И счастье мне грезится дальнее,
и снится мне встреча блаженная,
и песня звенит вдохновенная,
свиваясь в кольцо обручальное.


10 ноября 1918, Крым, Владимир Набоков


 Стихам этим – 95 лет!

(no subject)


Слушая его, казалось, будто ходишь между небесными звездами и земными цветами.
                                (Каролина фон Ленгефельд)

Фридрих Шиллер  (10 ноября 1759 — 9 мая 1805)  - великий немецкий поэт, философ, историк, драматург. Его пьесы до сих пор ставятся по всему миру, а Веймарский театр, основанный Шиллером вместе с Гёте, стал ведущим театром Германии; его философские работы вдохновляли величайших мыслителей; к его стихам сочиняли музыку знаменитые композиторы, достаточно упомянуть легендарную оду Шиллера К радости, музыку к которой написал Людвиг ван Бетховен.

Надежда

Надеются люди, мечтают весь век
Судьбу покорить роковую,
И хочет поставить себе человек
Цель счастия — цель золотую.
За днями несчастий дни счастья идут;
А люди всё лучшего, лучшего ждут.

Надежда ведёт на путь жизни людей;
Дитя уже ей веселится,
Манит она юношу блеском лучей
И с старцем во гроб не ложится:
Пусть нас утомленье в могилу сведёт —
Надежда для нас и за гробом цветёт.

Нет, нет! не пустым, но безумным мечтам
Мы дух предаём с колыбели,
Недаром твердит сердце вещее нам:
Для высшей мы созданы цели!
Что внутренний голос нам внятно твердит,
То нам неизменной судьбою горит.

(перевод Афанасий Фет)

(no subject)


Когда Льва Толстого спрашивали, где он отыскал Наташу, он шутливо отвечал: «Я взял Таню, перетолок ее с Соней и получилась Наташа!».Известно, что он просил художника М.С. Башилова, создававшего первые иллюстрации к "Войне и миру": «Нельзя ли Наташе придать тип Танечки Берс?»

Татьяна Андреевна Кузминская (Берс)...
Писательница и мемуаристка.
10 ноября(29 октября) 1846 - 5 января 1925

Женщина яркой артистической натуры, она обладала прекрасным голосом, литературным и музыкальным дарованиями, вызывавшими восхищение у близко знавших её:
.
Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали
Лучи у наших ног в гостиной без огней
Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали,
Как и сердца у нас за песнию твоей.

Ты пела до зари, в слезах изнемогая,
Что ты одна - любовь, что нет любви иной,
И так хотелось жить, чтоб, звуки не роняя,
Тебя любить, обнять и плакать над тобой.

И много лет прошло, томительных и скучных,
И вот в тиши ночной твой голос слышу вновь,
И веет, как тогда, во вздохах этих звучных,
Что ты одна - вся жизнь, что ты одна - любовь.

Что нет обид судьбы и сердца жгучей муки,
А жизни нет конца, и цели нет иной,
Как только веровать в рыдающие звуки,
Тебя любить, обнять и плакать над тобой!
(А. Фет, «Т. А. Кузминской»)

Дочери гоф-медика Андрея Евстафьевича Берса прославили его семью тем, что старшая Соня стала женой Льва Николаевича Толстого, а младшая Таня вдохновила писателя на создание образа Наташи Ростовой.

На Льва Николаевича оказало сильное влияние то обстоятельство, что Татьяна Берс была большой любовью в жизни его брата, Сергея, которого великий классик боготворил. Сама Танечка, светящаяся внутренним счастьем и искренностью, одолеваемая желанием любить и быть любимой, была прелестным юным созданием. Великий писатель не устоял перед ее очарованием и в его сознании постепенно создавался образ Наташи Ростовой, которая во всем походила на Татьяну. Та же естественность манер, неосмотрительность и ошибки в произношении французского, которые были характерны для Тани Берс, присущи и героине знаменитого романа.
Но жизнь внесла свои коррективы. После знакомства, тридцатишестилетний Сергей Толстой и Танечка, которой едва исполнилось шестнадцать, без памяти влюбились друг в друга, но по молодости невесты пожениться сразу они не могли. А когда через год подошел срок, и уже заканчивались все приготовления к свадьбе, неожиданно выяснилось, что Сергей не такой уж и благопристойный жених, и уже несколько лет сожительствует с цыганкой Машей и прижил с ней кучу детей. Гордая Татьяна не смогла простить жениху даже не настолько саму измену, как его метания между ней и своей пассией. Она уехала в Москву и довольно тяжело переживала разлуку с Сергеем Николаевичем. Не выдержав душевных мук, Таня однажды приняла яд. От смертельного исхода ее спас давнишний поклонник, по уши влюбленный в красавицу Берс, Александр Кузминский. Он пришел в тот момент, когда несчастная девочка приняла яд, и его визит вернул Тане жизнь, она начала выздоравливать и оживать.

Берс вернулась в Ясную Поляну через год, и снова встретила Сергея Николаевича, и снова все закружилось, как безумная карусель. И вдруг на пике этого сумасшедшего чувства, Сергей неожиданно сбежал из имения и написал брату, что не может разорвать прежнюю связь. Лев Толстой показал письмо Танечке, но она на удивление стойко перенесла такой удар судьбы. Ее страдания писатель отразил в переживаниях Наташи Ростовой: у обеих сердечная рана «заживала изнутри», они заново учились улыбаться и петь. Александр Кузминский не отходил от Тани ни на шаг и в 1867 году они поженились.

У Татьяны Андреевны Кузминской были непростые отношения с мужем, в которые вплетались не угасшие чувства к Сергею. Но она была сильной женщиной. Толстой показал в замужней Наташе идеальную мать семейства, которая бросила «все свои очарования». В отличие от нее, яркая и независимая Татьяна продолжала жить своей жизнью, она была одной из тех женщин, с которыми Лев Толстой мог спорить и позволял им отстаивать свою точку зрения.

Татьяна Кузьминская все время вынуждена была соперничать с Наташей Ростовой, но она одержала над ней победу и главным призом была сама жизнь.


Наташа Ростова сошла со страниц «Войны и мира» и написала воспоминания:
«Моя жизнь дома и в Ясной Поляне». Т. А. Кузминская

Воспоминанье о скрипке

Откуда-то из детства
бумажным корабликом,
запахом хвойной ветки,
рядом со словом полька
или фольга,
вдруг выплывает
странное это слово,
шершавое и смолистое -
канифоль.
Бумажный кораблик,
елочная игрушка
скрипочка,
скрипка.
Шумные инструменты моего детства -
деревянные ложки,
бутылки,
а также гребенки,
обернутые папиросной бумагой -
это называлось тогда
шумовым оркестром
и были там свои гении и таланты,
извлекавшие из всего этого
звуки,
потрясавшие наши сердца.
Я играл на бутылках,
на деревянных ложках,
я был барабанщиком
в нашем отряде,
но откуда
это воспоминанье о скрипке,
это шершавое
ощущенье смычка,
это воспоминанье
о чем-то,
что не случилось?

Юрий Левитанский
1979

Алина Кудряшева - Амели в современной русской поэзии

Алина(Аля)Кудря́шева (10 ноября 1987(19871110), Санкт-Петербург, полное имя — Алина Кирилловна Кудряшева) —   русская поэтесса из Санкт-Петербурга, завоевавшая популярность в интернет-сообществе (её живой журнал — один из самых посещаемых в рунете). Лауреат фестиваля «Второй Канал-2005», двукратная победительница конкурсов молодых поэтов Санкт-Петербурга «ПОЭТому» (2006, 2007 года). Автор книги стихов. Пишет под псевдонимами Аля Кудряшева и Изюбрь.

Необычные стихи. Объемные, интересные.

Есть люди, которые пишут такое прозрачное,
как горное озеро с узкими берегами.
Они сочиняют его и тут же прячут,
чтобы никто, не дай бог, не топтал ногами,
оно настолько тонкое , незаметное,
как платье у короля, только настоящее,
залётное, неземное, за-летнее,
чем-то насквозь заоблачным нас поящее. 
Есть женщины, которые выглядят столь прекрасными,
что даже стыдно дышать с ними тем же воздухом,
они на тебя посмотрят - ну только раз, на миг -
и можно счастливым сдохнуть, и каждый, вот, сдыхал,
они такие легкие, незнакомые,
одновременно слабенькие и сильные
- вот кажется только что ведь поил молоком ее,
кормил с ладошки дольками апельсинными,
она смеялась, думала что-то важное спросила
что-то типа: "посуду вымыл ведь?",
потом взглянула нежно глазами влажными -
и ты от счастья слова не можешь вымолвить.   
  Есть время - оно для каждого очень разное,
когда становишься частью чего-то общего,
допустим где-то на громком звенящем празднике
а может, в ночь пробираясь по лесу ощупью,
твои движенья становятся слишком плавными,
и руки неловко застыли, мелодий полные,
и значит, здесь твоя нота одна, но главная,
сыграй ее, ну, пожалуйста, так чтоб поняли.
Есть тот, у которого с нами одни лишь хлопоты,
одни заботы, бессонницы и лишения,
ему и так тяжело, он сжимает лоб,
а ты и я глядим и ждем какого-то утешения,
и ждем дороги правильной и единственной,
так, чтоб пойти и выйти куда захочется.
Стоит - замучен, тощ совсем, неказист - спиной,
наверно, стонет - когда же всё это кончится.
А что поделать - сам ведь всё это выдумал,
копайся теперь в их обидах, изменах, ревности,
он оглянулся и извинился – выйду мол,
вернусь и отвечу каждому по потребностям. 
Сидит на крыльце и смотрит с испугом на руки -
зачем всё это, оно ж никому не нравится,
а небо уже над ним разожгло фонарики,
и дышит холодом- ох, артрит разыграется.
А в доме пахнет лекарством, горелой кашею,
болит висок и сердце стучит всё глуше и...
и он опускает голову, нервно кашляет
и хрипловатым голосом: "Я вас слушаю..."


http://oleggal.livejournal.com/16978.html

(no subject)

Старинные вещи, старинные фото,
Вы столько храните тепла и забот,
Ах, выбросить вас! -да мешает нам что-то,
А время незримо ведёт свой отсчёт.

Вдруг болью внезапною вспыхнет украдкой:
Засохший цветок в старой синей тетрадке,
И запах сирени, и горечь полыни,
Гряда облаков в небесах тёмно-синих.

Теперь же хранятся в шкафах и комодах,
Те платья и кофты, что вышли из моды,
И шляпка с вуалью, и шаль с бахромою -
Покрылись за давностью пылью седою.

И ржавый утюг здесь глядит виновато,
Тряпичная кукла, что сшита из ваты.
В углу коромысло блестит синевою:
Ходили мы с ним к роднику за водою.

А вот паспорту с золотистой виньеткой -
И ворот рубахи застегнутый  крепко.
Значок на груди, ромбик тускло мерцает…
Что ждёт впереди? - папа просто не знает.

Старинные вещи - частицы  былого,
Мы связаны нитью незримой.И снова
В немом разговоре времён- поколений
Я, молча перед вами склоняю колени.

© Copyright: Зинаида Силкина, 2010